<<
>>

УДАЛЕНИЕ КОММУНИСТОВ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА. «ТРЕТЬЯ СИЛА»

В качестве предлога для удаления ФКП из состава правительственной коалиции было использовано голосование ее представителей против доверия правительству в связи с его отказом удовлетворить требования рабочих о повышений зарплаты.

5

мая 1947 г. в «Журналь оффисьель» за подписью президента республики Ориоля и председателя совета министров Рамадье был опубликован декрет, гласивший, что функции министров-коммуни- стов «следует считать недействительными в связи с их голосованием в Национальном собрании 4 мая 1947 г.» *. Ответственность за нарушение министерской солидарности возлагалась, таким образом, на ФКП.

Удаление коммунистов из правительства положило начало новому этапу в истории страны. ФКП была лишена возможности непосредственно участвовать в решении определенных политических вопросов, но она оставалась крупнейшей силой, с которой вынуждены были считаться правящие круги. До выборов 1951 г. компартия имела в Национальном собрании самую многочисленную группу, и коммунистические депутаты использовали парламентскую трибуну для активногр вмешательства в деятельность правительства, предлагая законопроекты и иные мероприятия в ин- терссах трудящихся, внося поправки в другие. После мая 1947 г. из рядов партии ушли попутчики, случайные элементы, люди, испугавшиеся трудностей. Но в ФКП осталось полмиллиона коммунистов, преданных до конца делу социального прогресса, мира и демократии. Ее руководители прошли большую школу политической борьбы и суровых классовых битв. Пролетариат крупнейших промышленных районов Франции — Парижского, Северного, Восточного, района Марселя и др.— отдавал свои голоса ФКП.

Коммунисты занимали руководящие посты во Всеобщей конфедерации труда, наиболее крупной профсоюзной организации рабочего класса Франции. В профсоюзы ВКТ входили рабочие ведущих отраслей промышленности — металлисты, химики, горняки, железнодорожники, персонал электрической и газовой промышленности.

Характерной особенностью Французской коммунистической партии было то, что она пользовалась значительным влиянием среди крестьянства. По переписи 1954 г., 27% самодеятельного населения страны было занято в сельском хозяйстве, причем 57% крестьянских хозяйств иладели менее 10 га земли, а 38% - от 10 до 50 га. Французское крестьянство, имевшее давние революционные традиции, привыкло видеть в левых партиях естественных защитников своей собственности и прав Коммунисты решительно поддерживали мелких и средних крестьян, испытывавших серьезные экономические трудности в связи с проникновением капитализма в деревню. Лозунг ФКП «Земля тем. кто ее обрабатывает» пользовался большой популярностью. Наиболее «красными» департаментами, где коммунисты получали наибольшее количество голосов, являлись районы с преобладанием мелких крестьянских хозяйств. Так, на парламентских выборах 1951 г. в департаменте Крёз (85,8% сельского населения) коммунисты получили 39,9% голосов, в департаменте Коррез — 40,4% 391.

Французская компартия завоевала прочные позиции в различных слоях французской интеллигенции Многие ее представители состояли в рядах компартии и принимали самое активное участие в ее деятельности. Влияние ФКП как признанного руководителя лагеря демократии во Франции было столь велико, что антикоммунизм не получил сколько-нибудь значительного распространения среди французской интеллигенции. Ее лучшая часть восприняла идеи марксизма-ленинизма, для распространения которых коммунистическая партия сделала очень много; другие, чье мировоззрение было далеким от марксизма, зачастую сотрудничали с ко.мму- нистами в борьбе за мир и демоісратшо; иные пытались найти «третий путь», избегая, однако, открытых нападок на компартию, ибо это неизбежно пело к союзу с реакцией \

В интервью английской газете «Таймс» в конце 1946 г. М. Торез подчеркнул, что для Франции на современном этапе возможны новые пути к социализму. «Во всяком случае,— заявил он,— путь каждой страны непременно имеет свои отличия.

Мы всегда считали и заявляли, что народ Франции, богатый славными традициями, сам найдет свой путь к большей демократии, прогрессу и социальной справедливости» 392. Выдпигая это важное теоретическое положение, М. Торез исходил из учета конкретных исторических фактов. Разгром фашизма — главной опоры международной реакции, изменение соотношения сил на мировой арене в пользу демократии и социализма, образование во Франции единого демократического лагеря во главе с марксистской партией рабочего класса, проведенные уже преобразования государственного строя и социальной жизни — все это создавало реальные предпосылки для продвижения страны к социализму.

Ничто не могло навести на французскую буржуазию большего ужаса, чем подобная перспектива, пусть даже отдаленная. Буржуазные партии, а вслед за ними и правые социалисты прилагали все усилия, чтобы очернить компартию в глазах народных масс, представить ее как «инородное» тело в нации. Авторы книги о французских политических партиях Четвертой республики Ж. Мальтер и П. Бенуа справедливо отмечали, что все политические партии были согласны между собой по вопросу о борьбе С ФКП 393.

Антикоммунистическими соображениями было продиктовано создание МРП. Но если она ста \а частью нового режима, а ее лидеры демагогически заявляли, что стремятся к социальным преобразованиям, то появившаяся на свет в апреле 1947 г. но инициативе де Голля партия «Объединение французского народа» (РПФ) объявила себя непримиримой противницей Четвертой республики, ее конституции, парламента, политических партий. Все авторы книг о Четвертой республике сходятся на том, что РПФ была создана для борьбы против «коммунистической опасности» 394. Но в обстановке демократического подъема и растущего рабочего движения приход к власти де Голля, известного своими авторитарными идеями, был невозможен. В этот период крупный капитал оказывал РПФ лишь временную и ограниченную поддержку, предпочитая правление «умеренных» партий 1.

Для укрепления своих пошатнувшихся позиций французская буржуазия одновременно искала помощи извне, у более сильного американского империализма.

Правящие круги Соединенных Штатов, так же как и их европейские яартнеры, проявляли серьезное беспокойство в связи с укреплением социалистической системы и ростом рабочего и коммунистического движения в странах капитализма. В обмен на предоставляемую им помощь против «коммунистической опасности» американский империализм потребовал от своих западноевропейских союзников полной координации действий как в области экономики, так и в области политики, и в первую очередь удаления коммунистов из правительства.

Важнейшей проблемой французской реакции становится раскол демократического лагеря, в первую очередь, отрыв от него социалистической партии.

Лидеры Французской социалистической партии не без колебания шли на разрыв с коммунистами, понимая всю непопулярность этого шага среди рядовых социалистов, которые плечом к плечу с коммунистами боролись против реакции в период Народного фронта и против гитлеровских оккупантов в движении Сопротивления. Однако глубоко укоренившийся реформизм и давние антикоммунистические тенденции толкали лидеров СФИО к тесному сотрудничеству с буржуазией. Именно социалистам Рамадье и Ориолю выпала нелестная честь подписать декрет об исключении коммунистов из правительства. Ж. Эльжей утверждает, что накануне этого события посол США в Париже позвонил Рамадье и «дал понять председателю совета министров, что франко-американские отношения намного улучшатся, если коммунистов не будет в правительстве» 395.

На созванном на другой день после этого события Национальном совете СФИО выявились серьезные разногласия. Значительная группировка, возглавляемая генеральным секретарем партии Ги Молле, заявив, что социа\исты не могут управлять страной без коммунистов, потребовала коллективной отставки минист- ров-социалистов. Лишь незначительным большинством (2529 мандатов против 2125) 396, которого удалось добиться не в малой степени стараниями Блюма, было решено оставить представителей партии в правительстве.

Таким образом, буржуазии удалось нанести первый удар Четвертой республике.

Новый режим, едва появившись на свет, начал свое движение вспять, ибо, даже по словам буржуазного либерального историка Фовэ, «исключение коммунистов отняло у него народную поддержку» 397. С тех пор лидеры буржуазных и мелкобуржуазных партий прилагали все усилия, чтобы повернуть новый политический режим на путь обычной буржуазной демократии.

В последующем все более очевидно проявлялось противоречие между демократическими институтами Четвертой республики и политикой правящих кругов, пытавшихся любыми средствами избавиться от необходимости учитывать влияние коммунистов. Но ФКП, будучи сильной, хорошо организованной, тесно связанной с массами партией, продолжала оставаться важным фактором политической жизни, что было гарантией успешной защиты демократических и социальных завоеваний трудящихся.

Во второй половине 40-х годов монополистический капитал еще не мог навязать стране наиболее удобный для него политический порядок; выходом было правление мелкобуржуазных партий, что позволяло, при временном сохранении демократических институтов, проводить необходимую для буржуазии политику п. Мелкая буржуазия была тогда еще очень многочисленна. Благодаря упорной борьбе рабочего класса она еще в период Народного фронта, а затем в первые послевоенные годы добилась у крупной буржуазии и государства ряда экономических уступок. Наряду с социальным законодательством, которое улучшило материальное положение всех неэксплуататорских классов, были проведены важные мероприятия в области цен, сбыта продукции, налогов, предоставления кредитов, выгодные крестьянству и мелкой городской буржуазии. Эти меры в известной степени помогли мелким собственникам сохранить свое положение рядом с крупным капиталом. В 1952 г. вышла книга видного деятеля СФИО Жюля Мока «Сопоставления», целью которой было доказать мелкому буржуа, что его позиции незыблемы. Мок писал, что в связи с повсеместным распространением электрического мотора создается «возможность возрождения мелких предприятий, которые в отдельных отраслях благодаря незначительным общим издержкам в состоянии конкурировать с крупными предприятиями» 398.

После удаления коммунистов поавительство было реорганизовано; в него вошли 12 социалистов, 6 членов МРП, 5 представителей «Объединения левых республиканцев» (радикал-социалисты) и 2 независимых. Правление коалиции «третьей силы» — социалистов, католической МРП и радикал-социалистов — продолжалось до 1951 г. Создатели концепции «третьей силы», заявляя о необходимости борьбы на два фронта — против коммунизма и против голлизма, в действительности выбрали своим единственным знаменем антикоммунизм, что и привело в конце концов к гибели Четвертой республики.

Лидеры коалиционных партий избрали основным принцииом проводимой ими политики — иммэбилизм (immobile — неподвижный). Это была тактика лавирования между разными противоречивыми интересами, тактика выжидания. На деле она означала отказ от осуществления важнейших задач, которые неумолимо ставил перед страной и народом весь ход исторического развития. Требовали срочного решения экономическая и связанная с ней социальная проблемы. Процесс восстановления французской экономики, хотя и значительно пострадавшей во время войны, уже завершился в 1948 г., когда объем промышленного производства превзошел довоенный уровень. Однако положение французской промышленности, которая накануне войны находилась в состоянии полного застоя, оставалось тяжелым. Оборудование безнадежно устарело, чувствовалась острая нехватка энергетических и сырьевых ресурсов. Развитие промышленности требовало прежде всего обновления и расширения основного капитала. Созданный при правительстве «комиссариат по плану реконструкции и модернизации» еще в начале 1946 г. представил программу послевоенного восстановления, известную под названием «плана Монне»; она была утверждена в январе .947 г.

В той мере, в какой «план Монне» был направлен на обеспечение экономической независимости страны путем модернизации и развития различных отраслей народного хозяйства, компартия и Всеобщая конфедерация труда поддерживали его. Но если согласно этому плану основным источником финансирования должны были служить иностранные займы, коммунисты выдвигали на первый план мероприятия, записанные в программе Национального совета Сопротивления (подлинная национализация важнейших отраслей промышленности, которая означала бы удар по могуществу трестов, реформа налоговой системы с целью заставить платить богатых, конфискация имущества всех вишистов и коллаборационистов) 399.

Таким образом, речь шла о различных путях развития экономики. Компартия предлагала мобилизовать внутренние ресурсы, ограничить господство монополий и правительственной бюрократии. предоставив рабочему классу и трудящимся самые широкие возможности для демократического управления экономикой. Правительственная коалиция отвергла эту программу, имея в виду прибегнуть к американским займам и безудержной инфляции, решить проблему посредством усиления эксплуатации трудящихся.

Инфляция и угроза голода с особенной силой проявились после удаления министров-коммунистов, когда правительство отказалось от проведения каких-либо решительных мер против саботажа трестов и махинаций спекулянтов К легу 1947 г. резко ухудшилось продовольственное положение, дневная норма выдачи хлеба упала до 200 г., процветал черный рынок, против которого правительство не принимало никаких мер. Президент Ориоль в середине мая 1947 г. обратился к крестьянам с призывом: «Поставляйте, поставляйте скорее вашу пшеницу, всю вашу пшеницу» 400. Призывы действовали плохо, хлеба не было, в городах начались голодные бунты. В Невере 6 тыс. манифестантов захватили префектуру, в Лионе толпа рабочих ворвалась в префектуру с криками «Хлеба! Хлеба!», в Реймсе несколько тысяч рабочих вышли на улицу, протестуя против скверного качества хлеба *401.

Со второй половины 1947 г. и вплоть до конца 1948 г. Франция являлась ареной ожесточенных классовых битв. В ответ на попытки подавить массовые выступления, сломить рабочие и демократические организации, отнять у трудящихся их политические и социальные завоевания пролетариат, возглавляемый компартией, начал решительную борьбу с целью ограничить политическую и экономическую власть монополистического капитала и добиться улучшения своего положения. Фовэ называет этот период «грозным годом». Социальное движение достигло такого размаха, что оно отодвинуло на задний план все другие проблемы. «Оно замедлялось летом, достигая своей высшей точки весной и осенью. Порядок неоднократно нарушался... Повсюду коммунисты были в авангарде движения» 402.

В мае — июне 1947 г. забастовали металлисты, железнодорожники, шахтеры, персонал городского транспорта, банковские служащие; в связи с быстрым ростом цен они требовали повышения зарплаты. Выступая в Национальном собрании, Рамадье говорил о «скрытом дирижере» забастовок, намекая на ФКП, на что коммунисты отвечали, что таким дирижером являются нужда и социальная несправедливость. Обращаясь к рабочим, Рамадье то угрожал ограничить их право на забастовку, то требовал повышения производительности труда, что будто бы являлось единственным условием для прекращения инфляции и роста цен. Коммунисты

Политика атлантической лаиисимосги

330

справедливо указывали, что они также готовы бороться за равновесие бюджета, но они против того, чтобы вся тяжесть реконструкции народного хозяйства пала на плечи трудящихся.

В ноябре 1947 г. забастовки приняли массовый характер. Оставили работу горняки, металлурги, рабочие и служащие коммунальных учреждений, пищевой, химической, кожевенной и ряда других отраслей промышленности. Забастовщики добивались увеличения заработной платы, но вместе с тем стачки 1947 г. имели и политический характер: рабочий класс выступал против правительства, против «американской партии», отказавшихся от проведения дальнейших социальных преобразований. Число стачечников составило 2,5 млн. человек. Во многих городах Франции происходили настоящие сражения между бастующими, с одной стороны, и правительственными войсками и жандармерией — с другой. Марсель в течение нескольких дней даже находился в руках рабочих. Столкновение с марсельской полицией закончилось смертью 20-летнего рабочего Вуляна и тяжелым ранением еще 20 рабочих. Среди крестьянства и интеллигенции началось движение солидарности с забастовщиками. К концу ноября всеобщая забастовка, в которой участвовали оба крупнейших профсоюзных центра — ВКТ и ФКХТ (Французская конфедерация христианских трудящихся), почти полностью парализовала страну. Руководящая роль принадлежала коммунистам. 28 ноября профсоюзные организации создали центральный забастовочный комитет.

Совет министров заседал почти непрерывно, пытаясь найти выход из создавшегося положения. Были приняты решения о выплате надбавок на дороговизну, увеличении пособий многосемейным и некоторые другие. Но эти мероприятия не могли удовлетворить бастующих, требовавших общего повышения зарплаты. Однако правительство не собиралось идти на дальнейшие уступки: оно ввело осадное положение, объявило о призыве в армию 200 тыс. солдат запаса и об усилении отрядов республиканской безопасности (жандармерии) для борьбы против забастовщиков. В Национальном собрании был поставлен на обсуждение закон о запрещении забастовок. Исход борьбы во многом зависел от того, насколько сплоченно будет действовать рабочий класс, отстаивая свои интересы и защищая демократию против реакции.

После того как лидеры СФИО отказались от единства действий с компартией, они взяли курс и на раскол профсоюзного движения. В декабре 1947 г., в самый разгар забастовки, часть входивших в ВКТ профсоюзов, возглавляемых реформистами и объединенных в группу «Форс увриер», вышла из Всеобщей конфедерации труда. Ее руководители потребовали прекращения забастовки, отказавшись от основного требования — повышения заработной платы; при этом они ссылались на экономические труд-

Стачечники в парижском пригороде. 1947 г.

ности и настаивали на принятии «плана Маршалла». Л. Блюм призывал социалистов «изо всех сил поддержать движение «Форс увриер»... Это жизненно важная задача» и.

Вслед за «Форс увриер» прекращения забастовок потребовало руководство второго по значению профцентра— ФКХТ, находившегося под влиянием МРП. Чтобы предотвратить дезорганизацию забастовочного движения, ВКТ призвала рабочих согласиться на частичное удовлетворение их требований и 10 декабря 1947 г. приступить к работе.

Комментируя раскол ВКТ и восхищаясь «твердостью» французского правительства в борьбе против забастовочного движения, американский банкир и реакционный политический деятель Джон Фостер Даллес, прибывший в Париж 4 декабря, заявил: «То, что происходит сейчас во Франции, гораздо важнее того, что происходит в Лондоне» 403 (где в то время шла сессия Совета министров иностранных дел четырех держав по германскому вопросу) .

Окончательно конфедерация «Форс увриер» конституировалась в апреле 1948 г. Раскол ВКТ нанес серьезный удар французскому рабочему движению. Он дезорганизовал трудящихся, ухудшил условия их борьбы за жизненные интересы и ослабил демократический лагерь в целом.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме УДАЛЕНИЕ КОММУНИСТОВ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА. «ТРЕТЬЯ СИЛА»:

  1. Глава 11. Две Испании: республика и «национальная зона» в первой половине 1937 года
  2. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  3. 3.2. Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян в Центральной России.
  4. 3.3. Социальный эксперимент в деревне: организация комбедов.
  5. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  6. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА ТРУДЯЩИХСЯ СОВЕТСКОЙ УКРАИНЫ ПРОТИВ ГЕРМАНО-АВСТРИЙСКИХ ОККУПАНТОВ И БОРЬБА С ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ
  7. УДАЛЕНИЕ КОММУНИСТОВ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА. «ТРЕТЬЯ СИЛА»
  8. «ПЛАН МАРШАЛЛА». НОВЫЙ ПОДЪЕМ ЗАБАСТОВОЧНОГО ДВИЖЕНИЯ
  9. ВСТУПЛЕНИЕ ФРАНЦИИ В АГРЕССИВНЫЕ БЛОКИ И БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ПРОТИВ ВОЙНЫ ВО ВЬЕТНАМЕ
  10. НАСТУПЛЕНИЕ РЕАКЦИИ И КРИЗИС ЧЕТВЕРТОЙ РЕСПУБЛИКИ
  11. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦ
  12. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье