<<
>>

Возвращение к нормальной жизни? Государство и экономика в Европе 1919—1929 гг.


Широко распространено представление, что после окончания войны в Европе возобладала тенденция возврата к нормальным условиям довоенного времени, в том числе и в отношениях между государством и экономикой.
Вызванный военной необходимостью контроль будто бы должен был максимально быстро исчезнуть, государству предстояло вернуться к своим исконным задачам, торговля и производство, равно как отношения между работодателями и рабочими стремились освободиться от государственной опеки, следовало восстановить довоенный паритет между валютами и механизм золотого обращения. Все перечисленные задачи относятся прежде всего к европейскому Западу и Северу, Великобритании, Нидерландам, Швейцарии и Скандинавским
странам, в меньшей степени к Франции и Бельгии (разрушения на территориях этих государств требовали срочных восстановительных работ, и поэтому естественным представлялось активное участие государства в этой области). В Центральной Европе австрийцы осознавали, что не может быть возврата к довоенным временам, а чехи и словаки, обретшие свою государственность, были устремлены в будущее, только в Германии многие полагали, что несмотря на проигранную войну и изменившуюся общую ситуацию можно будет вернуться к тому исходному состоянию, в котором находилась страна в 1914 г. В восточной части Центральной и в Юго- Восточной Европе, как и в ЧСР, во вновь созданных национальных государствах стремились создать сильные режимы. Итальянцы, испанцы и португальцы не оглядывались на «добрые старые времена», ожидая модернизации хозяйства и общества от нового сильного авторитарного государства. И, наконец, СССР полностью порвал с прошлым. Поэтому для послевоенной Европы в целом тенденция реставрации «нормальных» отношений между экономикой и государством представляется достаточно абстрактной.
Даже прекращение военно-мобилизационной системы, к которому повсюду стремились, не было тотчас осуществимо во всех странах Европы, так как еще продолжалась союзническая блокада Германии, а в начале 20-х гг. вновь вспыхнули военные конфликты между Россией и Польшей, а также между Грецией и Турцией.
Сразу после Версальского мира нормализация не состоялась в том числе и потому, что правительства европейских стран не смогли обуздать инфляцию. В результате для субъектов хозяйственной деятельности не было обеспечено нормальных базовых условий. Возвращение солдат с фронтов и включение их вновь в трудовой процесс также требовало более решительного государственного вмешательства, чем перед войной. Профсоюзы ни в коей мере не стремились к возврату к старым трудовым отношениям, а требовали восьмичасового рабочего дня, большего участия в принятии решений на предприятиях и более активной социальной политики, сокращения безработицы в особенности. Государствен
ные бюро по трудоустройству, до войны представлявшие скорее исключение, во многих странах стали законодательно утвержденным явлением. Страхование по безработице, действовавшее до войны только в Великобритании, в 20-е гг. вошло в комплекс социального страхования в целом ряде стран, в том числе и в Германии.
В разрушенных войной областях Западной и Восточной Европы от государства требовалось организовать и профинансировать восстановительный процесс.
В большинстве других стран за время войны накопились свои проблемы, прежде всего обострилась ситуация с жильем, так как жилищное строительство из-за нехватки рабочих рук и материалов почти везде было существенно сокращено. Большинство населения считало, что частный сектор не сможет достаточно быстро ликвидировать узкие места и поэтому государство и общественные организации по меньшей мере обязаны содействовать этому. В большинстве стран во время войны было введено государственное регулирование жилого фонда, повсеместно в крупных городах устанавливалась фиксированная квартирная плата. Именно такие рычаги государственного вмешательства отмирали крайне медленно, в некоторых странах, как в Германии, они исчезли лишь много лет спустя, после второй мировой войны. Почти повсюду государственные и общественные организации в межвоенный период в большей степени занимались жилищным строительством, чем до войны. Роль государства в этом важном секторе экономики, на который до войны в Германии приходилось более одной трети, в Норвегии даже 40%, а в Великобритании еще примерно 15% чистого накопления капитала, в межвоенное 20-летие значительно возросла.
Значимую роль государство стало играть и в иных отраслях экономической и социальной инфраструктуры. Продолжилось расширение транспортной сети, которая получила два новых дополнения: развилась городская или поддерживаемая государством сеть поездов ближнего следования, до войны действовавшая только в ряде крупных городов, и появился авиатранспорт, которому из общественного котла выделялись не только регулирующие нормы, но и крупные инвестиции, прежде всего на строительство аэропортов и раз
витие системы страхования. Обрела продолжение и тенденция к национализации железных дорог. Там, где до сих пор действовала смешанная система, например во Франции, утвердилась единая государственная система. В Германии железные дороги из сферы компетенции отдельных земель перешли под общегосударственную юрисдикцию.
Большинство восточноевропейских государств глубоко и принципиально переиначивали сложившийся экономический порядок при проведении аграрных реформ. Хотя землю объявил общенародной собственностью, т.е. передал в ведение государства, только СССР, но к Западу от его границ, на пространстве от балтийских государств до Болгарии, располагалась зона, где на основе государственного законодательства отношения собственности значительно изменились: старое, дворянское землевладение было урезано, а мелкое крестьянство поддерживалось государством.
Вопрос о возможности и стремлении вернуться к «нормальному» порядку вещей относится не только к экономической ситуации в отдельных странах, но и к области международных экономических отношений. Сложившееся за годы войны положение особенно трудно оказалось изменить Великобритании. Ее заокеанские рынки перешли в другие руки, технический прогресс интенсивнее развивался в других странах, так что у Англии после войны возникли новые структурные проблемы, например в угледобывающей отрасли, в судостроении и в текстильной промышленности. И все же в первую очередь война полностью изменила международные кредитные и валютные отношения. В системе международных расчетов стали превалировать политические долги.
Государственная задолженность издавна была распространена среди европейских стран, но прежде они совершали заимствования на частном денежном рынке. В период первой мировой войны, впервые с эпохи наполеоновских войн, на помощь союзникам в качестве кредиторов пришли правительства, сначала британское, в ограниченной степени также французское, а затем и американское. До вступления США в войну внутрикоа- лиционные кредиты блока Антанты составляли 4,3 млрд долларов, 88% из них предоставило британское правительство,
12% — французское. К концу войны Великобритания выделила членам коалиции кредитов на сумму 7 млрд долларов, но 4 млрд долларов в свою очередь задолжала союзникам, главным образом американскому казначейству. США с момента вступления в войну в апреле 1917 г. также выдали в качестве государственных кредитов 7 млрд долларов, Франция в целом 2,2 млрд. Но одновременно Великобритания и Франция вместе с Россией были крупнейшими заемщиками. В целом правительственная задолженность стран-членов Антанты к концу войны составляла млрд долларов (табл. 76). Кредитные поставки продовольствия и иных товаров после окончания военных действий и набежавшие проценты повысили общую сумму долгов к началу 20-х гг. до 26,5 млрд долларов.
Урегулирование этих международных публичных долгов само по себе привело бы после войны к увеличению роли государств в лице правительств и центральных банков в международных финансовых отношениях. Проблема осложнилась к тому же политически, потому что один из крупнейших должников — Россия с легкой руки большевистского правительства аннулировала свои долги, составлявшие 3,5 млрд долларов, что
Таблица 76
Задолженность на межправительственном уровне стран Антанты к моменту перемирия в 1918 г.* (в млн долларов)

Должники

Кредиторы

Сумма

США

Великобритания

Франция

Великобритания

3696



3789

Франция

1970

1683


3653

Россия

188

2472

955

3614

Италия

1031

1855

75

2961

Бельгия

172

434

535

1141

Прочие

21

570

672

1264

Всего

7077

7014

2238

16423

* Наряду с США, Великобританией и Францией кредиторами в небольшом объеме выступали также другие члены коалиции; к прочим должникам относятся Сербия, Румыния, некоторые британские доминионы, Греция, Португалия и Куба.
Источник: Hardach G. Der Erste Weltkrieg. 1914—1918. Miinchen, 1973. S. 161.





особенно затронуло Великобританию и Францию как основных заимодавцев. С другой стороны, вопрос о репарациях породил новую острую проблему межгосударственной задолженности. По мнению европейцев, вопрос о репарациях был тесно связан с проблемой долгов; Франция и Бельгия прежде всего, а также Италия и Югославия имели определенное моральное право ожидать, что их собственные долги членам коалиции в значительной степени будут погашены из причитающихся репараций. США стремились провести строгое разграничение этих двух вопросов. Они требовали возврата долгов от членов коалиции, но при этом отказывались от каких-либо репараций. На практике разграничения достичь не удалось, и возврат межсоюзнических долгов в действительности напрямую зависел от поступления репараций. Только Финляндия и Великобритания расплачивались из собственных средств.
Основным должником по репарациям являлась Германия. Так как правительство страны не смогло договориться с членами коалиции о размерах репараций, те установили их объемом в 132 млрд марок золотом (31,4 млрд долларов), в одностороннем порядке обнародовав свои претензии в Лондонском ультиматуме в мае 1921 г. Эта сумма превосходила всю внутри- коалиционную военную задолженность, исчисленную в пределах 15% от военных издержек союзников, определенных в млрд долларов. Германия же должна была одна покрыть почти 18% общих военных расходов членов коалиции. Это было нереально, и потому Дж.М.Кейнс требовал сократить сумму немецких репараций до 40 млрд марок (10 млрд долларов), чтобы не Превратить репарации в совершенно невозможное для Германии дело.
Репарационные выплаты других участников германского блока — Австрии, Венгрии, Болгарии и Турции, напротив, не принимались в расчет, хотя, учитывая высокую внешнюю задолженность воевавших стран, их нельзя считать незначимыми. Так, довоенная задолженность Венгрии в размере 2,3 млрд крон с учетом репараций увеличивалась на 200 млрд крон золотом, а на маленькую Болгарию приходилось 550 млн франков золотом. Правда, намного выше была задолженность членов коалиции в Юго-Восточной Европе.

Югославия осуществила военных займов на 6,5 млрд, Румыния — на 6 млрд франков.
В целом в той или иной степени проблемой военных долгов и репараций были связаны 28 стран, большинство из них — европейские. В США такие политические займы совершили стран, в Великобритании — 17 и во Франции — 10. Вследствие колоссальных размеров межгосударственных платежей, а также количества и значимости втянутых в эти расчеты стран, политические долги, а вслед за ними и государственное влияние неминуемо отражались на международном рынке капиталов.
Субсидии Лиги наций небольшим центральноевропейским странам, входившим в германский военный блок, равно как и план Дауэса по Германии, представляли собой в 1922—1924 гг. первые попытки коммерциализировать, по меньшей мере с точки зрения техники реализации, вопрос о репарациях и связанную с ним проблему международной задолженности. Политическую проблему репараций они не устраняли, облегчив, однако, ее преодоление.
План Дауэса фактически исходил, хотя в нем и не назывался конечный размер платежей по репарациям, из суммы порядка 11—12 млрд долларов (46—50 млрд марок), а план Юнга 1929— 1930 гг., определенно преследовавший цель коммерциализации германских репараций, оценивал номинальную цифру платежей в 37 млрд марок или примерно в 9 млрд долларов. Выплаты должны были продолжаться до 1988 г. и составить к этому времени, включая проценты, 121 млрд марок, или свыше млрд долларов. По подсчетам репарационной комиссии, Германия заплатила 21,8 млрд марок (или более 5 млрд долларов), по немецким данным — 67,7 млрд марок (или свыше 16 млрд долларов), по оценке независимых экспертов — примерно 36 млрд марок, или 8,5 млрд долларов. Разница объясняется главным образом различными оценками стоимости поставок товаров непосредственно в послевоенные годы. Независимо от того, чьи расчеты взять за основу, Германия в любом случае заплатила больше, чем союзники возместили США. Собственно, США получили в расчет от союзников по Антанте только 2,7 млрд долларов, или чуть больше четверти от величины военных долгов
и товарных поставок. С другой стороны, Германия в 1924— 1930 гг. получила почти вдвое больше иностранных кредитов, главным образом из США, чем ей предстояло выплатить по репарациям. В принципе, репарационные платежи стали возможны именно благодаря возобновлению коммерческих отношений с заграницей, но в то же время нельзя сказать, что репарации и внутрикоалиционные военные долги доминировали на международном рынке капиталов межвоенного периода. Они при этом весьма его обременяли, что отчетливо проявилось во время мирового экономического кризиса.
<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Возвращение к нормальной жизни? Государство и экономика в Европе 1919—1929 гг.:

  1. Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980, 1999
  2. Глава II Дипломатическая служба на Востоке. Экзотика Востока и буржуазность Запада. Повести «Из жизни христиан в Турции», «Египетский голубь». Греко-болгарский вопрос. Религиозный переворот. Афон. Возвращение в Россию
  3. 4. ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА
  4. Тема 33. Государство, право и экономика
  5. Европа на пути к «государству благоденствия»
  6. Внедрение инноваций в экономику государств.
  7. ГЛАВА 4 РУСЬ И ГОСУДАРСТВА ЕВРОПЫ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ПОРАБОЩЕНИЯ
  8. Экономика этрусских городов-государств.
  9. 2. ЭКОНОМИКА ЭТРУССКИХ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ
  10. ГЛАВА 4 ЕВРОПА. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ. РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ. ГОСУДАРСТВА КРЕСТОНОСЦЕВ
  11. Ранние буржуазные государства и просвещенный абсолютизм в Европе
  12. 10.1. Ранние буржуазные государства и просвещенный абсолютизм в Европе
  13. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА
  14. Государство и национальная экономика накануне и в годы второй мировой войны
  15. Тема№1 Роль государства и права в жизни общества.
  16. § 86. Беи в Тюркском государстве. Их роль и обязанности в государственной жизни
  17. ИТОГИ УКРАИНСКОЙ «НЕЗАВИСИМОСТИ»: БАНКРОТСТВО ЭКОНОМИКИ И ГОСУДАРСТВА Виктор НАЙДЕНОВ, доктор экономических наук, профессор
  18. ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОЛЛЕГИИ ПО НАЦИОНАЛЬНЫМ ДЕЛАМ УРАЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО РЕВКОМА ЗА АВГУСТ 1919 г. 1 сентября 1919 г
  19. № 189 ИЗ РЕЛЯЦИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 1 ЛЕГКОГО АРТДИВИЗИОНА 35 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО УЕЗДА С 14 ПО 28 ОКТЯБРЯ 1919 г. 1 ноября 1919 г.*
  20. Nb 203 ИЗ ДОКЛАДА А. Т. ДЖАНГИЛЬДИНА КИРРЕВКОМУ О ПАРТИЙНОМ И СОВЕТСКОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ В ОСВОБОЖДЕННОМ КУСТАНАИСКОМ УЕЗДЕ И ФОРМИРОВАНИИ КАЗАХСКОГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО ПОЛКА В СЕНТЯБРЕ 1919 г. Не ранее 5 декабря 1919 г.