>>

Вступительная статья

Человеку, оказавшемуся в каком-либо американском городе и решившему посетить отделение одного из крупных банков, нет необходимости спрашивать, где находится то или иное вместилище финансовой благодати.

Достаточно, выйдя на улицу, оглянуться вокруг, чтобы стало ясно, куда следует направить стопы. В центре любого американского города, будь то Нью-Йорк, Чикаго или какой-нибудь заштатный городишко на Среднем Западе или на Дальнем Юге, расположены помпезные, издалека видные здания финансовых корпораций.

Эта особенность архитектурного облика американских городов не случайна. В ней воплощен дух сегодняшней Америки. В различные времена разные строения отражали мировоззрение правящего класса того или иного общества. Пирамиды Древнего Египта, внушавшие трепет перед могущественными фараонами, колизеи Римской империи, готические соборы средневековья, пышные здания правительственных учреждений последующих веков — все они отражали дух своего времени. И весьма характерным и многозначительным является то обстоятельство, что чудеса современной архитектуры, самые приметные здания американских городов,— это храмы большого бизнеса, штаб-квартиры крупнейших корпораций и банков Соединенных Штатов Америки.

Религия буржуазной Америки — без устали насаждаемая власть имущими идеология и мораль капиталистического бизнеса. Ее святые и жрецы — капиталистические воротилы.

Естественно поэтому, что попытка показать «кухню» американского бизнеса вызывает немалый интерес.

Именно такую попытку предпринял известный американский экономист и историк Ф. Ландберг.

Сотрудничая еще в 20-х и в начале 30-х гг. в американских газетах, в частности будучи финансовым обозревателем «Нью-Йорк геральд трибюн», Ф. Ландберг собрал огромный фактический материал о структуре, механизме действия и характере большого бизнеса в США. Эти документальные данные легли в основу первой крупной работы Ф.

Ландберга «60 семейств Америки», изданной в США более трех десятилетий назад, выдержавшей десятки изданий и принесшей ее автору известность. В 1948 г. эта книга была переведена и на русский язык.

В годы второй мировой войны Ф. Ландберг служил в государственном Совете военного производства. После войны он был связан с так называемым Фондом XX века — экономической организацией, возглавляемой одним из крупнейших представителей американской буржуазной экономической науки А. Берли. Среди сотрудников этого фонда — известные экономисты А. Бернс, Дж. Гэлбрейт, Д. Лилиенталь, А. Шлезингер-младший. В настоящее время Ф. Ландберг занимает пост адъюнкт-профессора социальной философии Нью-Йоркского университета.

Собранные Ф. Ландбергом в последние годы новые данные позволили ему написать второй фундаментальный труд — «Богачи и сверхбогачи», который выделяется в потоке буржуазной литературы, появляющейся за океаном, как по обилию содержащихся в нем фактов, так и по трактовке автором рассматриваемой проблемы.

Напомним, что в исторической и экономической литературе США последних десятилетий, посвященной владельцам крупнейших состояний — вершителям экономических и политических судеб Америки, сложилась определенная традиция, которую можно назвать одним словом — апологетика.

Было время, когда в США издавались книги, в которых весьма откровенно повествовалось о тех, кого принято именовать «баронами-разбойниками», первонакопителями крупнейших состояний. Вспомним хотя бы вышедшую в 1904 г. блестящую и ядовитую книгу Иды Тарбелл «История «Стан- дард ойл компани». Ее автор, дочь одного из нефтепромышленников, разоренного Джоном Д. Рокфеллером-стар- шим, собрала потрясающий по своей силе документальный материал, показавший, какими методами создавали свои богатства люди, объявленные впоследствии титанами — созидателями современной Америки.

«Рокфеллер,— писала Тарбелл,— своим коварством и подлостью повсюду вызывал страх. И он должен был знать, что неминуемо настанет день, когда применяемые им методы станут известны.

И тогда его имя будет вызывать всеобщее презрение».

В этом И. Тарбелл ошиблась. Она не могла предвидеть той поистине беспрецедентной, невиданной по своим масштабам кампании фальсификации, которую в последние десятилетия ведут представители американской буржуазной науки. Совершенно ясно, что, пока в США господствует империализм, подлинная история развития и роста монополий, методов их обогащения будет тщательно фальсифицироваться и скрываться представителями реакционной буржуазной науки от широких масс американцев. Термин «бароны-разбойники» такие ученые давно уже сдали в архив. Из года в год в США выходят десятки книг, цель которых доказать, что возникновение крупнейших состояний Америки— результат «гениальности» тех, кто это состояние сколотил, и что они действовали не ради собственного обогащения, обогащения любой ценой, а исключительно ради общественного блага.

О размахе этой фальсификаторской деятельности свидетельствует хотя бы тот факт, что старейшина современных буржуазных историков США, глава так называемой школы «новых реалистов» А. Невинс предпринял в последние годы многотомное издание «Истории американского большого бизнеса», в которой пытается представить последний как результат подвигов, альтруизма, как вклад Америки в мировую цивилизацию и т. д.

Понятно поэтому, что на таком фоне новая книга Ф. Ланд- берга вызывает особый интерес. Следует отметить, что между упоминавшейся «Историей «Стандард ойл компани» И. Тарбелл, целым рядом других подобных исследований, проводившихся в начале века, и работой Ф. Ландберга существует прямая связь. Эти авторы защищают позиции домонополистической буржуазии, грезят о прошедшем «золотом веке», когда огромные монополии и конгломераты не задавили еще мелкое предпринимательство и не захватили власть и огромные богатства, которыми они ныне владеют в сфере капиталистического бизнеса.

В книге «Богачи и сверхбогачи», как и в «60 семействах Америки», Ф. Ландберг выступает против засилья монополий в экономической и политической жизни США, приводит обширный материал, показывающий масштабы и формы

этого засилья, методы, при помощи которых сверхбогачи диктуют свою волю правителям современной Америки.

Однако разоблачения Ф. Ландберга не всегда последовательны. Это, скорее, элегические воздыхания мелкого буржуа о прошлом, о том «добром старом времени», когда мелкие и средние предприниматели еще не были схвачены за горло гигантскими монополиями.

Ф. Ландберг не может подняться до понимания того, что процесс монополизации — неизбежный процесс обобществления труда и производства, вплотную подводящий капитализм к более высокой социально-экономической формации, и что «для проведения агрессивной политики на международной арене и укрепления классового господства в своих странах империалисты используют рост государственно-монополистических форм капитализма, межгосударственную хозяйственную интеграцию, достижения науки и техники» [*]. Он видит зло не в самой капиталистической системе, а лишь в том, что считает ее крайностями, тешит себя надеждой, что «золотое время» капитализма еще можно вернуть.

В этом главные теоретически несостоятельные исходные позиции Ф. Ландберга, обусловливающие ограниченность его мировоззрения, делающие порой беспомощными и наивными многие его теоретические выводы и практические рекомендации.

Искреннее негодование по поводу безраздельной диктатуры кучки «некоронованных королей Америки» направило автора по пути сбора огромного количества фактов, которые показывают конкретно, «в лицах», всесилие американских монополий, антидемократичность американской политической системы.

Именно в этом собранном воедино обширнейшем фактическом материале, разоблачающем мифы американской буржуазной науки и реакционной империалистической пропаганды, и состоит прежде всего ценность книги Ф. Ландберга.

Рассмотрим в качестве примера одну из модных буржуазных теорий, согласно которой времена, когда в экономике капиталистических государств заправляла кучка сверхбогатых и сверхмогущественных денежных тузов, канули в прошлое. По этой теории миллиардеры существуют и ныне, но они только получают проценты с капиталов, нажитых их

предками, и не принимают участия в управлении экономической машиной капиталистических государств.

Вандербильты и Морганы, утверждают далее апологеты этой теории, хозяйничали 100 лет назад, ныне же они не играют никакой роли. Сегодняшних Морганов и Дюпонов никто не знает, и они никому не мешают. Что же касается их богатств и созданных ими империй, то эти богатства и империи давно уже, дескать, принадлежат миллионам акционеров и управляются менеджерами, ответственными перед акционерами.

Подобные «научные» высказывания, едва ли не самые распространенные в современной буржуазной социологии, подаются под разными соусами — «народный капитализм», «государство всеобщего благоденствия», «революция управляющих» и т. д.

Если верить этим высказываниям, то получается, что Форды уже не владельцы многочисленных предприятий. Они лишь управляют огромным акционерным сообществом, хозяева которого — рабочие фордовских заводов. Ибо рабочие, уверяют сторонники этой теории, имеют возможность купить акции и стать таким образом совладельцами предприятия. Всячески жонглируя подтасованными данными, современная буржуазная наука тщательно обходит реальные факты. А факты эти свидетельствуют о том, например, что только одному семейству миллиардеров Дюпонов принадлежит сегодня в 10 раз больше акций, чем всем американским рабочим, вместе взятым.

Столь же распространена фальшивая маскировка американских богачей под неких бесплотных духов с помощью теории о «революции управляющих». Хозяева, по словам проповедников этой теории, вовсе не хозяева, а лишь очень богатые рантье, вся же реальная власть в корпорациях и банках перешла в руки наемных управляющих — менеджеров, которые служат не столько своим хозяевам, сколько массам акционеров.

Прослойка менеджеров в сегодняшней Америке действительно значительна и влиятельна. Достаточно привести такой пример: оклад президента США — 200 тыс. долл. в год; ежегодный доход президента «Дженерал моторз» превышает 750 тыс. долл. Воротилы большого бизнеса не жалеют денег для оплаты услуг тех, кто приумножает их богатства. Современный бизнес чрезвычайно сложен, он требует обширных знаний в области финансов, промышленности, научной организации труда и систем управления.

Поэтому

опытные администраторы, специалисты-управляющие в большой цене. Им платят колоссальное жалованье, переманивают из одной фирмы в другую. И тем не менее они лишь служащие, хотя некоторые из них со временем создают собственное дело. Конкретные факты, приведенные Ф. Ланд- бергом, еще раз доказывают несостоятельность всевозможных модификаций теорий «народного капитализма», «революции управляющих» и прочих фальсификаций.

Нет, никуда не делись ни Морганы, ни Форды, ни Рокфеллеры. Ни на йоту не уменьшились их власть и могущество. Напротив, по мере усиления монополизации эти власть и могущество возросли еще больше, превращаясь в безраздельную диктатуру кучки сверхбогачей в современной Америке. Что же касается управляющих, а Ф. Ланд- берг приводит на сей счет факты достаточно убедительные, то ни о какой их «революции» в данном случае не может быть и речи. Власть их, хотя подчас и велика, строго ограниченна. А сами они не более чем наемные служащие, хотя и весьма высокооплачиваемые, которых подлинные хозяева могут уволить в любой момент.

Ф. Ландберг, исследовав фактическое положение дел в мире американского бизнеса, показал несостоятельность многих теоретических измышлений буржуазной науки, вскрыл ее фальсификаторские ухищрения.

Большой интерес представляют те страницы книги «Богачи и сверхбогачи», которые посвящены филантропической деятельности монополий. Вряд ли в какой другой области американская пропаганда создала столько небылиц, как в этой, в связи с наличием всякого рода фондов и иных форм «благотворительной» деятельности финансовой олигархии.

Произведенный Ф. Ландбергом анализ документальных данных позволил ему сделать вывод о том, что «жертвователь, выступая в роли щедрого филантропа, во многих случаях может косвенным путем обеспечить себе больше реальных доходов, чем строго придерживаясь практики прямых инвестиций». Оговорка «во многих случаях», очевидно, лишь дань автора редактору. Факты, собранные Ф. Ландбергом, и многочисленные другие данные дают основание говорить о том, что филантропическая деятельность представителей американского большого бизнеса, имея весьма мало общего с заботой о благе ближнего, является ныне одним из важных средств увеличения доходов монополистов, способом избежать уплаты налогов.

Как это делается, можно видеть на примере с известным в США Фондом Форда, весьма характерным и показательным. Американский исследователь Д. Макдональд в своей книге, посвященной этому фонду, пишет, что в 30-х гг. все паи компании Форда принадлежали Генри Форду-старшему и его сыну Эдзелу. Если бы это огромное состояние было оставлено наследникам, им пришлось бы уплатить налог на наследство в размере 77% всех капиталов. Формально закон ни для кого не делает скидки. Но лишь формально. Семейство Фордов цинично и без труда обошло закон. Старый Форд завещал наследникам лишь 10% основного капитала, а остальные 90% были переданы фонду его имени, числящемуся в разряде благотворительных, а потому освобожденному от налога на наследство, ибо в соответствии с действующими в США законами капиталы, внесенные в благотворительный фонд, пользуются огромными налоговыми льготами, и в частности полностью освобождаются от уплаты налога на наследство.

Наследники Форда от этого нисколько не пострадали. С помощью юридических уловок все сделано было так, что 10% акций компаний, перешедших к наследникам, предоставляют 100% голосов в делах компании, а 90% акций, переданных в фонд, не дают права голоса. «В течение многих лет,— пишет американский исследователь-марксист В. Перло,— семья Фордов, полностью распоряжающаяся акциями «Форд мотор компани», платит налог только с 10% этих акций, ибо 90% акций принадлежат Фонду Форда, который в соответствии с действующим законодательством свободен от уплаты налогов как благотворительное учреждение».

Таким образом, семья Фордов полностью сохранила контроль над своими предприятиями, а если учесть, что нынешний глава семьи Генри Форд II является одновременно и главой Фонда Форда, станет очевидна вся ловкость, с которой эта семья полностью и безнаказанно обошла налоговое законодательство США.

Так же обстоит дело и с небезызвестным Фондом Рокфеллера. Помимо значительных материальных выгод, получаемых семейством Рокфеллеров в связи с существованием такого фонда, они используют его и в политических целях. То, что в глазах многих средних американцев, не искушенных в политике, братья Рокфеллеры выглядят не как эксплуататоры, а как благотворители и филантропы, посвящающие все свое время и деньги заботам о ближних, то, что это семейство имеет возможность открыто выступать на

политической арене, то, наконец, что отпрыск этой семьи вот уже полтора десятилетия находится среди тех, кто претендует на роль хозяина Белого дома, занимая пост губернатора крупнейшего в стране штата Нью-Йорк,—все это нельзя понять, не учитывая роли и значения Фонда Рокфеллера и политических дивидендов, приносимых им своим владельцам.

«Сладки плоды филантропии»,— пишет Д. Макдональд. К этому выводу, по-видимому, уже давно пришли представители финансовой олигархии США. Из 13 самых богатых семейств Америки, контролирующих, согласно докладу Временной национальной экономической комиссии, 200 ведущих корпораций страны, 12 создали свои семейные филантропические фонды.

Истинный характер благотворительной деятельности богачей— запретная тема в буржуазной политической литературе. Тем больший интерес представляют приведенные Ф. Ландбергом данные, показывающие хитрую механику «филантропической деятельности» финансовой олигархии.

Следует отметить, что это не единственное табу, нарушенное Ф. Ландбергом. Американские буржуазные авторы, подробно описывающие государственный механизм США, очень не любят касаться того, что называют весьма обтекаемым термином «система давления». Речь идет об очень изощренной, гибкой и широкой системе воздействия монополий на государственный аппарат —конгресс, правительство, местные органы власти,— с помощью которой монополии добиваются осуществления тех или иных выгодных для них мероприятий.

Иногда в нашей литературе эту хитрую механику упрощают: дескать, американские монополии предписывают министрам и президентам то-то и то-то, а то-то и то-то запрещают. В действительности же дело обстоит не столь примитивно. Нет никакого сомнения в том, что политика правящих кругов США, линия поведения властей штатов и городов определяются интересами кучки самых богатых, а потому и самых могущественных. Но механизм воздействия американских монополий на органы власти гибок и многообразен.

В книге приведены серьезные, а в некоторых случаях уникальные факты, показывающие, как это происходит. Система подкупа законодателей, способы давления на представителей исполнительной власти — все это предстает перед читателем весьма конкретно и наглядно.

Пожалуй, особый интерес вызывают страницы, на которых Ф. Ландберг повествует о том, какое место в деятельности монополий занимают клубы, где проводят время крупные американские бизнесмены и политики. Этот интерес объясняется тем, что об этих клубах, играющих весьма большую роль в жизни правящих кругов США, буржуазная печать практически умалчивает.

Между тем именно в аристократических клубах Нью- Йорка и Вашингтона, Чикаго и Сан-Франциско, Далласа и Бостона воротилы большого бизнеса занимаются политикой, высказывают мнения, которые потом эхом отдаются в министерствах и сенаторских кабинетах. Без ознакомления с деятельностью закрытых клубов, пожалуй, не понять экономической и политической жизни в США, не разглядеть ее тайные пружины, не увидеть шестерни и приводные ремни в механизме государственной власти. Вступление в один из таких клубов является само по себе признаком процветания и напоминает средневековое посвящение в рыцари. Во всяком случае, последствия этого не меньшие: вступив в один из таких клубов, человек становится своим в узком кругу финансовых воротил и приобщается к их тайнам.

Здесь не ведутся протоколы, не подсчитываются голоса. Здесь «голосуют» доллары. И чем их больше, тем увереннее и властнее звучит голос их обладателя. Члены клуба обмениваются мнениями, сдавая карты, и изрекают истины, запивая их дорогими винами. Но мнения и точки зрения, высказанные во время застольной беседы, на яхте или с бильярдным кием в руках, отнюдь не повисают в воздухе. Переданные непосредственно собеседнику:              сенатору, мэру,

судье, издателю, приглашенному отведать изысканные блюда клубного повара,— либо доведенные до сведения законодателей и иных представителей власть имущих каким-нибудь другим способом, они становятся тем ориентиром, на который держат курс эти последние.

Несомненной заслугой Ф. Ландберга является то, что он осмеливается писать в своей книге о том, о чем буржуазным ученым и публицистам говорить не положено. Однако, раскрывая механизм воздействия монополий на представителей официальной власти, Ф. Ландберг не преступает границы, им самим установленной. Приводя в своей книге несомненно интересные и новые для широких кругов американских читателей факты, он не решается вторгаться в святая святых и до конца исследовать механизм власти американских монополий.

Так, практически вне его внимания остается такое оказывающее значительное влияние на политику правительства США обстоятельство, как конкурентная борьба между ведущими монополистическими группами и объединениями американского капитала, и в частности борьба между «старыми» и «новыми» деньгами, ожесточенное соперничество между давно сложившимися, захватившими важнейшие позиции в экономике и политике страны могущественными монополистическими группами Северо-Востока и новыми богачами Техаса, Калифорнии, Среднего Запада. В результате Ф. Ландберг, по существу, не исследует важнейшие моменты, во многом определяющие политику правящих кругоз Вашингтона.

Калифорнийский нефтепромышленник Поль Гетти, нефтяной воротила из Техаса Гарольдсон Хант, владелец крупной недвижимости Джозеф Кеннеди, техасские нефтепромышленники Мэрчинсон и Каллен и целый ряд других имен, которых мы не встречали в книге «60 семейств Америки», ныне заняли видное место в галерее рисуемых Ф. Ландбергом портретов крупных представителей современного американского бизнеса. Появление этих лиц связано с теми процессами, которые происходят в США. И прежде всего с тем, что в последние десятилетия резко усилилась роль так называемых «молодых группировок» американского монополистического капитала.

Если в предвоенный период в американской экономической жизни безраздельно господствовала группа наиболее могущественных монополий Северо-Востока, которая именуется иногда в литературе уолл-стритской, то в послевоенные годы появились конкурирующие с ними объединения монополистов Дальнего Запада, Среднего Запада и Юга страны.

В книге «Богачи и сверхбогачи» Ф. Ландберг называет имена многих (хотя и не всех) видных представителей этих группировок, но рассматривает каждого из них в отдельности, изолированно. Между тем ни Хант, ни Гетти, ни Хьюз, ни другие новые и сверхновые звезды американского бизнеса не смогли бы играть сколько-нибудь значительную роль в экономической жизни Соединенных Штатов Америки, если бы действовали в одиночку, если бы не входили в состав могущественных группировок.

Недооценка влияния новых группировок американского монополистического капитала, значительного усиления ожесточенной конкурентной борьбы, происходящей на верхушке

американского делового Олимпа, предопределяет существенные недостатки книги. Между тем эта проблема имеет значение настолько большое, что о ней следует сказать особо.

Среди ленинских указаний, имеющих важное значение для понимания современных проблем, в частности для понимания важнейших процессов, происходящих в США, особое место занимает положение о том, что в эпоху империализма монополии отнюдь не уничтожают конкурентной борьбы между капиталистами. Наоборот, поскольку конкурируют могущественные монополистические объединения, а не множество отдельных компаний и фирм, эта борьба становится более ожесточенной и упорной.

В. И. Ленин отмечал, что монополии чрезвычайно обостряют конкурентную борьбу отдельных трестов, банков и финансовых групп, что «монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов» [†].

«Попытки капитализма приспособиться к новым условиям не ведут к его стабилизации как общественной системы. Общий кризис капитализма продолжает углубляться», подчеркнул XXIV съезд КПСС.

Невозможно понять многие противоречия и зигзаги внешней политики США, не учитывая столкновения интересов и той борьбы, которая происходит внутри американской правящей элиты, и прежде всего в верхушке американского монополистического капитала.

Американские монополии выступают едино в борьбе за свои основные цели, за укрепление позиций американского капитала, в борьбе против сил прогресса и демократии, против национально-освободительного движения. Но это единство отнюдь не уничтожает острых внутренних конфликтов, возникающих в тех случаях, когда непосредственные интересы одних групп промышленно-финансового капитала отличаются от интересов других групп.

Специфические интересы различных монополий обусловливают их заинтересованность в различных, подчас прямо противоположных мероприятиях правительственной администрации. Так, одни монополистические группы, не вывозящие на внешние рынки свою продукцию, а размещающие ее преимущественно в Соединенных Штатах, заинтересованы в высоких таможенных тарифах. Они настаивают на про

текционистской политике. Другие же выступают против нее.

Одни монополии рассматривают правительственные расходы на социальные нужды исключительно как «разбазаривание средств», другие, наоборот, считают такую политику небезвыгодной для себя, так как она способствует расширению рынка сбыта их продукции и т. д. Одни монополистические группировки стремятся побудить Вашингтон к созданию новых баз за пределами США, к вовлечению многих стран в различного рода военно-политические группировки, ибо считают, что это позволяет им еще больше подчинить себе другие страны и еще глубже проникнуть в их экономику, другие же монополии, не имеющие возможности широко инвестировать свои капиталы за границей, относятся к этому либо сдержанно, либо более или менее отрицательно.

В. И. Ленин, говоря о конкурентной борьбе монополий, отмечал: «Нигде в мире монополистический капитализм без свободной конкуренции в целом ряде отраслей не существовал и не будет существовать. Написать такую систему — это значит написать систему, оторванную от жизни и неверную» [‡].

Это ленинское указание особенно применимо к США, ибо острая борьба, происходящая в стане американских монополий, оказывает существенное влияние как на внутреннюю, так и на внешнюю политику Вашингтона.

Было бы невозможно и наивно попытаться разделить американские монополии на хорошие и плохие, на миролюбивые и агрессивные, на реакционные и прогрессивные. В то же время было бы неправильным не видеть серьезных конкретных расхождений в интересах и как следствие этого в политике тех или иных монополистических групп.

Так, например, ведущие монополистические объединения США, преимущественно из числа старых, давно возникших группировок Северо-Востока, располагают значительными капиталовложениями за пределами США, и прежде всего в Западной Европе, а также на Ближнем Востоке и в некоторых странах Азии, Африки, Латинской Америки. Другие группировки, и в частности техасское, калифорнийское, среднезападное объединения монополистов, не имеют сколько- нибудь значительных капиталовложений за границей. Нетрудно представить себе разный подход, разные интересы

каждой из этих групп в конкретных вопросах международной политики.

Столкновение интересов различных группировок монополистов США существенно влияет и на внутреннюю политику. Правительство Кеннеди, к примеру, предприняло атаку на так называемую скидку на истощение недр, налоговую льготу, позволявшую нефтяным компаниям прежде всего в Техасе получать баснословные прибыли. Эта привилегия давно вызывала раздражение не нефтяных корпораций, считавших ее несправедливой поблажкой конкурирующим монополистическим группам. Кое-кто в США даже склонен усматривать связь между атаками Кеннеди на привилегии нефтяных компаний и участием техасских нефтяных магнатов в заговоре, стоившем ему жизни. Так или иначе, но одной из первых мер, осуществленных техасцем Л. Джонсоном после того, как он оказался в Белом доме, был категорический отказ от линии своего предшественника в этом вопросе.

Рост влияния в послевоенные годы в экономике и политике США новых, так называемых «молодых» монополистических объединений — одно из важных обстоятельств, недооценка которого уменьшает ценность исследования Ф. Ланд- берга, сужает, ограничивает его выводы. Рассмотрим хотя бы такой вопрос, как борьба монополистических групп за высший государственный пост в стране. Вряд ли можно считать случайным то обстоятельство, что в последние годы хозяева Белого дома—это деятели, особенно тесно связанные с молодыми монополистическими группировками. Продвижение Джонсона к власти на протяжении многих лет поддерживали наиболее влиятельные и могущественные предприниматели Техаса, которые сыграли немалую роль в соперничестве между ставленником уолл-стритских финансово-промышленных групп Джоном Кеннеди и политической креатурой техасских воротил Линдоном Джонсоном.

Джонсона в Белом доме сменил Никсон, начинавший свою карьеру в сан-францисском «Бэнк оф Америка» и пользующийся особым покровительством лидеров калифорнийских финансово-промышленных объединений.

В том, что дело обстоит именно так, нетрудно убедиться, проанализировав состав администрации Джонсона и Никсона. При Джонсоне особый вес в Вашингтоне имели деятели, связанные с техасскими предпринимателями. В правительстве Никсона важные ключевые посты занимают лица, известные своими тесными связями с «Бэнк оф Америка» и другими корпорациями Дальнего Запада США.

Было бы упрощением утверждать, что Кеннеди представлял в Вашингтоне исключительно Уолл-стрит, Джонсон — Техас, а Никсон — Калифорнию. Президенты США выражают прежде всего интересы американского монополистического капитала в целом. Но определенное различие в их политике тем не менее существует. И то обстоятельство, что два последних хозяина Белого дома особенно тесно связаны с новыми группировками американского монополистического капитала, свидетельствует о быстром усилении роли и влияния последних.

А тот факт, что представители «молодых группировок» американского капитала, позже других вышедшие на арену и торопящиеся «наверстать упущенное», проводят особенно агрессивный, особенно шовинистический курс, играет далеко не последнюю роль в том, что «реакционная природа и агрессивные устремления резче всего проявляются в политике американского империализма, который представляет собой наибольшую опасность для независимости народов и всеобщего мира, главное препятствие на пути общественного прогресса. Для США особенно характерны агрессивный курс внешней политики, раздувание милитаризма, который несет в себе угрозу мировой войны» [§].

Влиятельный английский еженедельник «Экономист», назвав книгу Ф. Ландберга «очень длинной и плохо построенной», отмечает, что она представляет интерес прежде всего фактическим материалом, в ней собранным. Надо сказать, что упреки и в чрезмерном многословии и в не всегда удачном построении книги небезосновательны. Книга перегружена многочисленными и часто неоправданными отступлениями от основной темы, пространными рассуждениями, уводящими в сторону и нередко политически беспомощными, чтобы не сказать больше. Подготавливая русское издание книги Ф. Ландберга, мы сохранили то ценное, что эта работа в себе заключает, оставив за рамками русского издания все не имеющее прямого отношения к рассматриваемой теме.

Ф. Ландберг далеко не марксист. Более того, когда он покидает твердую почву фактов и цифр, среди которых чувствует себя в достаточной степени уверенно, и пускается в рассуждения, он нередко повторяет зады буржуазной про

паганды, обнаруживает теоретическую беспомощность и политическую несостоятельность.

Советский читатель без труда увидит слабости, присущие Ф. Ландбергу как буржуазному исследователю: весьма поверхностные его рассуждения о роли интеллигенции в современном обществе, очевидные противоречия, в которые он иногда впадает, уязвимость многих его теоретических построений.

По меньшей мере наивны рассуждения Ф. Ландберга о том, делает ли богатство счастливым своего обладателя. И уже не просто наивны заявления автора, что социальные проблемы (безработица, нищета и т. д.) «обрушиваются на богатую молодежь почти с такой же силой, как и на бедную», или что империалистические группы втягивают США в жестокие войны «без злого умысла, подобно тому как слон, не испытывая злобы, трется о молодое деревце и ломает его», ибо наличие такого умысла не вызывает сомнений.

Но не это главное в книге Ф. Ландберга «Богачи и сверхбогачи», не это составляет ее содержание. Главное в ней — наличие огромного количества тщательно отобранных фактов, которые в своей совокупности создают очень впечатляющую картину. Хотел того автор или нет, ибо в конце концов он ставил перед собой задачу весьма ограниченную — осудить не существующую в США систему, а ее крайности,— приведенные им факты свидетельствуют о неизлечимых пороках системы, изжившей себя, ставшей тормозом на пути поступательного движения человечества.

Вал. Зорин

| >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Вступительная статья:

  1. Статьи для анализа
  2. Вступительное слово
  3. КАТАЛОГ ИЗДАНИЙ
  4. НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ К СОБРАНИЮ ЧАСТУШЕК КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ НЕРЕХТСКОГО УЕЗДА [Вступительная статья к изданию: Собрание частушек Костромской губернии Нерехтского уезда. Кострома, 1909]
  5. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА [Вступительная статья к переводу: И. Кант. Физическая монадология1]
  6. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА. (ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ К ПЕРЕВОДУ: И. КАНТ. ФИЗИЧЕСКАЯ МОНАДОЛОГИЯ]
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ К СТАТЬЕ А. С. ЕЛЬЧАНИНОВА «МИСТИЦИЗМ М. М. СПЕРАНСКОГО»
  8. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  9. Статья 117. Общественные и религиозные организации (объединения)
  10. Вступительное слово автора
  11. 1. Типологические особенности журналистики русского зарубежья (Г. В. Жирков)
  12. Теоретические истоки психологической антропологии и две тенденции в познании культур
  13. Статьи и книги
  14. Вступительная статья
  15. 2.6.0 реферате и вступительных экзаменах
  16. Список сочинений и печатных материалов, относящихся к истории России в царствование Александра II
  17. Статья 11. Олимпийское движение России. Олимпийский комитет России
  18. ВКЛАД СОВЕТСКИХ УЧЕНЫХВ РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ МЕХАНИКИ
  19. §1. Русская фразеология с позиций современного лингвистического знания