<<
>>

Глава XII СУТЬ ПРОБЛЕМЫ


Различные умонастроения и склонности представителей богатой элиты — тех, кто недавно пробился в ее ряды, активных и уже упрочивших свое положение, любителей развлечений и тех, кто предпочитает паразитическую праздность (которая в социальном смысле представляет собой художественный контраст паразитической летаргии бедняков), безусловно, определяются какой-то общей целью или задачей.
Ибо люди, как правило, стремятся заполучить или сохранить в своих руках большое богатство не только ради того, чтобы надежно упрочить свое социальное положение; американские богачи уже обеспечили его в такой степени, которая граничит с абсурдом,—иногда, пожалуй, во вред себе. Ясно, что стремление получить и удержать богатство, как об этом свидетельствует карьера некоторых богатых людей, объясняется в основном желанием создать лично для себя «красивую жизнь». Неизменной отличительной чертой этой «красивой жизни», в понимании богачей, является достаточная независимость от других людей. Власть сама по себе создает барьер между теми, кто ею обладает, и теми, у кого ее нет.
Поскольку все богатые люди имеют гораздо больше возможностей, чем небогатые, выбрать для себя роль в жизни и проводить время по собственному усмотрению, их образ жизни должен хотя бы в какой-то степени указывать, как, по их представлению, следует жить. Если им не хочется спать во дворце на золотой кровати с балдахином, они могут ночевать где-нибудь в подворотне на Бауэри, в стоге сена или в шалаше у водопада; кое-кто из них действительно предпочитает спать, хотя бы изредка, в уединенных охотничьих доми
ках или покачивающихся на воде яхтах. Они могут удалиться в какой-нибудь монастырь, расположенный на снежных отрогах Гималайских гор, или поступить в цирк (а может быть, даже купить его). Кое-кто из них удовлетворил свои страстные желания, приобретя увеселительные заведения на Бродвее или парусные суда.
И все же богачи, имеющие большие материальные возможности, знают очень мало способов, как проводить свое время, да и способы эти настолько общеизвестны, что исторически уже стали штампами. Общий уклад жизни богачей мало изменился со времен фараонов, как абсолютно, так и по сравнению с образом жизни представителей остальных слоев общества. Личная жизнь богатого человека в какой-то мере заранее предопределена и трафаретна; в ней не больше вариантов и неожиданностей, чем в менуэте. Круг его интересов довольно узок: от коллекционирования дорогих вещей до разведения породистых лошадей и собак. Богатый человек, не занимающийся коллекционированием, нечто вроде белой вороны.
Уклад жизни богатых людей имеет некоторые общие черты, хотя одни богачи могут быть абсолютными трезвенниками, а другие — любителями спиртного; одни могут предпочитать блондинок, другие — экзотических красоток, не принадлежащих к белой расе. Именно потому, что жизнь богачей исторически течет по одному руслу, не обещая им особых сюрпризов — ни заманчивых, ни устрашающих, многие из них и становятся азартными игроками на бирже, в казино или на скачках. Если не считать тех богачей, которые находят выход своей любви к азарту в занятиях политикой или бизнесом, многие из них, судя по многочисленным фотоснимкам, несомненно, томятся от скуки.

Не буду утверждать, что вое богачи постоянно пребывают в праздном бездействии, хотя, как показала жизнь, скука одолевает всех представителей высших классов; это объясняется тем, что люди, уже все познавшие и удовлетворившие почти все свои желания, с каждым днем все больше убеждаются в том, что «это уже старо». В отличие от рядовых служащих им, например, никогда не приходится испытывать внезапное волнение, когда их начинают за что-либо отчитывать. Им не приходится неожиданно узнавать, что они уволены, в то время как этот драматический момент переживают тысячи более бедных людей, вплоть до президентов университетов.
В отличие от очень бедных людей им никогда, даже в ред
ких случаях, не приходилось поражаться неожиданному проявлению доброты или внимания к себе, ибо они привыкли к такому отношению со стороны официальных представителей и своего персонала; какая-либо грубость, которая возмутила бы более скромного человека, могла бы, пожалуй, скорее позабавить их, нежели обидеть.
Какую бы роль, активную или пассивную, богачи ни играли в жизни общества, все они, иногда даже не ведая об этом, находятся под влиянием динамики денег. Активы богачей как бы посылают им беспрерывные невидимые импульсы, заставляя их беспрерывно двигаться. И почти каждому из них невозможно освободиться от гипнотического влияния этих активов.
Это нетрудно заметить, рассматривая неизменно рекламируемые случаи, когда люди неожиданно оказываются владельцами большого богатства, получив его по наследству или сорвав где-либо большой куш. Как только человек узнает о свалившемся на него счастье, он должен немедленно отметить это событие пиршеством с шампанским, сигарами и различными деликатесами. Осаждающим его репортерам этот баловень судьбы должен поведать, что он собирается делать с доставшимся ему богатством. Поначалу он может чувствовать себя растерянным, но люди настойчиво требуют от него ответа, ибо всем ясно, что он должен как-то распорядиться деньгами. Отказаться от них было бы явным безумием. Таким образом, мы видим, что деньги уже подталкивают его к действию и будут подталкивать и впредь, до тех пор, пока у него ничего не останется. Он может быстро истратить эти деньги (кое-кто так и сделал) или поступить более осторожно, поместив их на хранение в банк и расходуя только доходы, чтобы сохранить их магическую силу, которую он сможет широко использовать. В этом случае он почти бессознательно продвинется вверх по социально-экономической лестнице и примкнет к буржуазии.
Нам еще не приходилось слышать (хотя нечто подобное, возможно, и произошло однажды), чтобы человек, узнавший, что он внезапно стал обладателем 5 млн. долл., спокойно отправился к зубному врачу, а затем домой, не забыв купить по дороге фарш для своей собаки. Не случалось нам также слышать, что человек, позвонивший по телефону своему приятелю, в конце разговора сказал бы ему: «Кстати, Джордж, я неожиданно разбогател, получив 5 млн.». Наоборот, такие счастливчики, как правило, начинают рассылать взволнованные сообщения во все уголки мира.

Большинство богачей, как разбогатевших благодаря своим собственным усилиям, так и унаследовавших богатство, это сообщение не застает врасплох. Обычно они всегда заранее знают, что разбогатеют, как только кто-либо из их родственников преклонного возраста отойдет в иной мир. После получения богатства образ жизни богачей резко не меняется, однако их банкиры, юристы, жены и друзья начинают внушать им, что какие-то непреодолимые обстоятельства обязывают их делать ходы, основную роль в которых играют деньги. Лишь немногие из новых наследников (если это когда- либо и случается) могут позволить себе игнорировать доставшееся им богатство или даже спокойно наблюдать за ним издалека.
Один из общих выводов, который можно сделать, имея в виду почти всех богачей, заключается в том, что в своей личной жизни они очень редко подвержены аскетизму. Дело не в том, что они должны быть аскетами: просто само понятие «аскетизм» для них не существует. Характерно скорее обратное явление: как бы образ жизни одного богача ни отличался от образа жизни другого, оба они одинаково далеки от аскетизма. Старший Дж. П. Морган был гулякой и прожигателем жизни, а Рокфеллер был трезвенником и домоседом, однако у него, помимо всего прочего, было четыре роскошных имения, по одному на каждое время года, от штата Мэн до Флориды. Он был молчаливым баптистом, но далеко не монахом.
В личной жизни почти все богачи стремятся всемерно удовлетворить свои потребности в размерах, позволяющих говорить о том, что они живут в роскоши. Правда, среди них изредка попадаются люди, экономные до скаредности, например Хетти Грин, однако в целом образ жизни богачей соответствует широко распространенным понятиям о чрезвычайной роскоши, даже если один богатый человек ведет относительно умеренную жизнь, а другой, несомненно, является сибаритом. В общем они ведут себя именно так, как в той или иной степени вел бы себя любой обыватель, располагающий большими деньгами. О них можно лишь сказать, что это очень заурядные и вульгарные люди, попавшие в исключительно благоприятные условия. Они в гораздо большей мере, чем полагают сами, представляют собой автоматы, которые почти всегда передвигаются в ту или другую сторону, руководствуясь только денежными соображениями. Найти богатого человека (за исключением немногих эксцентричных изобретателей), жизненные интересы которого не определялись
бы главным образом денежными соображениями, практически невозможно, и жизнь это, на мой взгляд, убедительно доказала. Среди них можно найти лишь преуспевающих изобретателей — и только!
<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Глава XII СУТЬ ПРОБЛЕМЫ:

  1. Суть проблемы. 
  2. Сущность и суть бытия (чтойность). Проблема определения
  3. Раздел XII ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  4. Несколько извлечений из XII tabulae sive Lex XII tabularum
  5. Глава XII
  6. Глава XII СЕМЕЙНОЕ ПРАВО
  7. Глава XII — ПРАВООБРАЗОВАНИЕ, ПРАВОТВОРЧЕСТВО, ПРАВОУСТАНОВЛЕНИЕ
  8. Глава 6. Плуг и меч (Крестьяне и сеньоры в X—XII вв.)
  9. Глава XII Философия «высшего синтеза» А. Ф. Лосева
  10. ГЛАВА 5 АНГЛИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ НОРМАНДИИ. ГЕРМАНИЯ В XI — XII ВВ.
  11. ГЛАВА XII ТАИЛАНД ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  12. ГЛАВА XII 1917—1922 годы: в противостоянии двух Россий
  13. Глава XII. О генерале-фельдцейгмейстере
  14. ГЛАВА XII О ГИПОТЕЗАХ
  15. Глава XII Охтиан
  16. Глава XII. Штюрмер
  17. Глава 8. В поисках высшей истины (Мудрецы, еретики, школяры в XII—XIII вв.)
  18. Глава XII. О штюрмане и подштюрмане