<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В философском рассмотрении техники обнаруживаются следующие основные направления и подходы: Определение законов техники со стороны ее материальной предметности. Здесь на первый план выступает проблема предельности со стороны функционирования природных форм в технике (технологический порог), окружающей природной среды (экологический порог), человека как главного элемента в системе техники (антропологический порог), общества, определяющего материальнотехническую систему (социально-экономический порог).
Абсолютистская модель техники предполагает увеличение скорости, мощности, массы, высвобождения человека (автоматизации) и пр. Однако абсолютно только одно - рост объемов общества (по расширению в природе и численности населения). Все это сводится к проблеме эффективности техники (может ли она при бесконечном видоизменении обеспечивать неограниченное выживание человека?). Положительное решение данной проблемы следует из того, что природа как источник ресурсов неисчерпаема, а человеческий разум неограничен. Ресурсы природной и социальной жизни одинаково включают в себя объемы доступной пищи и диапазон благоприятных физических, химических и других свойств среды обитания. Однако ресурсы социальной жизни не ограничиваются готовыми природными формами, а создаются в процессе производства, расширяющего сферу вовлеченности элементов окружающей природы в ресурсную базу и за счет этого содержание жизни, ее предметное наполнение. Исчерпаемость ресурса существования - фундаментальный закон природной и социальной жизни. Предельным уровнем исчерпаемости материального субстрата техники является всеобщая исчерпаемость технологического способа производства (общественной жизни вообще), обусловливающая предельность общественного роста. Для первобытного общества, базирующегося на присваивающем технологическом способе жизни, это означает застойное существование в рамках естественноприродного равновесия, отличающееся от существования животных большей интенсивностью потребления готовых ресурсов окружающей природной среды с помощью простейших орудий (первых технических средств), применительно к цивилизованному обществу, базирующемуся на производящем технологическом способе жизни, - развивающееся существование в рамках производственно-природного равновесия, постоянная смена технологических способов производства (изменение материального субстрата техники), рост общества по всем показателям.
Исчерпаемость материального субстрата техники как средства человеческой жизнедеятельности в конечном счете сводится к ее функциональной ограниченности и означает исчерпаемость ее ресурса, то есть объема функционирования. Данное положение относится и к отдельным техническим устройствам, и к целым отраслям, и ко всей материально-технической системе общества, а значит, и к самому обществу. Вся история науки и техники представляет собой историю борьбы за продление ресурса общества как техносоциальной системы. Она состоит в борьбе с природой в виде познания ее законов, преодоления накладываемых ими ограничений и использования предоставляемых возможностей. Эта борьба все дальше уводит человека от естественного способа существования живого и все больше противопоставляет его природе. XX век наряду с величайшими техническими достижениями, беспрецедентно возвысившими человека над природой в буквальном и переносном смысле и показавшими всю глубину обозначившейся между ними бездны, породил осознание проблем, названных экологическими, в попытках решения которых просматривается идея возвращения в природу при сохранении накопленного цивилизацией жизненного багажа. Суть человеческого способа существования живого состоит в выходе за пределы естественно-природного равновесия, а сам способ заключается в совместности существования (социальности). Фундаментальный закон социальности определяется техносоциальной формулой и заключается в отношении цель-средство. Это отношение может быть реализовано только с помощью техники, в чем заключается ее социальная сущность. Следовательно, всеобщая функция техники - быть материальным средством получения ресурсов жизни из природы - опосредована ее социальной функцией, то есть превращением одного человека в средство жизнедеятельности другого человека. Иначе говоря, человек воздействует на природу силами другого человека, оснащенного техникой. Критерий технического прогресса - функциональное развитие техники, то есть увеличение возможностей человека в производстве ресурсов жизни из предметов природы.
Поскольку техника в процессе ее использования в рамках отношения человека и природы не обеспечивает поддержания существования человека и ее развитие в этих рамках неосуществимо, постольку движущая сила технического прогресса находится в сфере общественных отношений, такой силой является борьба за выживание. Более того, логично предположить, что даже само возникновение техники, а не только ее развитие, обусловлено борьбой. Иначе говоря, уже первые простейшие орудия воздействия на природу были созданы под влиянием конкуренции, а быть может, в первую очередь для непосредственного использования людьми друг против друга. Субстратная целостность технических систем, определяющая устойчивость их функционирования, обеспечивается системностью процесса их производства. Многие современные технические изделия состоят из большого количества элементов, сложных самих по себе. Их изготовление, например самолетов и ракет, рассредоточено по разным предприятиям, исчисляющимся десятками и сотнями, соответственно, степенью их технологической сопряженности определяется степень устойчивости технического изделия. Однако очень трудно обеспечить технологическое единство производства, рассредоточенного по разным формам собственности, различной ведомственной и даже национальногосударственной принадлежности, но это уже не только технологическая, но и социальная проблема. Следовательно, научно-технический прогресс, реализуемый в материально-техническом развитии, выражается в переходе не только к использованию новых природных форм движения материи, но и в переходе к новым формам использования человека в качестве средства. Соответственно общественный прогресс состоит не в движении к всеобщему благоденствию, а во все большем опосредовании отношения цель-средство, в отдалении от прямого непосредственного насилия в развитии форм социальной дифференциации, тенденции к всеобщему труду, в котором данное отношение цели и средства реализуется в отношении технологических лидеров и аутсайдеров. Распространенный тезис о том, что можно достигнуть устойчивого развития при оптимизации структуры потребления и распределения, не имеет объективного основания, поскольку для человеческого существования недостаточно иметь только пищу, одежду и жилище, нужен весь комплекс социального бытия - образование, здравоохранение, культура, развлечения.
Причем возрастает не только численность людей, но и продолжительность их жизни, ее предметное наполнение - без этого невозможно дальнейшее развитие научного познания. Значит, надо постоянно наращивать производство. Но уже на его нынешнем уровне обнаруживается некий экологический порог - например, ограниченность источников энергии и допустимых объемов ее высвобождения. Следовательно, путь дальнейшего роста производства грозит катастрофой. Но тогда неизбежно сокращение населения и потребления при общей деградации общества. Однако производство будет расти, это фундаментальный закон. Возникает, казалось бы, неразрешимое противоречие между пределами роста и избыточностью существования как движущей силы материально-технического развития. Отсюда следует простая альтернатива - либо социальная жизнь затухает, либо происходит технологический переворот, что всегда наблюдалось в прошлые времена. Выход один - смена технологического способа жизни. Смена технологических способов производства сопровождается кризисами, охватывающими общество в зависимости от его готовности к переходу на новый уровень производственно-природного равновесия. Периоды существования на базе определенных технологических способов производства (на базе освоенного ресурсного потенциала природы) сокращаются, а затраты на переход к новому технологическому способу возрастают. При невозможности изменения материального субстрата техники и перехода к новому технологическому способу производства общество не может выйти из кризиса и разрушается. Все это показывает действие техносоциальной формулы общества, означающее неотвратимое снижение эффективности человеческой деятельности, компенсируемое расширением сферы преобразования природы. История демонстрирует примеры попадания отдельных цивилизаций прошлого в технологический тупик и их последующего исчезновения. Цикличность - объективная характеристика материальнотехнического развития. Общество еще не оказывалось в безнадежном историческом тупике, однако выходы из критических ситуаций, как правило, были связаны с войной, которая все перемешивает, сглаживает социальные перепады, уничтожает все лишнее и выводит общество на очередной виток техносоциального развития.
История знает две мировые войны (или одну с перерывом), но еще не было глобальных войн, имеющих целью не перекраивание территорий, занимаемых общностями, а переформирование самих общностей, перестраивание социальной структуры человечества. Логично предположить, что смена поколений оружия без всеобщего боевого применения может рассматриваться как начало глобальной войны в виде постоянной гонки вооружений и непрекращающихся локальных конфликтов, то есть войны оружия как войны экономик. Одной из проблем философии науки и техники является вопрос об этике в научно-технической деятельности с точки зрения ее предметных областей (о моральной ответственности ученых и инженеров за выполняемые ими работы). Здесь можно сформулировать два основных тезиса: 1. Научные исследования сами по себе не поддаются моральной оценке в той мере, в какой их результаты (открытия), во-первых, нельзя предвидеть, а во-вторых, не сразу известно, как применить. 2. Цели и методы научных исследований, а также изобретательской и конструкторской деятельности могут быть оценены только в конкретном социальном контексте и подпадают не только под моральную, но и под правовую ответственность. Следовательно, из невозможности формирования человечества как единого социального субъекта следует невозможность установления научно-технического прогресса под контроль человека. Демонизм техники заключается не в мифическом или мистическом порабощении ею человека в буквальном смысле, а в том, что технологический способ жизни обусловливает непреодолимый рост производства и воспроизводства техники. Последняя толкает на избыточное существование, порабощение состоит в обреченности на рост избыточного потребления при увеличении дефицита существования. Человек несвободен именно в технологическом способе жизни. Однако в той мере, в какой техника является средством превращения одних людей в средство жизни других, за демонизмом порабощения человека техникой скрывается порабощение человека человеком. Чем больше масштабы техники, тем больше масштабы этого порабощения.
Возможность прогнозирования материально-технического развития определяется степенью системного и комплексного видения функционирования и развития техники в природной и социальной среде. Экстраполяция материально-технического развития в контексте природных оснований техники показывает его объективные пределы в рамках определенного технологического способа производства и возможные направления научно-технического поиска новых способов использования природы в качестве источника ресурсов жизни, а также необходимые изменения в социальной организации общества, соответствующие изменениям в технологическом способе производства. В свою очередь, прогнозирование социального развития позволяет предвидеть прогресс в материально-техническом развитии в контексте его социальной детерминации. Научно-технические сценарии, в отличие от научно-фантастических, не отделены от существующей технической реальности неким пробелом неизвестности, а последовательно-логически выводятся из нее. Рассуждения о будущем техники по мере удаления исторической перспективы становятся все более метафизическими (философскими), когда позитивное прогнозирование сменяется методологическими и мировоззренческими рассуждениями. Чем более системна материальнотехническая база общности, тем более длительному и определенному прогнозированию она поддается, тем более системно управление ею, предусматривающее долгосрочные заделы в области научно-технического прогресса. Это и есть основной показатель инновационного материальнотехнического развития. Образно говоря, чем меньше реальной системности в обществе, тем больше в нем философии - это относится к подчиненным, но претендующим на лидерство общностям. Мировое материально-техническое развитие не может быть системным в принципе, следовательно, какие бы программы общечеловеческого (общемирового) технико-экономического и социально-политического развития ни выдвигались, они всегда будут иметь мировоззренческометодологический характер с определенной идеологической направленностью, отражающей частные интересы господствующих сил в мире. Из основных положений о научно-техническом прогрессе как изменении материального субстрата техники (системность, комплексность, исчерпаемость, абсолютность и относительность замещения человека, расширение сферы материального единства общества и природы) выводятся глобализация, техносоциальная формула общества, непреодолимый рост материального производства и численности населения, абсолютность и относительность экологических проблем, непрекращаемость войн и т. п. Все перечисленные аспекты рассмотрения техники в своем единстве задают структуру технических наук (тематику и направления исследований). Естественные науки, обеспечивающие получение знания о природе, имеют два вида целевой детерминации: 1. Исследование природы, непосредственно не связанное с практикой, - оно необходимо, потому что человек живет в этой природе и должен ее знать. Здесь речь идет о фундаментальных естественно-научных исследованиях. 2. Поиск способов использования предметов и процессов природы в качестве ресурсов жизни, превращения природы в благоприятную среду своей жизни. Здесь речь идет о прикладных исследованиях, базирующихся на фундаментальных знаниях. Технические науки означают получение знания об искусственно созданных процессах, веществах, системах. На фундаментальном уровне исследований в технических науках получается знание, не ограниченное какими-либо конкретными изделиями, тогда как прикладные исследования связаны с созданием определенных систем и технологий. Здесь, казалось бы, можно считать, что в технических науках нет ничего, кроме приложения достижений естествознания. Действительно, в технике нет ничего, кроме движущихся предметов и процессов природы, однако техника - не природное, а общественное явление, и к предмету технического знания относится также социальное содержание техники, которая не может рассматриваться только как приложение естествознания. Поскольку социальность техники предметно (субстратно) выражена, постольку она составляет относительно самостоятельное содержание технических наук. Современность в этом плане показывает нам два убедительных примера. В первом случае речь идет о судьбах атомной энергетики, социальное содержание которой в виде потенциальной угрозы для людей оказывается непреодолимым препятствием для дальнейшего развития отрасли, несмотря на ее глубокую научную изученность и практическую проверенность. Здесь мы имеем дело с недостаточностью знания природы. Второй пример взят из области социальной жизни, которая все более требует материально-технического регулирования в виде противодействия терроризму, разбою, хищениям, электронному мошенничеству и т. п. Здесь мы имеем дело с недостаточностью знания общества. Но оба примера демонстрируют отсутствие позитивно-научной определенности в понимании перспектив материально-технического развития и безусловную необходимость осмысления техники на философском уровне обобщения, позволяющего удержать ее в поле общественного интеллекта. Как содержание техники составляет преобразованная природа, так бесконечность форм природы обусловливает бесконечность форм техники. Но в той мере, в какой преобразование природы ориентировано на существование человека, формы техники определяются его собственными природными и социальными формами. Однако бесконечное многообразие мира, лишающее его собственной определенности, лишь относительно упорядочивается общественной практикой человека, поскольку эта практика лишена определенности в общеисторической перспективе. Иначе говоря, за постнеклассическим пониманием науки, выражающимся в конечном счете в отказе от поиска объектной определенности мира (в поэтапном переходе от признания вероятностного характера познаваемых процессов к утверждению феноменологичности познания, совершающегося через ощущение, показание прибора, математическую модель), следует постнеклассическое понимание техники, а в более широком плане - техносоциального бытия, состоящее в обнаружении того факта, что знание и техника - это товары, ценность которых определяется не соответствием объективной реальности и сущности человека, а раздутой с помощью рекламы востребованностью на рынке. Данное суждение не имеет какого-либо ценностного содержания и полностью укладывается в релятивистскую модель общества. Наряду с объективными закономерностями и пределами в субстратном развитии техники есть свои закономерности и пределы в познании. Предельна или беспредельна природа? И одновременно пределен или беспределен разум? Познание всегда исторически ограничено. Но до последнего времени оно шло впереди материальной практики и переход к новым технологическим способам жизни во многом базировался на уже созданных познавательных заделах. Сейчас скорее потребности практики идут впереди познавательных возможностей, и нельзя исключать возникновение такой ситуации, когда обществу, способному в принципе познать любые природные явления и преобразовать их в необходимые для производства ресурсов жизни состояния, просто не хватит времени до наступления всеобщего технологического кризиса. Материально-техническое развитие общества не имеет принципиальных пределов ни по источникам потенциальных ресурсов жизни в природе, ни по интеллектуальным способностям людей вовлекать эти ресурсы в производственный оборот и управлять отходами жизнедеятельности. Следовательно, нет абсолютного экологического порога в существовании социума. Однако реализовать беспредельность человеческой жизни на Земле можно только на базе научно-технического прогресса и социальной гармонии. При таком рассмотрении техники ее суть представляется глубоко социальной и технический прогресс считается органичной составляющей социального процесса. Следовательно, научное исследование законов материально-технического развития в значительной мере относится к сфере гуманитарных и общественных наук.
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение
  11. с) Дизъюнктивное умозаключение
  12. III. Умозаключение
  13. III. Умозаключение
  14. § 3. Участие в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения
  15. § 5. Заключение эксперта