<<
>>

Закон о промышленных конфликтах

Трудно переоценить значение для сегодняшних и будущих отношений в промышленности закона об условиях найма и национальном арбитраже (№ 1305), действовавшего с 1940 по 1951 год. Закон № 1305 был введен через месяц после эвакуации из Дюнкерка в результате консультаций, проводившихся в Национальном объединенном консультативном совете между министром труда, Конгрессом тред-юнионов и предпринимателями, чтобы не допустить перерыва в оборонных мероприятиях из-за приостановки работы.

Стачки и локауты были объявлены незаконными, устанавливался новый порядок урегулирования конфликтов независимым трибуналом, решения которого имели обязательную силу.

Более того, повод для многих конфликтов был устранен тем, что часть III закона обязывала предпринимателей любой отрасли промышленности устанавливать заработную плату, не менее благоприятную, чем та, которая устанавливалась на основе коллективных договоров или добровольного арбитража (то же самое относилось и к условиям труда).

Этот закон первоначально был рассчитан на время войны (правда, третья его часть должна была остаться в силе на пятилетний срок после войны). О его успехе можно судить по тому факту, что профсоюзы, обычно относящиеся враждебно к принудительному арбитражу, согласились оставить его в силе на период послевоенной реконструкции. Этот закон пользовался поддержкой большинства профсоюзов вплоть до конца 1950 года. Преимущества, которые он предоставлял тред-юнионам, были сохранены в законе от 14 августа 1951 года о промышленных конфликтах (№ 1376). За одиннадцать лет действия закона № 1305 министру труда было передано 4 510 дел 2 344 дела были решены путем арбитража, 221 дело на основе нового закона передано на рассмотрение соответствующих органов, из остальных одни были взяты обратно, а другие урегулированы по соглашению сторон после вмешательства департамента министерства труда по вопросам урегулирования конфликтов.

Запрещение забастовок законом № 1305 ограничивало свободу тред-юнионов скорее на бумаге, чем на деле.

Когда предприниматели отказывались признавать тред-юнионы, последние делали ставку на забастовки, но после того как была введена система переговоров и каждая сторона осознала силу другой, метод забастовок и локаутов устарел и к тому же стал дорогостоящим. Обычно такому признанию тред-юнионов сопутствует стремление к урегулированию конфликтов в рамках установленной процедуры. Таким образом, этот закон лишь юридически закреплял то, что уже ранее существовало в виде морального обязательства профсоюзов. Оно могло быть тягостным лишь в тех случаях, когда та или иная группа членов союза не выполняла своих моральных обязательств либо преднамеренно, либо не зная об обещаниях, данных профсоюзом от их имени.

Неофициальные забастовки были большей частью непродолжительными, и судебные органы обычно смотрели на них сквозь пальцы. Однако одна из них — забастовка рабочих некоторых обслуживающих профессий в газовой промышленности в октябре 1950 года — причинила такие неудобства населению, что генеральный прокурор не мог пренебречь своими обязанностями. Последовавшее вслед за этим судебное преследование14 вызвало бурю протестов и многочисленные требования отмены закона. Со своей стороны Генсовет Конгресса тред-юнионов признал, что профсоюзы не могут более пользоваться преимуществами, предоставляемыми этим законом, не неся в то же время ответственности. Простая отмена закона, которой, казалось, добивалось большинство профсоюзных активистов, означала бы игнорирование опыта последних одиннадцати лет, поэтому тред-юнионы в феврале 1951 года заявили, что будут добиваться издания нового закона, который включал бы следующие положения:

а) запрещение забастовок и локаутов должно быть отменено;

б) пункты третьей части закона, обязывающие предпринимателей соблюдать существующие условия труда, должны быть сохранены;

в) в случае невозможности прийти к соглашению на основе -нормальной процедуры переговоров урегулирование конфликта должно быть передано в третейский суд, кроме тех отраслей промышленности, в которых действуют свои, совместно установленные методы арбитража;

г) однако обращение к этому суду должно быть добровольным, и он должен разбирать лишь вопросы, решение которых может быть поддержано гражданскими судами.

Обсуждение этого вопроса предпринимателями и профсоюзами в Национальном объединенном консультативном совете продолжалось до конца июля и привело к опубликованию закона № 1376, который следует рассматривать не как поправку к закону № 1305, а как новый закон, содействующий укреплению метода коллективных переговоров и соблюдению признанных условий труда.

Трибунал, созданный на основе этого закона, организован так же, как и предыдущий, но обращаться в него могут лишь профсоюзы' и организации предпринимателей, являющиеся сторонами в установленной системе переговоров в данной отрасли промышленности.

В тех немногих отраслях промышленности, где такой системы не существует, министерство может принять доклад о конфликте от организации, представляющей значительный процент предпринимателей или рабочих данной отрасли. Обсуждению подлежат лишь конфликты, связанные с денежными вопросами. Решение трибунала включается в качестве условия в трудовой договор и в случае необходимости может приводиться в исполнение через суд.

Опыт показал, что конфликты, возникающие в связи с членством рабочего в профсоюзе или восстановлением его на работе, не могут разрешаться в порядке принудительного арбитража, поэтому они были исключены из компетенции трибунала. Конфликты не могут быть переданы в трибунал до тех пор, пока министр не убедится, что полностью исчерпаны методы добровольных переговоров в данной отрасли промышленности. В тех отраслях про- мышленнности, где существуют собственные методы арбитража, решение, принятое по данному конфликту соответствующим трибуналом или промышленным судом, исключает возможность последующей передачи министерством дела в трибунал по разбору индустриальных конфликтов.

Новый закон получил высокую оценку профсоюзов, хотя для некоторых тред-юнионов, например, объединяющих служащих банков и страховых компаний, имеющих исключительно хороший, пользующийся общим признанием аппарат переговоров, он оказался менее выгодным, чем закон № 1305.

С отменой юридического запрещения забастовок число их не увеличилось. На протяжении 1946—1950 годов ежегодно в забастовках участвовало около 463 тысяч рабочих и было в среднем

КО

потеряно по 1 906 тысяч рабочих дней. В 1953 году соответствующие цифры составляли 1 374 тысячи рабочих и 2 157 тысяч поте-, рянных дней

<< | >>
Источник: Яковлев Л.. Британский тред-юнионизм. Пять очерков института политического и экономического планирования. 1956

Еще по теме Закон о промышленных конфликтах:

  1. ГЛАВА ПЕРВАЯ СТАРАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ
  2. ГЛАВА ПЕРВАЯ КРУПНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ
  3. ПРОМЫШЛЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ
  4. Строительная промышленность
  5. Промышленный суд
  6. Закон о промышленных конфликтах
  7. §3.8. Что же мы узнали о прошлом, и есть ли у истории «законы»?
  8. Социальный конфликт
  9. Новые промышленные районы России: типы и примеры
  10. СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ