<<
>>

Зарождение империи и первые осложнения Оттон Великий, преемник Карла Великого (962-973)

/ Победитель язычников, инициатор миссионерской деятельности, Оттон представлялся, по примеру Карла Великого, защитником и проповедником христианства. Но мог ли и он также добиться императорской короны? Случай осуществить это представился, когда в 960 г.
папа, преемник того понтифика, который в недавнем прошлом и вовсе отказывался признавать короля, обратился к нему с просьбой о помощи. Иоанн XII не был образцом добродетели, однако был избран на этот пост по завету своего отца Альбериха, принцепса Рима, чтобы объединить церковную и административную власть в одних руках. Беренгарий, король Италии, которому Оттон доверял, захватил земли Папского престола. Иоанн XII, как это некогда сделал Лев III, короновавший Карла Великого, дал обещание, что коронует Оттона, если тот ему поможет. Предложение было принято. Перед отъездом будущий император предпринял меры предосторожности. Он велел избрать королем сына Аделаиды Оттона и на правах воспитателя этого пятилетнего ребенка, а также как регент королевства распорядился включить в епископское служение Майнца ритуал коронации. Затем в конце 961 г. он преодолел Альпы и, хотя Беренгарий уже успел скрыться, сместил его и занял его место, не отменив, однако, автономии королевства лангобардов, права которого были соблюдены. Затем армия немедленно направилась на юг. Вперед был послан аббат Фульды, который должен был подготовить церемонию и урегулировать проблемы, связанные со снабжением армии. Около ворот Вечного города Оттон остановился, чтобы принести папе «клятву безопасности», обязуясь, к тому же, возвратить ему то, что принадлежало святому Петру 2 февраля 962 г в Ватиканском соборе он был коронован Иоанном XII. После периода упадка, длившегося тридцать восемь лет, империя возродилась. Ей суждено было просущество- вать более восьми веков. Территория государства действительно была огромной; оба короля методично подчинили ее жестким струк- тУрам управления, успех которых обеспечивал статус империи.
Впервые с 843 г. этот титул принадлежал не слабому правителю или князьку. Империя основывалась на крепкой базе. Оттон благодаря своему новому титулу увеличил свое влияние. Он оказался на полпути между духовенством и мирянами; в любом случае, он занимал в священном мире особенное место. Представители знати не могли больше расценивать его как первого среди равных. Сам папа вынужден был признать его власть; он пал ниц перед императором, коронуя его. Официальный документ, называемый «ОНотапит», обнародованный императором 13 февраля 962 г. предоставлял святому отцу те же привилегии, что Каролинги признавали за папством, однако, в отличие от грамоты Лотаря он предписывал любому новому папе приносить клятву верности правителю или его посланнику перед получением сана. Оттон начал пользоваться своей властью с 963 г.; Иоанн XII, который, без сомнения, счел, что плата за помощь оказалась слишком высока, начал плести интриги против императора с его врагами. Реакция последовала незамедлительно и неотвратимо: церковный собор, созванный Оттоном, сместил папу, против которого выдвигались серьезные обвинения, и заменил его нотариусом епископской канцелярии. Воспользовавшись своим сильным положением, Оттон потребовал от римлян клятвы, в соответствии с которой «они не изберут, не рукоположат никакого папу без согласия правителя Оттона либо его сына». Император, таким образом, в своем указе по меньшей мере сравнялся с папой, выборы которого он контролировал. Преимущества, которые ему предоставило это положение, были значительны. Мы уже говорили, что в его системе правления Церковь играла первостепенную роль. Рассчитывать на поддержку епископа, который считал себя лицом, достигшим «высочайшего поста и обладающим повсеместной властью», — в этом заключалась гарантия фактической власти над местными церквами и церквами империи в особенности. Оттон неоднократно в 962, 965 и 967 гг использовал свое право вмешаться в синод Равенны, проводимый в его присутствии. Была торжественно утверждена реорганизация церковных структур в славянских странах в соответствии с желанием императора.
Если Магдебург ограничивал поле своей миссионерской деятельности до территорий, действительно подвластных императору, то папе там было нечего делать. Христианизация Польши повлекла за собой создание польских епископств, а впоследствии и признание их самостоятельности. Но Оттон быстро обнаружил, что новое положение давало ему не только преимущества. Римляне смотрели на него как на чужака, которого аристократы, убежденные в том, что они ведут свой род от Сципионов или Фабиев, воспринимали с презрением и даже неприязнью. Даже если их положение изменилось с приходом этого варвара, они его не принимали. Они неоднократно восставали, а провалы их мятежей лишь усиливали их горечь. Для императора не было спокойной жизни в Риме. У Оттона возникли серьезные проблемы не только в отношениях с римским населением. Как и Карл Великий, он встретил враждебность со стороны Византии, правитель которой, несмотря на то что он был греком, считал себя единственным, кто имеет право носить титул римского императора. Верный каролингским обычаям, Оттон принял в качестве титула только imperator Romanorum et Francorum, тогда как в этой формуле обычно содержались слова imperator augustus. Между тем он нанес удар по претензиям Константинополя, когда получил клятву верности от лангобардских князей Беневента и Капуи, заявив, что забирает их из-под власти императора Востока. Никифор Фока, однако, придерживался принципа, что Римская, то есть Византийская, 3- 9121 империя была единственной, тогда как все другие князья являются простыми королями. Он дошел до того, что потребовал себе Рим и Равенну. Подобная позиция не смутила Оттона, не отчаявшегося получить для своего сына руку принцессы «родившейся в пурпуре», дочери императора. Чтобы составить более красивую партию, в 967 г. он заставил Иоанна XII короновать императором своего сына, будущего Оттон II. Воинственный Никифор ответил подготовкой военного похода. Оттон I вместо ответа предпринял поход на Апулию и Калабрию, правда, без особого успеха.
Переговоры, напряженность которых описал епископ Лиутпранд Кремонский, закончились только после убийства Никифора. Его преемник, Иоанн Цимисхий, согласился на компромисс: он сохранил Калабрию и Апулию, а лангобардские княжества остались в подчинении Оттона. В 972 г. Оттон II сочетался браком с Феофано, не с «порфироносной» принцессой, но княжной из рода басилевса. Ей, несмотря на свое менее знатное происхождение, которого так добивался ее тесть, суждено будет сыграть важную роль при дворе Западной Римской империи, она привнесет туда культуру и политическое мышление Востока. Оттон I, проведя шесть лет в Италии, вернулся за пределы Альп осенью 972 г. Длительное отсутствие правителя ослабило его власть. В окружении королевы-матери, умершей в 968 г., неодобрение римской политики, проводимой императором, которого не любила Матильда, было ясно заметно. Архиепископ Магдебургский Адальберт, который сделал карьеру благодаря Оттону, подлил масла в огонь тем,\что при встрече оказал маркграфу Биллунгу почести, достойные разве что короля. Таким образом, у Оттона I появилась проблема, которую напрасно старались решить его преемники: как одновременно править к северу и к югу от Альп? Хотя Оттон I уже перешагнул шестидесятилетний рубеж, он сделал все возможное, чтобы громко заявить о своих правах на власть. Он собрал синод прелатов империи в своей резиденции в Ингельхейме и распределил епархии. Затем, торжественно поручив епископу Регенсбургскому совместно с епископом Пассау подтвердить христианизацию Венгрии, он предложил архиепископу Магдебургскому исправить свою ошибку и подготовить его вступление во всем блеске, приличествующем правителю. Наконец, перед Пасхой он собрал в Кведлинбурге весенний съезд представителей знати своего королевства. Туда прибыли князья Польский и Богемский, магнаты Венгрии, представители Дании, король которых недавно принял христианство, болгарская, русская, беневентская и византийская делегации. Весь христианский мир, который своим недавним расширением был отчасти обязан энергии Оттона I, почтил таким образом «превосходство» императора, его духовное господство.
Это была слава заходящего солнца, окутавшего ореолом изможденного человека, которому предстояло умереть несколькими неделями позже, 7 мая 973 г. В соответствии с его желанием, он был похоронен в соборе Магдебурга, которым он дорожил так же, как некогда Карл Великий придворной часовней в Эксе. Первая немецкая поэтесса, писавшая на латыни, кано- нисса Хротсвита Гандершейм, воспела его в эпопее «Деяния Оттона». Она относила в прошлое прежнюю империю, столицей которой в свое время был Рим, и восхваляла своего героя, создавшего новую империю. В свою очередь монах Корвеи Видукинд заранее назвал Оттона II rex gentium, королем народов, хранящим гегемонию мира. Конечно, наследство, которое Оттон Великий оставил своему сыну, было блестяще, но наполнено гРузом сомнений. Чтобы найти решение этих вопросов и выполнить миссию, в равной степени были необходимы сила и удача. А были ли они у Оттона II? з*
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Зарождение империи и первые осложнения Оттон Великий, преемник Карла Великого (962-973):

  1. Зарождение империи и первые осложнения Оттон Великий, преемник Карла Великого (962-973)