<<
>>

3. Гуманистическая революционность

Общество отчужденного человека есть карикатура на его действительное общество.

К. Маркс

Мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его.

В.

И. Ленин

Только подлинно человеческое предметно-преобразовательное материально-духовное производство может давать соки как своим надстройкам, так и «пристройкам», своим паразитическим, чуждым творчеству наростам. Но лишь развитый рабочий класс129 поднимается до сознания, что отчужденное богатство и отчужденное социальное целое есть его собственное создание, его продукт. Это — «великое сознание» (enormes Bewufitsein) I3°.

Культурно-развитый рабочий своей деятельностью воспроизводит всю систему разделения, отчуждения и овеществления человеческой деятельности. Для него противоречия этой системы — его собственные противоречия, мучительно ощущаемые им, пронизывающие собой его мышление, его личностное Я. «Его деятельность оказывается... мукой, его собственное творение — чуждой ему силой, его богатство — его бедностью, сущностная связь, соединяющая его с другим человеком,— несущественной

1М Прн раскрытии понятия рабочего класса важно ориентироваться именно на деятельностное, а не на утилизаторское отношение его к культуре. Последнее характерно для конформистского «тоже трудящегося» мещанства. «Мещанство... искажает все, накопленное человечеством; философия, искусство, гуманность, революционные идеалы — все гибнет, все превращается в пародию на самое себя, чуть только к нему прикоснется мещанство...» (Л. Чуковская. «Былое и думы» Герцена. М., 1906, стр. 87). Человеческая культура в руках мещанства вырождается в так называемую массовую культуру, отличающуюся чисто вещным, утилитаристским способом функционирования. Современная «массовая» культура ориентируется на инерцию общества, а не на его динамику, предполагает и укрепляет конформизм потребителя по отношению к существующей действительности, становится наркотиком, приводит к пассивности и безразличию (см.

«Проблемы мира и социализма», 1905, № 7, стр. 40). Мещане «взяли от человеческой цивилизации только то, что есть в ней повторительного и утилитарного, механического и прикладного. Они стоят около человечества, как Вагнер около Фауста, но разница в том, что они удовлетворяются этим и их не гложут никакие сомнения». Они лишили человеческую культуру «всего, что в ней было человеческого, н усвоили только ее ого- леяно-практическую, утилитарную, техническую сторону». «...Страшнее всего для нас, людей, не нх численность н сила, а их торжествующая над всем неполноценность» (Карел Чапек. Война с саламандрами.—Сочинения, т. 5, стр. 236, 237). •з» К. Marx. Grundrifle..., S. 366.

связью... его жизнь оказывается принесением его жизни в жертву, действительность его сущности — недействительностью его жизни, его производство — производством его небытия, его власть над предметом — властью предмета над ним, а сам он, господин над своим творением, оказывается рабом этого творения» ш. Он одновременно является и субъектом и сам лишает себя определений субъекта, и творцом богатства культурно-личностного развития и создателем отчужденной формы этого богатства, обезличивающей индивидов и низводящей их до уровня вещей. Производя и воспроизводя систему разделения деятельности, отчуждения и вещных отношений, он испытывает ее действие как уродующее и калечащее его. То, что «независимость лиц друг от друга в системе восполняется всесторонней вещной зависимостью» |32, он воспринимает как нетерпимое «заточение» в вещные структуры, которые отгораживают его от других людей вместо того, чтобы соединять с ними и открывать им его действительную сущность. Сам процесс творчества—процесс созидания новых возможностей свободы и открытия новых «измерений» человеческой действительности — превращается в процесс созидания им новых пут и цепей, новых оков и новых «нечеловеческих» структур, враждебных творчеству и свободе. Он в каждом шаге своей деятельной жизни стоит лицом к лицу с этим трагическим •для него противоречием.

И именно поэтому он оказывается призванным разрешить это противоречие и революционным путем преодолеть всю систему разделения и отчуждения деятельности. Он становится потенциальным творцом той «более высокой общественной формы, основным принципом которой является полное и свободное развитие каждого индивидуума» 133,— коммунизма.

«Объективные закономерности противоречивы—такова главная закономерность исторического развития». История — «не река, которая несет в одном направлении все, что есть на ее поверхности», а «сложный водоворот, в котором действуют самые разные, противоборствующие силы. Они крутятся и сталкиваются... одни бурлят у самой поверхности... другие «тайно» подрывают берега в глуби...» 134 Чем более развитыми становятся творческие силы культурного, зрелого рабочего класса, тем основательнее их работа, адекватно не выразимая поверхностно- суетными симптомами. Отчуждение есть для этого класса нечто но самому существу своему преодолимое, лишенное независимого от него источника и почвы. Мощь стоящих над ним грозных химер и их прислужников выступает как то, чем он сам их наде-

MEGA, Abt. I, Bd. 3, S. 536. і" К. Marx. Das Kapital, Bd. I, S. 113.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 23, стр. 606. |М А. А. Л еб едев. Чаадаев. М., 1965, стр. 105.

лил. Нет больше несомненного господства над ним завершенного и прочного вещного Порядка. Нет больше Истории, которая сама собой вершится так, как ей «положено». Нет больше Судьбы, которую надо только узнать и полюбить. Фетиши рухнули. Остался сам общественный человек-деятель, человек-творец.

Развитый, поднявшийся в своем образовании, все более интеллигентный рабочий класс как раз тем и отличается от всех других классов, что он воплощает в себе в наибольшей мере все- общечеловеческую деятельностную сущность и противоречия ее прогресса. Он наиболее революционен вовсе не потому, что он — якобы лишь выражение радикальнейшего опустошения, разложения и полной утраты человеком самого себя, т. е.

результат падения индивидов до уровня настоящих ничтожеств — до став ших «ничем». Те, кто воплощал бы в себе человеческое «ничто», своим торжеством могли бы осуществить лишь разрушительно- абстрактное отрицание всего мира культуры и столь же абстрактное и всенивелирующее отрицание человеческой личности, могли бы только завершить и довести до последней степени гнусность классово-антагонистического общества. Всеобщее распространение нищеты и ничтожности лишь воскресило бы «всю старую мерзость» 37.

Предельно чуждый подлинному коммунизму, преодолевающему всякое отчуждение, «грубый», «казарменный коммунизм» нигилистичен и реакционен, будучи ориентирован на явно ^буржуазные формы, восстанавливающие «азиатский способ производства». Он выражает позицию тех, кто «не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее»38. Он доводит до крайности превращение человека в принадлежащую отчужденному экономически-хозяйственному организму вещь, полезную этому организму в качестве инструмента: его принцип — «производить для общества как можно более и потреблять как можно меньше»39.

Идеологией этого реакционно-нигилистического стремления вернуть историю культуры на уровень, равный уровню мстительного «ничтожества», становится воинствующий иезуитизм, выдающий себя за «революционность». Циничный портрет такого ие- зуита-«революционера» принадлежит М. А. Бакунину:

«Революционер — человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностй, ни собственности, ни даже имени... Он знает только одну науку — науку разрушения. Для этого и только для этого он изучает механику, физику, химию, пожалуй, медицину. Для этого изучает денно и нощно живую науку — людей... Нравственно для него все, что

Способствует ТОржестйу революции... Суровый для себя, он Должен быть суровым и для других. Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности должны быть задавлены в нем единою холодной страстью революционного дела...

Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает ее достижению». «Мера дружбы, преданности и прочих Обязанностей в отношении к... товарищу определяется единственно степенью его полезности в деле всеразрушительной... практической революции». «Он не должен останавливаться перед истреблением положения, отношения или какого-либо человека, принадлежащего к этому миру... результатом... будет бесследная гибель большинства и настоящая революционная выработка немногих». «Наше дело — страшное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение... Мы соединимся с лихим разбойничьим миром, этим истинным и единственным революционером...»

«...Стенька Разин, который поведет народные массы... будет ...Стенька Разин коллективный... я под этим разумел., организацию, сильную своей дисциплиной, страстной преданностью и самоотвержением своих членов и безусловным подчинением каждого всем приказаниям и распоряжениям единого комитета, всезнающего и никому неизвестного. Члены этого комитета... как иезуиты... В комитете, равно как и во всей организации, мыслит, хочет, действует не лицо, а только коллективность... Всякий но- иый член вступает в нашу организацию свободно, зная, что, вступив в нее раз, он принадлежит уж ей, не себе... вступая в нее, каждый должен знать, что он отдает себя ей, со всем, что у него есть сил, средств, уменья и жизни, безвозвратно... Серьезный член общества убил в себе самом всякое любопытство и преследует его беспощадно во всех других... он не ищет и не хочет знать ничего, кроме того, что ему необходимо для лучшего исполнения возложенного на него дела. Он говорит о деле только с тем и только то, что ему приказано говорить; и вообще он сообразуется безусловно и строго со всеми приказаниями и инструкциями, полученными им свыше... Такая железная и безусловная дисциплина... есть необходимый залог относительной безличности для каждого члена, условие, sine qua поп общего торжества... И все покоряются его («диктаторского руководства».— Ред.) авторитету...

Кто не за нас, тот против нас. Выбирайте» ,38.

'и Цит. по кн.: К. Маркси Ф. Энгельс. Сочинения, т. Ив, стр. 415, 416, 417, 4)18, 420, 401, 422, 423. Здесь не место рассматривать все позднейшие симптомы «иконоборчества», к которым приходит активизм. Напомним только о небезызвестном в свое время курсе на «расцвет всех цветов», цель которого оказалась состоящей в том, чтобы обеспечить наиболее полную «прополку»... «Обоснование такой прополки было предельно четким: отсутствие «правильных» взглядов равносильно отсутствию души!

В противоположность Тйкогб ірода реакдИоййо-раз^уИМТёЛЬ- ным, 'бунтовщнчески-нигилистическим элементам коммунистический революционер отнюдь не представляет собой «ничто» человеческой культуры. Напротив, он — самый сокровенный внутренний дух этой культуры, ее живая деятельностная душа, человеческая сущность человеческого мира. «Революционная сила, чтобы быть способной снять старое и создать новое целое, сама должна заключать в себе противоречие старого целого» 139.

Коммунистически-революционный, культурно-развитый рабочий класс как раз и заключает в себе противоречие всего общества отчуждения. Он призван спасти человечество от дегумани зации. Поэтому его борьба есть «общее дело всех людей, переросших буржуазный строй», переросших именно своей способностью выступить против отчуждения как такового. Борцы за коммунизм «революционизируют общество и ставят отношения производства и форму общения на новую основу,—а такой основой являются они сами в качестве новых людей...» 14°.

Для подлинных коммунистических борцов революция — не мстительный бунт, а творчеоки-критический процесс, главное содержание и смысл которого составляет их самоизменение посредством изменения ими социальных предметных форм своей деятельности («обстоятельств»). Основательность этого процесса — не в торжестве «дна», ставшего «верхом», а в том, что он делает своим принципом то, что. «корнем для человека является сам человек», что «человек — высшее существо для человека» Его основательность .в том, что он делает «самоцелью тотальность развития, т. е, развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу»|42.

136 «Философская энкциклаледия», т. 4, стр. 407. 140

К. Маркси Ф. Энгельс. Сочинения, т. 3, стр. 201 (курсив мой.— Г. Б.). 141

'К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 1, стр. 422.

148 К. М а г х. Grundrifle..., S. 387. К. Маркс отнюдь не смешивал рациональное регулирование социальных процессов, не выходящее за пределы господства над ними «собственно материального производства», и «истинное царство свободы», начинающееся «по ту сторону» этого (хотя бы и рационально регулируемого) господства,— коммунистическую общность, где «развитие человеческих сил» становится «самоцелью» (см.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 25, ч. II, спр. 387).

Точно так же и В. И. Ленин отличал от планомерной организации производства собственно коммунистическую социальность, служащую целостному развитию каждого человека. Критикуя Г. В, Плеханова, сводившего все дело к «планомерной организации» ради «нужд как всего общества, так и отдельных его членов», В. И. Ленин возражал: «Этого мало. Этакую-то организацию, пожалуй, еще и тресты дадут». Он настаивал на том, чтобы не была забыта итоговая задача — поставить производство на службу обеспечению «свободного всестороннего развития всех членов общества» (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 6, стр. 232).

1 Коммунистическая революция есть прежде всего и главным ?бразом процесс коммунистического самоперевоспитания ее творцов, процесс сбрасывания ими с себя всей «старой мерзости». Это — «возвращение человека к самому себе как человеку общественному, т. е. человечному»143, возвращение из расщепленности, разорванности, самоотрешенности и самоотчужденности, это—«подлинное, присвоение человеческой сущности человеком и для человека»144. И следовательно, это — гуманистически-образовательный процесс, т. е. процесс конституирования в адекватных себе формах собственно человеческого производства и перенесение цели созидания с вещного богатства на развитие человеческих способностей, человеческих сущностных сил14S.

Коммунистический борец — это борец за человечность, каждый раз неповторимую и бесконечно сложную. Никакое дело не может быть коммунистически-революционным, если оно антигуманистично, если оно губительно для культуры, если оно ставится людьми над собой и другими: если сами люди становятся средствами и жертвами фетишизированных Порядков и Норм. Тот не коммунист, кто предательски отрекся от собственной ответственности за истинность и справедливость всего того, что їворится им или гари его участии, с его согласия или їв <юответст- вии с одобряемыми им идеями. Тот не коммунист, кто самостоятельность и суверенность своего нравственного разума (т. е. мыслящей, рефлектирующей и критичной совести) отчуждает от себя повне, наделяя тем самым бесконтрольной самостоятельностью и суверенностью ияституциальные формы вместо самого себя14е.

и> К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ралних произведений, стр. 5®8. ж Таїм же.

Ils См.' об этом подробнее в статьях автора данной работы: «Современные проблемы воспитания в свете ленинских идей».—«Воспитание школьников», 1967, № 2; «Гуманизм Марксовых принципов коммунистического воспитания».— «Воспитание школьников», 1968, №№ 4 и 5. |,в Человеческий мыслящий разум есть не только способность субъекта, направленная на то, чтобы знать и понимать объект, «о в своем высшем призвании— способность через реальное освоение, знание и понимание объекта утвердить субъектность. Разум — не только способ знать и понимать объективное, но и способ быть субъектом — сущностная сила человека. Постигая предметность как человеческую предметность, как мир своей культуры, разум открывает в ней деятельностное бытие многих духовных центров этого мира культуры, многих личностных. Я. а самого себя — как принадлежащего действительному процессу человеческого само- соэидання, творческому процессу становления духовной суверенности. Как внутренний момент духовного самоопределения разум познающий есть также и нравственный разум. Это не какой-то другой, а один и тот же человеческий разум, развитый до полноты этической культуры, не изуродованный овеществлением и не выродившийся в бездуховный и безразличный сциентистски-конформистский рассудок. Однако в своей непосредственности, в индивидуальном самовосприятии и самосознании (интроспективно) нравственный разум дан как совесть. Тот, кто останавливает-

Тот не жбммугіиет, кто не Подвергает бсёгда вновь И вновь критическому суду своего нравственного разума вре и всяческие цели it планы, порядки и нормы. Вне человека и без человека, вне постоянного человеческого контроля и гуманизирующего творческого обновления они не обладают и не могут обладать ни истинностью, ш добром.

Для коммуниста верность своим принципам и нормам не существует вне и безотносительно к верности самих принципов и норм. А они верны только в процессе их выработки и проверки, конкретизации и развития, критического пересмотра и обновления, т. е. только как живые, человеку принадлежащие и служащие, человеком одухотворяемые и изменяемые. Человек предает свою человеческую сущность, когда превращает какой бы то ни было полученный результат — пусть самый выдающийся и ценный— в раз и навсегда готовый стандарт жизни, в рутину. Он лишает себя человеческого достоинства, когда становится эпигоном 'самого себя или друїгих, механическим повторителем, верным и суеверным рабом однажды оформулированных принципов, однажды созданных порядков и норм. Истина гибнет, если ее фанатически отстаивают, если, ее втискивают в формулу—заковывают в жесткие кандалы догмы и поклоняются ей. Ибо она живет только в диалектическом процессе неустанного преодоления человеком своей ограниченности и сама есть именно процесс. Чем дальше от примитивности уходит человеческая история, тем преступнее становится всякий фанатизм и слепота, готовностыпринимать на верутотовые идеи как раз и навсегда единственно истинные и следовать готовым решениям как единственно справедливым.

Коммунисты — это те, «за которых можно ручаться, что они ни слова не возьмут на веру, ни слова не скажут против совести...» 147 Для коммунистов истина как живой творческий процесс— превыше всего, превыше всякой заранее предусмотренной пользы, всякой наперед заданной служебности. И в этом — их глубочайшая принципиальность, их подлинная партийность —

ся на точке зрения непосредственной и нерефлектирующей совести, вместо того чтобы ставить превыше всего нравственный разум, ставит превыше всего лишь его непосредственную психологическую данность. Тогда получается, что творческий критический процесс остановлен в простом акте суда совести, которая выступает как некое абсолютное, изначальное достояние человека. Однако дело заключается не в том, чтобы отказаться от бессовестного рассудка, а в том, чтобы преодолеть в разуме его бессовестность, его голую техничность и служебность, тем самым освобождаясь от противопоставления нравственности ее собственному свету. «Конфликт между совестью и разумом (рассудком) свидетельствует о грубой необразованности человека как в интеллектуальном, так и в собственно нравственном отношении» (Я. А. Мильнер-Иринин. Этика или Принципы истинной человечности. М., 1963, стр. 133; см. также сб. «Актуальные проблемы марксистской этикн». Тбилиси, 1967, стр. 281). 147 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 45, стр. 391. !

артийность суверенно постигающего правду действительности азума. А ведь разум и есть «та универсальная независимость ІЬІСЛИ, которая относится ко всякой вещи так, как того требует Сущность самой вещи»148. Чтобы правда открывалась во всей полноте и целостности, не отредактированная никакими ни злокозненным, ни благонамеренным субъективизмом, чтобы она не только не несла печати предвзятых соображений полезности и служебности, но и сама полностью определяла их понимание,— «правда не должна зависеть от того, кому она должна служить» М9.

Борьба за коммунизм есть борьба за то, чтобы каждый из людей стал личностью. Подлинные революционеры-коммунисты относятся к действительности предельно критично и самокритично — как теоретически, так и практически. Они «возращают- ся к тому, что кажется уже выполненным, чтобы еще раз начать это сызнова, с беспощадной основательностью высмеивают половинчатость, слабые стороны и негодность своих первых попыток...» 130 И 'без этого не может 'быть прогресса на пути к коммунистической общности.

Человек ответствен. И хотя сфера его ответственности в каждый момент ограничена, как ограничены его деятельные .способности, однако ее границы непрерывно раздвигаются вместе с развитием самого человека как субъекта предметной деятельности, вместе с усложнением общественных связей и опосредст- вований, с возрастанием влияния и умножением последствий его дел. И если эта сфера оказывается неизменной, фиксированной ^ или даже ограниченной «исполнительством», то, значит, че ловек утратил свою целостность, самостоятельность и суверенность. Значит, он переложил на кого-то или на «что-то» свою ответственность и отказался от контроля над последствиями своей деятельности. Замыкаясь в однозначно определенной «клеточке» и оставляя вне ее пределов все те проблемы, о которых «не ему судить, не ему решать», он становится «рычагом» пользующихся им безликих отчужденных сил. Он как бы пытается практически опровергнуть тезис, что человек есть творец и «автор» своей общественной истории,— он не желает брать на себя такое «авторство». Но на деле он по-своему продолжает ее «творить»: он и ему подобные сами же выращивают над собой иерархию функционеров, которые, принимая на себя ответственность за других, за масюу, лишь концентрируют в себе и реализуют эту массовую безответственность. Произвол отчужденных сил есть всецело продукт такого отречения от ответственности и контроля. Об этом говорит вся история классово-антаго- иистического общества.

,4< К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 1, стр. 7. и" В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 54, стр. 446. "" К. Маркс нФ. Энгельс. Сочинения, т. 8, стр. 123. Коммунистическое воспитание и есть воспитание всецело и реально ответственных людей-личностей — таких, которые не отчуждают от себя, не передоверяют никаким -безличным силам ни одной из сторон своей суверенной деятельной жизни. Это воспитание целостной общественной самоответственности человека.

Человек всей своей жизнью делает себя обязанным понимать действительный смысл и значение своей деятельности. Он обязан разумным взором видеть всю полноту логики своей деятельности со всеми ее связями и опосредствованиями, прямыми и косвенными влияниями и последствиями. Он должен знать, что он на самом деле творит в этом мире, и отвечать за это. И не имеет права прятаться от правды в утешительных идеологических мифах. Коммунизм предполагает мужество человечеокого нравственного разума,

* * *

Принцип деятельностной сущности человека резюмирует самый последовательный гуманизм подлинно марксистской философии. Этот принцип— исток гуманистической революционности всего коммунистического мировоззрения. Однако никакой принцип— даже самый лучший и вернейший—ничего не гарантирует заранее, сам собой, автоматически. Никакой принцип не избавляет от необходимости вновь и вновь встречаться лицом « лицу с противоречиями действительности как диалектического процесса, от необходимости учиться на уроках истории. «...Теперь мы уже знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи умеют ее эксплуатировать» 40. История учит, преподает уроки и заставляет жестоко платиться за недостаток критической рефлексии, за узость мысли и пренебрежение интеллектуальностью. История учит подлинному коммунизму.

<< | >>
Источник: И. Ф. БАЛАКИНА, Б. Т. ГРИГОРЬЯН, С. Ф. ОДУЕВ, Л. А. ШЕРШЕНКО. Проблема человека в современной философии. 1969

Еще по теме 3. Гуманистическая революционность:

  1. СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ И НОВЫЕ ПУТИ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ
  2. ГЛАВА XI РЕВОЛЮЦИОННО- ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ И МАРКСИСТСКАЯ МЫСЛЬ В КАЗАХСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX В.
  3. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  4. 3. Гуманистическая революционность
  5. Предметный указатель
  6. § 1. Открытость к западной мысли
  7. ЦЕЛИ ВОСПИТАНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПЕДАГОГИКЕ
  8. ОЧЕРК ИСТОРИИ КИНИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  9. 2. Блудные дети Мая: легенда и действительность
  10. 2. С. Н. Булгаков. Героизм и подвижничество (из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции)
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Жизнь и творческая эволюция
  13. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯМАТЕРИАЛИЗАЦИЯПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ-УЧЕБНИК, МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ,ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧИТЕЛЯ И ПЕДАГОГА-УЧЕНОГО. ПС В СОВРЕМЕННЫХ КОНЦЕПЦИЯХОБРАЗОВАНИЯ
  14. ОСНОВНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В КУЛЬТУРЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ