<<
>>

Постструктуралюм о машинерии бессознательного

Постструктурализм также живо интересуется психоаналитической проблематикой и эдиповым комплексом, выдвигая свою версию психоанализа. Психоанализ, писал французский мыслиіель Мишель Фуко (1926-1984).
не только образует належную н неисчерпаемую сокровищницу опыта п знаній! о человеке, но прежде всего он является постоянным источником беспокойства, вопрошанин. сомнения, критики. Психоанализ, в отличие оі остальных гуманитарных наук, которые остаются в пространстве того, что доступно представлению, пытается перешагнуть через представления и показать, как вообще делаются возможными все значения, правила и нормы, которыми человек руководствуется в своей жизни н деятельности, как через конечность человека прорисовываются три образа: Смерть. Желание и Закон, как жизнь находит свое обоснование в смерти, конфликты и правила — в желании, а значения и системы - в языке, который является законом711.

С точки зрения философии и психологии все J го считалось фрейдовской мифологией Но психоанализ неспособен развертываться как умозрительная наука, построенная на основе тщательных наблюдений, он пытается обозначить сами условия возможности любого знания о человеке. Он пытается действовать внутри некоторой практики, и которую вовлечено не только знание о человеке, но и сам человек вместе со смертью. желанием и языком. Поэтому дія психоанализа, считал Фуко, невозможна никакая общая теория человека. Психоанализ растворяет человека. поскольку всегда занимается тем. что находится вне человеческого сознания и делает это сознание и его функции, например познание, возможным.

Ж.Дедёз. например, считал, что Фрейд нам важен не столько как исследователь человеческой глубины и первоначального смысла, сколько как удивительный первооткрыватель машинерии бессознательного. Фрейд, с точки зрения Ж.Делёза и Ф.Гваттари. сам не понимал, какой удивительный механизм производства человека и его желаний он открыл.

Основным препятствием для его понимании была пресловутая трннптарная формула: пана-мама-я. «Великим открытием психоанализа было открытие производства желания, разных видов производства бессознательного. Но из-за Эдипа это открытие было затемнено новым идеализмом: место завода бессознательного занял античный театр, место продуктивного бессознательного — бессознательное, которое может лишь выражаться (миф, трагедия, сон). По продукту нельзя судить о производственных отношениях. Продукт становится тем более специфическим. несказанно специфическим, чем более его соотносят с идеальными формами причинности, понимания и выражении, но не с реальным процессом производства, от которого он зависит»".

Эдипов комплекс — идеалистическая интерпретация бессознательного — подменяет его сущность символическим изображением в мифах. снах, трагедиях А бессознательное — это не театр, а завод по производству желаний, это сущность жизнедеятельности индивида, ничего общего не имеющая с фрейдовской абсолютизацией эдипова комплекса. Из УГОН жизнедеятельности вырастает любое понимание, весь социально-исторический контекст культуры, в котором Эдип как символ является лишь производным, частичным объектом.

Поскольку психоаналп і выходит за рамки представлений, что. в частности. не было осознано Фрейдом, го очевидно, что машины желания нерепрезентативны Они ничего не представляют. Машинное пс-

В-.І. Іуонн. К.II. Некрасива

пользование своего тела ребенком — это не символическое изображение родителей. Колоссальный инесемсипый опыт, полагали постструктуралисты. ускользает от Фрейда, который был сам загипнотизирован своим открытием эдипова комплекса -Психоанализ замыкает сексуальность в странную коробку с буржуазными виньетками» (Д.Г.Лоу- реис). в род довольно отвратительного искусственного треугольника, душащего любую сексуальность в качестве производства желания.. Психоанализ принимает участие в буржуазном угнетении в самом общем виде, которое состоит в удержании европейцев под игом папочек- мамочек и н бесконечном воспроизведении этой проблемы»'".

Психоанализ, выявляя Смерть.

Закон и Желание в их первозданной неукротимости, сталкивает нас с безумием в его теперешней форме. В этом образе, считал Фуко, наше сознание уже не ишет следов другого мира, оно прослеживает возникновение того, что находится в опасной для нас близости, словно вдруг перед нами выступает провал нашего су- шествования. «Конечное человеческое бытие, на основе которого мы и существуем, мыслим и познаем, вдруг оказывается перед нами как существование, одновременно и реальное, и невозможное, как мысль, которую мы не можем помыслить, как объект нашего знания, который, однако, постоянно ускользает от нас. Вот почему именно психоанализ обнаруживает в этом безумии, которое психиатры называют шизофренией. свою самую скрытую, самую непреодолимую муку, ведь именно в этом безумии даются в абсолютно явном и в то же время абсолютно скрытом виде формы конечного человеческого бытия...»77.

Шизофренический инстинкт жизни прорывает замкнутую оболочку человека, усиливает импульсы бессознательного, творящего образы мира. Подлинным твориом мира оказывается тот. в ком эти импульсы наиболее сильны: дикарь, ребенок, революционер, художник. Шизофреник, в этом смысле, не верит в Я. не верит в папочку-мамочку, он за пределами всего налично положенного, сзади, внизу, в другом месте. Фрейд, по мнению Ж. Делёза и Ф. Гваттари. не любит шизофреников, не понимает их специфической роли (речь идет не о болезни, а об особой установке к миру), он не любит их сопротивления эдипизацин. считает, что они просто тупы, апатичны, нарциссичны, напоминают философов. Но шизофреник — главный герой современности. «Шизофреник стоит на пределе капитализма: он представляет собой его развитую тенденцию, прибавочный продукт, пролетария и ангела-истребителя. Он смешивает все коды, будучи носителем декодированных потоков желания... Шизофреник — это производство желания как предел общественного производства»'*.

Фрейд и его последователи рассматривали человека с позиции классических философских традиций. Бессознательное нужно поставить под контроль сознания.

Сами процедуры психоанализа как терапии нацелены на то. чтобы вывести бессознательное на свет сознания, ••образумить» бессознательное, переформулировав иррациональные влечении в рациональных категориях. -Шизоанализ» же. противопоставляемый Дедёэом и Гваттари психоанализу, исходит из продуктивности бессознательного. Именно в ситу того, что сфера бессозиаіе.їьмої о (сфера Желания) носит продуктивный, творческий характер, от него не

дії г?ропологпческая проолсмат ика « философии \.\ пека

следует «освобождаться». Настоящая свобода как раз и заключена в сфере Желания, а попытки поставить его под контроль — репрессивны и непродуктивны.

Дополнительная литература

Лапланш Ж.. Понталис Ж.-Б Словарь по психоанализу. М.. 1996. Лейбин В.М. Фрейд, психоанаяи-з и современная западная философия. М., 1990.

Лоренцер А. Археология психоанализа: Интимность и социальное страдание. М.. 1996. Сартр Ж -П, Фрейд. М.. 1992. Фрейд 3. Психоаналитические этюды Минск. 1991 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992. Фромм Э. Бегство от свободы. М.. 1990. Фромм Э. Душа человека. М.. 1992. Юнг К. Проблемы души нашего времени. М.. 1993.

<< | >>
Источник: Валерий Губин, Елена Некрасова. Философская антропология: Учебное пособие для вузов. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга — 240 с.. 2000

Еще по теме Постструктуралюм о машинерии бессознательного:

  1. Постструктуралюм о машинерии бессознательного