<<
>>

Научное объяснение

Объяснение отвечает на вопрос «почему?». Оно устраняет недоумение и обеспечивает понимание. Многие считают, что объяснение—это способ сделать непонятные явления понятными, но на деле объяснения часто звучат куда более непонятно, чем те явления, которые они призваны объяснять.
Сравним, например, тот всем известный факт, что вода при комнатной температуре является текучим веществом, с тем объяснением, которое физики дают этой текучести.

Философы расходятся во мнениях относительно того, что является главным элементом научного объяснения. Логические позитивисты, как и их последователи, логические эмпиристы, считали, что научные объяснения показывают, что объясняемое явление или закономерность являются следствием глубинной закономерности. Научное объяснение показывает, что то, что мы пытаемся объяснить, является предсказуемым явлением. Такое понимание объяснения было принято еще в Древней Греции, но наиболее систематическое развитие оно получило в XX веке, в эссе Карла Гемпеля2. Гемпель развивает две основные модели научного объяснения: дедуктивно-номологическую и индуктивно-статистическую. Последняя, как и следует из ее названия, занимается вероятностными объяснениями и стремится развить логическое понимание, присущее дедуктивно-номологической модели.

В дедуктивно-номологическом объяснении утверждение, подлежащее объяснению, логически выводится из набора истинных утверждений, среди которых обязательно должен быть хотя бы один закон. Схематически эта модель выглядит так:

Верные утверждения относительно исходных условий

Законы

Утверждение, подлежащее объяснению

Линия обозначает дедуктивный вывод. Описание события или закономерности логически выводится из законов и верных утверждений. Для этого необходим хотя бы один закон. Логический вывод о том, что яблоко красное, из истинного обобщения, что все яблоки в корзинке у Билла —красные, не объясняет, почему яблоко красное.

«Случайные обобщения», в отличие от законов, не являются объяснениями.

Дедуктивно-номологическая модель —случай детерминистского, или нестатистического объяснения. Располагая только статистической закономерностью, мы не можем логически вывести из нее того утверждения, которое подлежит объяснению, но можем показать, что то, что оно утверждает,—весьма вероятно. Именно это делает индуктивно-статистическая модель Гемпеля.

Даже когда дедуктивно-номологическая модель ограничена нестатистическими объяснениями, она не решает проблемы контрпримеров. Аргумент может удовлетворять всем условиям дедуктивно-номологической модели, но не быть при этом объяснением. Например, тот факт, что кто-то регулярно принима- ет противозачаточные таблетки, не объясняет того, что этот кто-то не беременеет, если этот человек не живет половой жизнью или если это мужчина. Но при этом то, что этот человек не беременеет, все равно является следствием «закона», гласящего, что те, кто принимает противозачаточные таблетки согласно инструкции, не беременеют3. Можно вычислить высоту флагштока, зная длину его тени, угол подъема Солнца и закон перемещения света по прямой, но это не поможет нам объяснить высоту флагштока. Аналогичное заключение, тем не менее, поможет объяснить длину тени4.

В чем же здесь ошибка? На уровне здравого смысла нам понятно, что тот факт, что женщина принимает противозачаточные таблетки, не имеет причинного влияния на то, забеременеет ли она, если она не живет половой жизнью. Нам также понятно, ч^о мужчина не может забеременеть, независимо от того, принимает он противозачаточные таблетки или нет. Аналогичным образом, солнечный свет и тень не имеют существенного причинного влияния на высоту флагштока. Похоже, что объяснения событий все же должны ссылаться на причины этих событий5. Однако в теории объяснения есть две проблемы, связанные с указанием причины событий. Во-первых, причинными являются большинство объяснений событий, но не все. Во-вторых, утверждение, что объяснения событий ссылаются на их причины, само по себе не слишком информативно.

В отсутствие теории причинной связи причинная теория объяснения — пустышка, но даже при наличии такой теории заявление, что объяснить — значит привести причину, будет лишь поверхностным. Существование солнца имеет причинное влияние на урожай пшеницы, но не объясняет цену на зерно.

Объяснение человеческого поведения связано с дополнительными сложностями. Большинство объяснений человеческой деятельности имеет простую форму. Можно объяснить, почему актор купил те или иные акции или сменил работу, сославшись на релевантные убеждения и желания этого актора. Когда экономисты объясняют поведение в рамках функции полезности, они приводят именно такие объяснения.

Этот способ объяснения проблематичен с философской точки зрения. Попытавшись интерпретировать подобные объяснения как неполные или небрежные дедуктивно-номологические, мы обнаруживаем, что в них трудно найти какие-либо очевидно существенные или достоверные законы. Объяснениями служат такие банальности, как «люди делают то, что является для них наиболее предпочтительным». Некоторые философы утверждают, что подобные выводы вообще не являются эмпирическими, что эти выводы следуют из самих понятий действия и предпочтения6. По мнению этих философов, объяснения человеческого поведения решительно отличаются от объяснений, принятых в естественных науках. Объясняя, почему кто-то поступил так, как поступил, мы не пытаемся отнести этот поступок к категории какой-то общей закономерности. Вместо этого мы ссылаемся на мотивы, двигавшие актором.

Действительно, объясняя поступок человека, мы приводим мотивы, побудившие его совершить этот поступок. Но по сути своей отличаются ли объяснения, ссылающиеся на мотивы, от объяснений, используемых в естественных науках? Можно ли рассматривать их как (приблизительно) дедуктивно-номологические или как причинные? Можно ли оценивать их так же, как оцениваются объяснения в естественных науках? Тут философы расходятся во мнениях. Большинство экономистов-теоретиков пытались привести объяснения экономических явлений к виду объяснений, типичных для естественных наук. Почему бы объяснениям через мотивы не быть также научными объяснениями через причины?7Но есть и существенное меньшинство не согласных с этим экономистов, к которым принадлежит, например, такой выдающийся ученый, как Фрэнк Найт (глава 4). Они утверждают, что объяснение действий через мотивы фундаментальным образом отличается от обычных научных объяснений.

<< | >>
Источник: Дэниел Хаусман. Философия экономики - Антология, пер. с англ. — М.: Изд. Института Гайдара. — 520с.. 2012

Еще по теме Научное объяснение:

  1. 12.2 Аналитические модели объяснения
  2. Научное объяснение
  3. Объяснение и понимание
  4. 3.5. Томистская метафизика и современное научное знание
  5. ОБЪЯСНЕНИЕ
  6. Методы устного изложения знаний учителем и активизации учебнопознавательной деятельности учащихся: рассказ, объяснение, школьная лекция, беседа; метод иллюстрации и демонстрации при устном изложении изучаемого материала
  7. Объяснение как способ изложения материала
  8. Критерии отграничения научного знания.
  9. Законы как ключевые элементы научных теорий.
  10. Научное и нарративное знание с позиции языка и языковых игр
  11. Теоретический уровень научного познания
  12. Паранаучное знание
  13. Когнитивная модель научного познания. Понятие факта, проблемы, гипотезы, закона, теории, принципа науки
  14. Генезис и эволюция науки. Эпистемологическое обоснование научных концепций
  15. Объяснение и понимание эволюционных процессов
  16. § 2. Взаимосвязь искусственного и естественного в научном эксперименте и инженерной деятельности
  17. § 1. Объяснение
  18. Социальные предпосылки науки и научной деятельности
  19. 1.3.1. История развития научных взглядов на проблему понимания
  20. 1.3. Проблема понимания и объяснения