<<
>>

7. Потенциальные улучшения по Парето и анализ затрат и выгод

Такое неоправданное очарование совершенной конкуренцией легко понять, поскольку интерес к равновесию при конкуренции занимает центральное место в позитивной экономической теории и поскольку нормативные экономисты смогли бы сказать очень мало, если бы они ограничили себя одобрением определенных улучшений по Парето.
Единственный другой путь заключался в нахождении способа сравнения политических мер, ни одна из которых не является лучшей по Парето в сравнении с остальными. Калдор (Kaldor, 1939; Калдор, 2011) и Хикс (Hicks, 1939; Хикс, 2004) высказали следующую мысль: рассмотрим два экономических исхода или ситуации Хи F. Существует много различных этических сравнений, которые люди могли бы провести. Одно из этически значимых различий между X и У может быть распределительным, как в случае с десятью единицами хлеба. Другое различие между экономическими ситуациями может заключаться в объемах распределяемых экономических выгод, то есть в их возможностях - по удовлетворению предпочтений. Предположим, в ситуации X (первоначальной ситуации) А получает четыре единицы хлеба

и В получает шесть единиц. Рассматривается новая политическая мера, которая должна увеличить предложение хлеба. В результате А получит семь единиц хлеба, а В получит пять. Обозначим эту альтернативу как Y. Y не является улучшением по Парето в сравнении с X, поскольку В получает меньше единиц хлеба, но, как утверждают Калдор и Хикс, здесь имеет место однозначное увеличение экономических выгод и экономической эффективности. При новой политике возможности экономики по удовлетворению предпочтений возрастают. «Пирог» стал больше. Это увеличение не является улучшением по Парето, поскольку оно сопровождается изменением распределения, невыгодным для В. Из-за способа раздела пирога порция В уменьшается. По мнению Калдора и Хик- са, экономисты не могут переносить этические суждения на экономическое распределение, но они и не должны этого делать.

Увеличение эффективности, чисто экономическая выгода, не зависит от распределения. Экономистов должно интересовать увеличение пирога, а его раздел они должны оставлять политикам и моралистам. Существует отдельное поле чисто экономической оценки.

Согласно Калдору и Хиксу, X содержит больше возможностей по удовлетворению предпочтений, чем F, если X является «потенциальным улучшением по Парето» в сравнении с Y. X является потенциальным улучшением по Парето в сравнении с F, если существует некий способ (не обязательно осуществимый) перераспределения благ, доступных при X, которое делает X фактическим улучшением по Парето в сравнении с Y. Таким образом, в простом примере с хлебом распределение семи единиц в пользу А и пяти в пользу В является потенциальным улучшением по Парето в сравнении с распределением четырех единиц в пользу Л и шести в пользу В, поскольку существует возможность перераспределения двенадцати единиц для достижения фактического улучшения по Парето (например, А и В могли бы получить по шесть единиц хлеба).

Можно также описать потенциальное улучшение по Парето в терминах возможности «компенсации»: если X является потенциальным улучшением по Парето в сравнении с F, существует возможность предоставления выигравшими при переходе от У к X некоей компенсации проигравшим. Возможность предоставления выигравшими компенсации проигравшим операционализируется с точки зрения готовности платить. Если сумма, которую потенциальные выигравшие готовы выплатить ради принятия политической меры, превышает сумму компенсации, которую необходимо выплатить потенциальным проигравшим, чтобы они согласились с соответствующей политической мерой, такая политическая мера является потенциальным улучшением по Парето по сравнению с первоначальной ситуацией, и политическая мера предпо-

ложительно приводит к более эффективной ситуации, в которой присутствует «чистая выгода» — увеличение возможностей по удовлетворению предпочтений. При рассмотрении всех факторов данная политическая мера может быть признана неблагоприятной из-за ее распределительных последствий.

Но в вопросах распределения экономисты не обладают особыми компетенциями. Кроме того, проблемы распределительного характера подразумевают и решения распределительного характера. Остается лишь суждение об экономической эффективности.

Данный аргумент весьма проблематичен, и многие из этих проблем унаследованы практической реализацией данной линии рассуждений в современном анализе затрат и выгод. Центральная проблема заключается в том, что предложенное Калдором и Хик- сом разделение между вопросами эффективности и распределения, то есть между размером пирога и способом его раздела, в общем случае неосуществимо.

Анализ Калдора и Хикса применим, если границы полезности соответствуют изображенным на рис. 13.1, который иллюстрирует случай с хлебом при нереалистичном допущении, согласно которому полезности An В пропорциональны их потреблению хлеба. Распределение в точке являющееся результатом новой политики, не является улучшением по Парето в сравнении с первоначаль-

ным распределением s, поскольку уровень полезности В становится ниже. Но можно переместиться вдоль границы, осуществимой в результате применения новой политики, в область распределений, являющихся улучшениями по Парето.

Это частный случай. Невозможно исключить ситуацию, отображенную на рис. 13.2, заимствованном у Самуэльсона (Samuelson, 1950). Полезности двух репрезентативных индивидов — Рейчел (R) и Питера (Р) — измеряются по двум осям, две кривые представляют возможные сочетания полезностей в зависимости от используемой технологии Ті или Г2. Технология 1, являющаяся первоначальной (предположим в 1920 году), подразумевает железнодорожную транспортную систему, при которой незначительное количество товаров и пассажиров перемещается по автомагистралям. Технология 2 подразумевает развитую систему дорог, подобную действующей ныне в США. Первоначальная позиция полезности в 1920 году, предположим, обозначается точкой 5, а результат перехода к автомобильной технологии, при прочих равных условиях, приводит к полезностям Рейчел и Питера, отображаемым точкой Z. Z не является улучшением по Парето в сравнении с S, поскольку положение Питера ухудшается, но Z является потенциальным улучшением по Парето по сравнению с 5, поскольку Рейчел может выплатить компенсацию Питеру и экономика может перей- ти вдоль кривой Т2 в точку Z'. Тем не менее мы не можем прийти к выводу, как надеялись Калдор и Хикс, что Т2 эффективнее, чем Tt, или что она расширяет возможности по удовлетворению предпочтений, увеличивает реальный доход или «пирог», поскольку S в данном случае также является потенциальным улучшением по Парето в сравнении с Z—можно переместиться от 5 вдоль кривой Ті в точку S\ являющуюся фактическим улучшением по Паре- то в сравнении с Z.

Аналогичным образом эффективность перемещения загрязняющих отраслей в развивающиеся страны, на которую указывает Саммерс, в значительной мере зависит от несимметричного распределения благосостояния. В самом деле, мы можем интерпретировать /? и Р как обозначающие богатые страны и бедные страны, Т2 — как нынешнюю технологию (при которой загрязняющие отрасли размещены в богатых странах), Z—как нынешний уровень удовлетворения предпочтений представителей богатых и бедных стран и5- как улучшение по Парето, которое становится возможным при перемещении загрязняющих отраслей. Хотя 5 является улучшением по Парето в сравнении с Z, его нельзя сравнивать с Z, которое может быть достигнуто путем перераспределения без перемещения загрязняющих отраслей. Только в случае, когда одна граница возможной полезности находится внутри другой, можно провести «чистое» сравнение эффективности, которое не принимает конкретное распределение как допущение. S является улучшением по Парето в сравнении с Z не благодаря увеличению пирога. S является улучшением по Парето в сравнении с Z в зависимости от местоположения S и Z на соответствующих границах полезности. Более высокая «эффективность» S зависит от распределения в той же мере, что и от положения границ. Одобрение улучшений по Парето не является нейтральным по отношению к вопросам распределения.

В дополнение к неудачам в отделении чисто экономического аспекта оценки, связанного исключительно с эффективностью, коротко упомянем пять других этических проблем анализа затрат и выгод. Во-первых, его оценки основаны на сравнении «готовности платить», а не увеличений и уменьшений благосостояния различных людей. Хотя готовность платить явно имеет отношение к благосостоянию и предпочтениям, она также зависит от ожиданий в отношении приемлемости приобретения и цены. Готовность платить, так же как и денежная сумма, которую некто может потребовать за согласие на нежелательные изменения, зависит и от уровня богатства. Поскольку предпочтения в анализе затрат и выгод оцениваются в долларах, а у бедных меньше долларов, предпочтения бедных имеют меньшую значимость (Baker, 1975).

Во-вторых, анализ затрат и выгод, как и другие методы оценки с использованием критериев Парето, игнорирует вопросы справедливости, хотя при этом, в отличие от одобрения улучшений по Парето, поддерживает политические меры, ухудшающие положение некоторых людей. Рассматриваемая компенсация является лишь гипотетической. Некоторые люди выигрывают, некоторые проигрывают. Несомненно, вопросы справедливости актуальны в таких обстоятельствах. Если бы различные политические меры затрагивали различные группы выигравших и проигравших, так что в долгосрочном периоде каждый был бы выигравшим столь же часто, сколь и проигравшим, несправедливость отдельных политических мер могла бы нивелироваться. Но встроенное в анализ затрат и выгод искажение, действующее против предпочтений бедных, показывает, что несправедливость не будет нивелироваться. Именно те люди, о защите которых разработчики политики должны бы заботиться в наибольшей мере, могут с наибольшей вероятностью пострадать от этой политики. Поэтому сторонники анализа затрат и выгод исследовали способы модификации анализа для компенсирования возможной несправедливости (Harberg- ег, 1978; Little, 1957), но на практике корректировки уровня богатства производятся редко.

Третье возражение против анализа затрат и выгод заключается в том, что социальная политика не должна основываться на почти ничего не отражающих и необоснованных предпочтениях, которые сторонники анализа затрат и выгод выводят из экономического выбора людей. В отношении некоторых предпочтений, вроде предпочтений поселений, не страдающих от разрастания городов, трудно получить сигналы по данным о покупке продовольственных товаров, автомобилей или даже домов. Кроме того, предпочтения людей в отношении общественных благ всех видов реагируют на аргументы и могут изменяться после общественных дебатов. Замена общественного обсуждения анализом затрат и выгод означает, что предпочтения людей никогда не подвергаются подобной проверке. Предпочтения, основанные на ошибочных представлениях, оказывают на социальную политику такое же влияние, как и хорошо обдуманные и хорошо информированные предпочтения.

Наконец, серьезные проблемы создает сочетание неопределенности и того факта, что предпочтения и готовность платить обычно зависят от представлений. Если люди имеют ошибочные представления о составе дыма, выпускаемого близлежащей фабрикой, их готовность платить за избавление от вдыхания этого дыма является ненадежным индикатором их истинных предпочтений, не говоря уже о последствиях этих выбросов для благосо- стояния. Люди часто не осведомлены о последствиях различных альтернатив, а потому не знают, какую альтернативу они предпочли бы, если бы были осведомлены о последствиях. Проблемы неопределенности обычно обходят путем принятия предположения, что индивиды располагают субъективными распределениями вероятностей всех возможных исходов, но принятие такого предположения подразумевает чрезмерную идеализацию; едва ли оправдано доверие к предпочтениям, выведенным по преимущественно фиктивным распределениям вероятностей.

Эти проблемы не подразумевают, что анализ затрат и выгод бесполезен или что от него следует отказаться. Но они подразумевают, что его следует применять с большой осторожностью. Следует также отказаться от надежды на выделение «чисто экономического» поля оценки, в котором этические вопросы распределения можно не учитывать. Информацию о готовности платить можно использовать при принятии решений, но это не более чем один из многих факторов в сложном деле разработки политики, а вовсе не отражение экономических выгод, не зависящее от распределения.

Тем не менее сохраняется возможность получения обоснованных догадок в отношении последствий альтернативных политических мер для благосостояния, и мы полагаем, что экономисты должны играть в этом важную роль. Но теперь мы можем легко увидеть, какой ущерб могут нанести экономисты и какие задачи они должны решать, чтобы справляться со своей ролью. В частности, экономистам необходимо отказаться от идеи о том, что они могут сосредоточиться лишь на благосостоянии и что предпочтения всегда являются надежным показателем благосостояния.

<< | >>
Источник: Дэниел Хаусман. Философия экономики - Антология, пер. с англ. — М.: Изд. Института Гайдара. — 520с.. 2012

Еще по теме 7. Потенциальные улучшения по Парето и анализ затрат и выгод:

  1. Почему анализ затрат и выгод вызывает столько споров V Роберт X. Франк
  2. 6. Улучшения по Парето, эффективность по Парето и теоремы благосостояния
  3. Оценка возможностей путем анализа цены/выгоды
  4. 3.3. Анализ и управление затратами и себестоимостью продукции
  5. 10.1. АНАЛИЗ ЗАТРАТ И ВЫПУСКА ОТРАСЛЕЙ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
  6. РАЗДЕЛ 2. Общее понятие о затратах. Кривые средних и предельных затрат
  7. В. Парето
  8. Квазидобровольные сделки и парето-ухудшение
  9. РАЗДЕЛ 4. Вильфредо Парето Человек...
  10. ПАРЕТО (1848-1923)
  11. 4.5.3.2.1. Особенности алгоритма построения оптимального расписания для многокритериальной задачиОптимизация с помощью оптимума Парето
  12. Выгоды конкуренции.
  13. 6. ПОТЕНЦИАЛЬНОЕ БЕССМЕРТИЕ