<<
>>

VI. Заключение

Экономическая теория как позитивная наука представляет собой совокупность принимаемых на основе эмпирической проверки об- общений экономических явлений, которые можно использовать для предсказания последствий изменения обстоятельств.
Прогрессу экономической теории, то есть расширению этой совокупности обобщений, укреплению нашей уверенности в их обоснованности и повышению точности делаемых на их основе предсказаний, препятствует не только ограниченность человеческих способностей, которая затрудняет любое приобретение знаний, но также помехи, которые особенно важны в общественных науках вообще и в экономической теории особенно, хотя эти помехи никоим образом не ограничиваются только этими отраслями знания. Всеобщее поверхностное знакомство с предметом экономической теории порождает презрение к специальному знанию о нем.

Важность этого предмета для повседневной жизни и государственной политики препятствует объективности и способствует смешению научного анализа с нормативными суждениями. Необходимость полагаться на неконтролируемую практику в большей степени, чем на контролируемый эксперимент, затрудняет получение однозначных и четких данных, позволяющих принять ту или иную гипотезу. Опора на неконтролируемую практику не затрагивает фундаментальный методологический принцип, гласящий, что гипотезу можно проверить, только сопоставляя ее следствия или предсказания с наблюдаемыми явлениями. Но это делает задачу проверки гипотез более сложной и оставляет широкий простор для недоразумений относительно используемых методологических принципов. Обществоведы больше других ученых нуждаются в том, чтобы понимать используемую ими методологию.

Одним из наиболее распространенных и вредных недоразумений была путаница вокруг роли «предпосылок» в экономическом анализе. Значимая научная гипотеза или теория обычно утверждает, что для понимания конкретного класса явлений определенные факторы важны, а другие —нет.

Обычно удобно описывать такую гипотезу следующим образом: процессы, которые она должна предсказывать, происходят в наблюдаемом мире так же, как они происходили бы в гипотетическом и сильно упрощенном мире, в котором действуют лишь те факторы, важность которых утверждает данная гипотеза. Как правило, существует более чем один способ описать наблюдаемый мир с помощью моделей —более чем один набор «предпосылок», на языке которых может быть представлена теория. Выбор между такими альтернативными наборами предпосылок производится на основе критериев экономности, ясности и точности при формировании гипотезы, способности привлекать дополнительные данные, позволяющие судить о ее обоснованности. Эти косвенные данные помогают формулировать некоторые следствия, легко сопоставимые с наблюдениями, или выявлять связь с другими гипотезами, которые относятся к родственным явлениям, и т.д.

Такая теория не может быть проверена прямым сопоставлением ее «предпосылок» с «реальностью». Да и не существует никакого осмысленного способа сделать это. Полный «реализм», очевидно, недостижим, а вопрос о том, является ли теория «достаточно» реалистичной, может быть разрешен только исходя из того, дает ли она достаточно хорошие для данной цели предсказания или лучшие предсказания по сравнению с альтернативными теориями. Тем не менее вера в то, что теория может быть проверена через реализм ее предпосылок независимо от точности ее предсказаний, широко распространена и служит источником постоянной критики экономической теории за нереалистичность. Такая критика, как правило, не имеет отношения к делу, и в результате большинство основанных на ней попыток реформировать экономическую теорию оказались безуспешными.

Необоснованность этой массированной критики экономической теории не означает, разумеется, что существующая экономическая теория заслуживает большого доверия. Эта критика бьет мимо цели, однако критиковать экономическую теорию есть за что. Любая теория с необходимостью имеет преходящий характер и подвержена изменению с прогрессом знания. Оставляя в стороне столь банальное утверждение, отметим необходимость конкретизации содержания «существующей экономической теории» и проведения различий между разными ее ветвями; некоторые части экономической теории, очевидно, заслуживают большего доверия, чем другие.

Исчерпывающая оценка нынешнего состояния позитивной экономической науки, сбор фактов, касающихся ее обоснованности, оценка относительной степени доверия, которого заслуживает каждая часть, очевидно, являются задачей трактата или, возможно, набора трактатов, но не короткой статьи по методологии.

Все, что можно было сделать в данной статье, —это бегло изложить личное мнение автора. Существующая теория относительных цен, которая была создана для объяснения распределения ресурсов между различными направлениями их использования и распределения произведенного продукта между взаимодействующими факторами производства и которая была практически доведена до нынешнего состояния еще в «Принципах экономической науки» Маршалла, представляется мне исключительно плодотворной и заслуживающей самого высокого доверия применительно только к тому типу экономической системы, который характеризует страны Запада. Несмотря на значительные разногласия, это в равной степени справедливо по отношению к существую- щей статической денежной теории, которая создана для объяснения структурных или долговременных характеристик, определяющих уровень абсолютных цен, совокупного производства и других переменных, описывающих экономику в целом, и основным ядром которой —во всех основных ее вариантах, от Дэвида Юма через Кембриджскую школу и Ирвинга Фишера до Джона Мейнар- да Кейнса,—была количественная теория денег. Наиболее слабая и наименее удовлетворительная часть нынешней экономической теории, как мне представляется, относится к динамической области денежной теории, которая исследует процесс адаптации экономики как единого целого к изменениям во внешних условиях, то есть анализирует краткосрочные колебания экономической активности. В этой области у нас нет ничего, что хотя бы условно можно было бы назвать общей динамической денежной теорией.

Разумеется, даже в теории относительных цен и статической денежной теории остается большой простор для расширения предмета исследования и повышения точности существующей теории. В частности, чрезмерный крен в сторону описательного реализма «предпосылок» способствовал пренебрежению важнейшей проблемой определения границ обоснованности различных гипотез, которые вместе составляют существующую экономическую теорию. Абстрактные модели, соответствующие этим гипотезам, были значительно детализированы и существенно усовершенствованы по критериям строгости и точности. Описательный материал о свойствах нашей экономической системы и ее функционировании собирался с беспрецедентным размахом. Все это хорошо. Но, чтобы эффективно использовать эти абстрактные модели и этот описательный материал, мы должны провести сравнимое по масштабам исследование критериев, определяющих, какая абстрактная модель является лучшей для исследования определенных проблем, какие категории абстрактной модели должны быть идентифицированы с наблюдаемыми объектами и какие аспекты проблемы или характеристики внешней среды оказывают наибольшее влияние на точность предсказаний конкретной модели или теории.

Прогресс позитивной экономической науки потребует не только проверки и развития существующих гипотез, но и построения новых. Здесь мало что можно сказать на формальном уровне. Построение гипотез является творческим актом вдохновения, интуиции, изобретения; его суть заключается в обнаружении чего-то нового в знакомом материале. Этот процесс надо обсуждать в психологических, а не логических категориях, изучать по автобиографиям и биографиям, а не трактатам о научном методе и стимулировать его с помощью афоризмов и примеров, а не силлогизмов или теорем.

<< | >>
Источник: Дэниел Хаусман. Философия экономики - Антология, пер. с англ. — М.: Изд. Института Гайдара. — 520с.. 2012

Еще по теме VI. Заключение:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. Часть V. Заключение.
  5. Часть IV Заключение
  6. Глава 28. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 5.14. Заключение эксперта
  11. Заключение договора поставки
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. Заключение 1
  15. Заключение
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. Заключение
  18. Раздел Н.ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ БРАКА.
  19. § 5. Заключение эксперта