<<
>>

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ РЕЛИГИИ

В первой из "Лекций о сущности религии" Фейербах, делая краткий обзор своих сочинений, подчеркивал, что, несмотря на различие, его работы, "строго говоря, имеют одну цель, одну волю и мысль, одну тему.
Эта тема есть именно религия и теология и все, что с ними связано"219. Начало этой темы было положено в анонимно изданных "Мыслях о смерти и бессмертии", а продолжено в историко-философских работах Фейербаха, в которых раскрывается антитеза научно-философского мышления и религиозно-теологических воззрений. Позиция, занятая Фейербахом, не могла не привести его к разрыву с гегелевской концепцией. Гегель утверждал, что различие между философией и религией существует лишь по форме, по содержанию же они тождественны. Согласно же Фейербаху философия и религия различаются именно по содержанию, существу, "ибо философия есть дело мышления, разума, тогда как религия - дело душевного настроения и фантазии"220. Впервые со всей отчетливостью позиция Фейербаха в этом вопросе была сформулирована в работе "О философии и христианстве" (1839)221. Мыслитель обосновывает здесь противоположность философии и религии, раскрывает коренное отличие научно- философского знания от религиозных воззрений. "Философия - самостоятельная наука, имеющая как свою собственную историю, так и свои законы. Ее высший закон - это разум. Истинно для нее только то, что может быть доказано посредством разума или на основании опыта... Для нее истинно не то, что священно, а священно то, что истинно. Авторитет не имеет для нее никакого значения, область теоретического или научного знания должна быть абсолютно свободна. Свобода входит в понятие философии, составляет основу ее бытия"222. Философия вступает в коллизию не с религией непосредственно, а с рефлексией религии, или теологией, которая пытается выдать свои положения за высшую истину, придать им абсолютный характер. Фейербах не раз возвращался к вопросу о противоположности между философией и религией. При этом его точка зрения развивалась и конкретизировалась. Так, признав сущностью религии чувственное начало, Фейербах уточняет понятие чувственности. Во- первых, считает он, следует отличать реальную чувственность как действительно существующее единство материального и духовного и чувственность религиозную. Эта последняя противоречит реальности, действительности и выступает лишь как плод душевных настроений, фантазии. Во-вторых, отмечает Фейербах, нельзя также игнорировать роль чувственности в философском познании, как это обычно делают абстрактные теоретики. Фейербах признает, что в своих ранних работах он и сам недооценивал роль и значение чувственности и только впоследствии самым решительным образом выступил "как против абстрактной нечеловечности философии, так и против фантастической, призрачной человечности религии"223. Эти мысли Фейербаха впервые ярко выражены в "Сущности христианства". Исходным положением книги является утверждение: "Тайна теологии есть антропология"224.
При этом Фейербах подчеркивает, что его понимание антропологии принципиально иное, чем у Гегеля. Напомним, что в гегелевской философской системе антропология открывает учение о духе ("Философию духа") и рассматривает первую ступень в развитии субъективного духа. Предмет антропологии, по Гегелю, составляет "дух в себе", или непосредственный, природный дух, а проще говоря, душа225, и это неудивительно, поскольку человек трактуется Гегелем как духовное, мыслящее существо. Для Фейербаха же "природа есть основание человека", когда как сам человек - существо не только мыслящее, но и чувствующее, действующее. С этой точки зрения антропология приобретает характер учения о "действительном человеке на основе природы". Тайна же религии и теологии раскрывается следующим образом: "Сущность и сознание религии исчерпывается тем, что заключается в сущности человека, его сознании и самосознании... Человек - и в этом заключается тайна религии, - объективирует свою сущность и делает себя предметом этой объективированной сущности, превратившейся в субъект, в личность, он относится к себе как к объекту, но как к объекту другого объекта, другого существа"2®. Главное место принадлежит в религии и теологии идее Бога. Вот почему "Сущность христианства" открывается рассмотрением "антропологической сущности" Бога. В идее Бога человек объективирует прежде всего свой разум. "Бог есть разум, выражающий и утверждающий себя в качестве высшего существа"226. Но Бог, выражающий собою только сущность разума, не удовлетворяет человека. Если человек хочет найти удовлетворение в религии, то его религиозным объектом должно стать также нравственное существо. Бог как нравственно совершенное существо есть не что иное "как осуществленная идея, олицетворенный закон нравственности, обращенная в абсолютную сущность собственная моральная сущность человека"227. Религия, кроме того, немыслима без сочувствия, без сострадания, без любви. В божественной же любви только объективируется, утверждается любовь человеческая. "Любовь Бога к человеку, составляющая основу и средоточие религии, есть любовь человека к самому себе, объективированная и созерцаемая как высшая истина, как высшая сущность человека"228. В итоге Фейербах заключал, что Бог по своим интеллектуальным и моральным свойствам есть не что иное, "как обожествленное и нашедшее свое предметное выражение духовное существо человека, - теология, следовательно, есть в действительности, в ее последнем и конечном выводе лишь антропология"229. Но в "Сущности христианства" раскрывается сущность не столько Бога вообще, сколько именно христианского Бога, Иисуса Христа, который "воплощает в себе все человеческие страдания"230^. Страдающий же Бог "есть Бог чувствующий". "Поэтому тайна страдающего Бога есть тайна чувства"231. Средоточие же всех страданий - сердце. Кто не страдает, у того нет сердца. В понятии христианского Бога, по Фейербаху, объективируется сущность человеческого сердца. Более того, высшая, истинная сущность христианства вытекает из человеческой сущности, которая раскрывается как сердце и через сердце. "Главная наша задача выполнена, - пишет Фейербах в конце первой части своей книги. - Мы свели внемировую, сверхъестественную и сверхчеловеческую сущность Бога к составным частям существа человеческого как к его основным элементам... Человек есть начало, человек есть середина, человек есть конец религии"232. Вторая часть "Сущности христианства" - полемическая и критическая. В ней Фейербах стремится показать иллюзорность религиозных представлений и культа, раскрыть присущие им противоречия. Однако религия не есть чистая иллюзия, отмечает философ.- Религиозно-теологические иллюзии имеют в конечном счете земное, человеческое происхождение, отражая в фантастической форме действительную сущность природы и человека. Противники Фейербаха усмотрели в "Сущности христианства" "идеалистическую односторонность", обвинив философа в том, что он производит человеческое существо "из ничего", превращает человека в "существо, которому ничто не предшествует". Чтобы дать отповедь "своим хулителям и насмешникам", Фейербах пишет "Сущность религии". В этой сравнительно небольшой работе он дополняет анализ сущности христианства анализом сущности религии вообще, вовлекая в исследование дохристианские, языческие религии. Основу религии составляет, согласно Фейербаху, чувство зависимости человека; первоначально человек чувствует себя целиком зависимым от природы. "Природа есть первый, изначальный объект религии, как это вполне доказывается историей всех религий и народов"233. Самое распространенное проявление чувства зависимости - это страх. Не случайно древние философы, замечает Фейербах, объясняли возникновение религии из страха. Но страх не может считаться единственной причиной возникновения религии. Не только страх, но и чувства, противоположные страху, - любовь, радость, почитание - порождают, по Фейербаху, религиозную веру. Однако и отрицательные, и положительные чувства, питающие религию, составляющие ее психологическую основу, - это лишь различные формы проявления чувства зависимости человека. "Чувство зависимости есть поэтому единственно верное, универсальное название и понятие для обозначения и объяснения психологической и субъективной основы религии"234. Природа есть, таким образом, первый объект религии. Бог, рассматриваемый с этой точки зрения, указывает Фейербах, есть не что иное, как обожествленное, олицетворенное существо природы. Но Бог, рассматриваемый с другой точки зрения, есть не что иное, как обожествленное духовное существо человека. Суммируя обе точки зрения, философ приходит к выводу, что Бог как абстрактное, нечувственное существо, отличное от природы и человека, Бог - творец и вседержитель реально не существует. "Но это отрицание есть лишь вывод из познания существа Бога, из познания, что это существо выражает не что иное, как, с одной стороны, существо природы, а с другой - существо человека"235. В "Лекциях о сущности религии" Фейербах поясняет и развивает идеи, высказанные в "Сущности религии". Но в "Лекциях" содержится также немало новых положений, углубляющих фейербаховское учение о религии. Следует упомянуть, в частности, анализ гносеологических корней религии. Фейербах усматривает их в особенностях процесса познания, в развитии абстрактного мышления, в возможности отрыва идей, понятий от реальной действительности. Религиозное сознание, учит Фейербах, предпосылает чувственным вещам общие понятия, превращает тем самым абстрактное в основное существо действительности, обожествляет его. Анализ гносеологических корней религии, а также исследование ее психологических, эмоциональных основ суть существенный вклад Фейербаха в религиоведение. В то время как среди просветителей XVIII в. преобладала точка зрения, согласно которой религия коренится прежде всего в невежестве и обмане, Фейербах обращал главное внимание на внутренние импульсы религиозности, связанные с чувственной и рациональной сферами сознания. Однако он не игнорировал и такие факторы, питающие религию, как бессилие, беспомощность, нужда. Фейербах писал, что "люди нуждаются в богах", поскольку человек зависим и ограничен. В религии в иллюзорной форме восполняется то, чего люди домогаются, но не могут осуществить. "Божественное же существо и есть то существо, где это противоречие разрешается, где оказывается возможным или, вернее, действительным все то, что возможно согласно моим желаниям и представлениям, но невозможно для меня по моим силам"236. Стремление к счастью, присущее человеку, находит удовлетворение в религиозной вере, фантазии, воображении, которые "превращают субъективное в объективное, представляемое - в действительное, желаемое - в осуществленное"237. Эта мысль позволила Фейербаху прийти к выводу, что избавление от религиозных иллюзий возможно лишь на основе преодоления реальной зависимости человека от враждебных ему сил. Причем речь шла о подавляющих человеческую волю силах не только природы, но и общества. Вот почему "отрицание того света имеет своим следствием утверждение этого, упразднение лучшей жизни на небесах заключает в себе требование: необходимо должно стать лучше на земле; оно превращает лучшее будущее из предмета праздной, бездейственной веры в предмет обязанности, в предмет человеческой самодеятельности"238. На место веры в Бога нужно поставить веру человека в самого себя, в свою собственную силу, веру в то, что судьба человечества зависит не от существа, вне его или над ним стоящего, а от него самого. Как и многие философы-просветители, главным средством преодоления религиозных предрассудков Фейербах считал образование. "Не религиозными делать людей, а образовывать их, распространять образование по всем классам и сословиям - вот, следовательно, задача времени"239. С этой точки зрения, искоренение религиозных предрассудков открывает путь к социальным и политическим преобразованиям: "Превращение теологии в антропологию в области мышления - это превращение монархии в республику в области практики и жизни" В учении Фейербаха о религии необходимо остановиться на проповеди "новой религии". или "религии любви". Показательно, что свои "Лекции о сущности религии" Фейербах заключал призывом: "Мы должны на место любви к Богу поставить любовь к человеку как единственную истинную религию..."240 В основе новой религии Фейербаха лежит, таким образом, человеколюбие, - один из принципов его этики, о которой речь пойдет впереди. Но уже сейчас следует заметить, что философ исходил из своей установки, будто периоды человечества отличаются один от другого лишь переменами в религии. Поскольку же человечество, по Фейербаху, стоит "у дверей новой эпохи", то новому периоду его развития должна соответствовать и новая религия. Этой религией и призвана стать "философия будущего", каковою Фейербах считал собственное философское учение. Разумеется, это была религия без Бога, без сверхъестественного и потустороннего. Однако в стремлении Фейербаха возвести чисто человеческие отношения (в первую очередь любовь) в сан религии, а также объявить религией "новую философию" противники философа усматривали противоречие, присущее его концепции религии. Последним крупным произведением Фейербаха, целиком посвященным проблемам религии и ее критике, была, как уже отмечалось, "Теогония". "Происхождение богов" исследовалось здесь на основе анализа источников "классической, древнееврейской и христианской древности". Книга вызвала не столь широкий отклик, как в свое время "Сущность христианства" или "Лекции о сущности религии". Тем не менее в "Теогонии" философ развивает и уточняет положение о психологических корнях религии, раскрывает роль и значение человеческих желаний в возникновении и функционировании религиозного сознания, т.е. обогащает свое учение о религии. "Желание есть источник происхождения богов, желание - вот основа, исходный принцип религии"241. Религия предстает, таким образом, в "Теогонии" как иллюзорная форма осуществления человеческих желаний, не нашедших удовлетворения в земной жизни. Атеизм Фейербаха, как и вся его философия, - детище своего времени. В конце XX в. критические выпады немецкого материалиста, направленные против религии, вос- принимаются, естественно, иначе, чем в середине прошлого столетия. Требуют, в частности, корректировки отдельные высказывания Фейербаха о месте и роли религии в общественной жизни, о взаимоотношении религии и культуры, морали и религии. Словом, историческая ограниченность фейербаховского атеизма не подлежит сомнению. Но бесспорен и вклад философа в обоснование и развитие свободомыслия, в раскрытие антропологических корней религиозного сознания. С этой точки зрения Фейербаха можно с полным правом рассматривать как предшественника современной религиозной антропологии, которая постулирует "вопрос о Боге как вопрос о человеке", исходит из того, что идея Бога открывается человеку через осознание собственного бытия242. Вместе с тем антропологизм Фейербаха придает его атеизму гуманистический характер. На эту сторону фейербаховской концепции религии в свое время обратил внимание Н.А. Бердяев, высоко оценивший "атеистический гуманизм" немецкого мыслителя. Пафос этого гуманизма Бердяев усматривал в утверждении человека как высшего существа, как Бога. Правда, русский религиозный философ полагал в отличие от Фейербаха, что "лишь только отвергается Бог и обоготворяется человек, человек падает ниже человеческого, ибо человек стоит на высоте лишь как образ и подобие высшего божественного бытия..."243 Видимо, и Фейербах в какой-то мере осознавал значимость подобной трактовки гуманизма, проповедуя необходимость утверждения "новой религии".
<< | >>
Источник: Фейербах Л.. Сочинения: В 2 т. Пер. с нем. / Ин-т философии. - М.: Наука. Т2. - 425 с. (Памятники философской мысли).. 1996
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ РЕЛИГИИ:

  1. Часть первая ИСТИННАЯ, ТО ЕСТЬ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ, СУЩНОСТЬ РЕЛИГИИ
  2. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС ИЛИ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ? Никитина И.Ю.
  3. Второй подраздел.Христианская религия как ученая религия
  4. Первый подраздел.Христианская религия как естественная религия
  5. Различие греческой религии фантазии и христианской позитивной религии
  6. 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДАГОГИКИ
  7. Корни с чередующимися гласными
  8. Так же, как страдает Бог, должен в свою очередь, страдать и человек. Христианская религия есть религия страдания
  9. 11.3. Единичные корни и коинтеграция
  10. Античные корни
  11. КОРНИ РЕВОЛЮЦИИ
  12. Корни жестокости и богоборчества
  13. ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ КОРНИ ИДЕАЛИЗМА (ФИЛОСОФИЯ НАРОДОВ)
  14. Советские корни, постсоветские всходы
  15. ГЛАВА VI. Экономические корни империализма.
  16. 3.4.1. Гносеологические корни публицистического образа
  17. Глава 3 ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ