<<
>>

ЧЕЛОВЕК - ВЫСШИЙ ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ

Создавая свою "философию будущего", Фейербах стремился противопоставить ее всей "прежней философии", в первую очередь идеалистической, спекулятивной. Вместе с тем он хотел дистанцироваться и от материализма, имея в виду не только и не столько механистический материализм XVII—XVIII вв., сколько так называемый вульгарный материализм, распространившийся в Германии в середине XIX в.
Вот почему философ говорил о себе, что не является "ни материалистом, ни идеалистом", ибо "истина, сущность, действительность" заключаются не в материи и не в духе, а "только в чувственности". С этих позиций Фейербах и развивал принципиально новую форму философии, основанную на антропологическом методе. "В чем состоит мой метод? В том, чтобы посредством человека свести все сверхъестественное к природе, и посредством природы все сверхчеловеческое свести к человеку..."247. Природа рассматривалась, таким образом, как "базис человека", а человек превращался в "единственный, универсальный и высший предмет философии..."248. "Новая философия" Фейербаха, или "философия будущего", есть не что иное, как антропологический материализм, поскольку человек - основная категория этой философии - трактовался строго материалистически: как чисто природное существо, высший продукт природы. Вне природы и человека, вышедшего из ее лона, нет ничего. И даже сверхъестественные представления религии и теологии суть фантастическое отражение в сознании человека существа природы или же его собственной сущности. Несмотря на то, что в центре внимания "новой философии" - человек, исходный пункт антропологического материализма - природа. Фейербах выступил против принижения природы идеализмом, критиковал гегелевское изображение природы как простого отчуждения абсолютной идеи. «Не было бы природы, никогда "Логика", эта непорочная дева, не произвела бы ее из себя»249. Не удовлетворяет Фейербаха и "чисто механическая точка зрения на природу", разделявшаяся в прошлом многими философами-мате- риалистами. Природа, согласно Фейербаху, отличается удивительным многообразием, представляет собой не только количественную, но и качественную определенность. Это поистине "прекрасное пастбище", которым не перестает восхищаться человек, постоянно соприкасающийся с природой. Попутно заметим, что Фейербаху была не чужда идея развития природы: "Земля не всегда была такой, какова она в настоящее время, - писал он, - скорее она достигла своего теперешнего состояния в результате развития и ряда революций"250. Не проходил мыслитель и мимо проблемы возникновения органической жизни. Однако он придерживался точки зрения, согласно которой образование необходимых для жизни условий и возникновение самой жизни суть "единый акт". Примечательно, что философ исходил при этом из того, что органическая жизнь есть продукт не только химических превращений, не вообще какой-нибудь отдельной силы природы или отдельного явления, "к чему метафизический материалист сводит жизнь; жизнь есть результат всей природы"251. Понятия природы и бытия у Фейербаха совпадают. "Моя философия... знает лишь одно единственное бытие, действительное природное бытие..."252. Природное бытие и составляет, по Фейербаху, объективную реальность, "бытие вне нас", или, иначе говоря, материю.
И хотя философ избегал употребления этого последнего понятия для обозначения объективной реальности, оно имплицитно содержится в его учении о природе. Под таким углом зрения и следует рассматривать положение Фейербаха о вечности и бесконечности природы: "У природы нет ни начала, ни конца"253. Она есть причина самой себя и не нуждается ни в каком творце. Выводить природу из Бога - все равно, что выводить вещь из мысли об этой вещи, бытие из небытия. Материальное, природное бытие полностью исключает идею творца и творения. Одним из достижений англо-французского материализма XVIII в. явилось формулирование положения о единстве материи, движения, пространства и времени. Фейербах целиком разделял его: "Все пространственно и временно; все протяженно и движется"254^. Основное внимание он направлял на обоснование представления об объективности и всеобщности пространства и времени, отвергая их идеалистическое (как гегелевское, так и кантовское) толкование. "Пространство и время составляют формы бытия всего сущего"255. Только существование в пространстве и времени есть реальное существование. Вне пространства и времени существуют лишь фикции. Пространство и время, по Фейербаху, коренные условия и бытия, и мышления. "Действительное мышление есть мышление в пространстве и времени"256. Мышление, оторванное от времени и пространства, превращенное в абсолют, обожествленное, есть не действительное, человеческое мышление, а "настоящий шедевр спекулятивного произвола"257. С материалистических позиций решался Фейербахом и вопрос о причинности и не- обходимости (закономерности) в природе. Философ подчеркивал объективный характер причинности и закономерности, критиковал теологические представления о "всемогущем Боге", свободном от естественной необходимости. Отвергал он и идеалистическое выведение причинности и необходимости из сознания, из разума. "Необходимость природы не есть человеческая или логическая, метафизическая или математическая: вообще не абстрактная"258. Не принимая мистификацию мышления спекулятивной философией, Фейербах, как уже говорилось, постулировал принцип единства бытия и мышления, утверждал, что основанием этого единства выступает чувствующий и мыслящий человек. Так философ приходил к материалистическому решению психофизической проблемы, провозглашая человека единственно реальным субъектом сознания "По Фейербаху, - писал Г.В. Плеханов, - единство субъекта и объекта, мышления и бытия, имеет смысл только тогда, когда за основу этого единства берется человек" или, иначе говоря, "материальное существо, обладающее способностью к мышлению"259. Тем самым Фейербах отверг как идеалистический, так и дуалистический подход к человеку и человеческому сознанию. Философ пишет специальную работу "Против дуализма тела и души, плоти и духа" (1846), в которой доказывает несостоятельность представлений о существовании помимо тела нематериальной души, обосновывает мысль, что сознание является продуктом телесного органа, мозга. Однако мозговой акт как основа мышления имеет особенность, отличающую его от других органических, телесных проц^^ов. В мозговом акте, замечает Фейербах, "деятельность произвольная, субъективная, духовная и деятельность непроизвольная, объективная, материальная тождественны, неразличимы"260. Поскольку мозговой акт мы воспринимаем посредством его самого, поясняет философ, постольку наше мышление для нас представляется абсолютно субъективным. Но то, что субъективно, есть нематериальный, нечувственный акт, то само по себе, или объективно, есть материальный, чувственный акт. Эти глубокие мысли не утратили своей ценности и в свете менных научных данных о природе и сущности психических явлений и процес- Материализм Фейербаха в трактовке сознания неразрывно связан с его теорией познания. В ее основе лежит материалистический сенсуализм, убежденность в принципиальной познаваемости мира. С этих позиций философ выступает против как кантовско- го агностицизма» так и гегелевского идеализма, превращающего чувственно воспринимаемые вещи в чисто мыслительные существа. Отвергает Фейербах и берклианскую гносеологию: "Мое ощущение субъективно, но его основа, или причина (Grund), объективна"261. Гносеологическому пессимизму, неверию в неограниченные возможности человеческого познания Фейербах противопоставлял гносеологический оптимизм, убеждение в том, что природа не прячется от нас, а напротив, открывается нашим органам чувств. И хотя в природе имеется немало явлений, причины которых еще не открыты, у нас нет никаких сомнений в том, что они могут быть познаны людьми. "То, чего мы еще не познали, познают наши потомки"262. Объектами чувств служат не только внешние предметы. Человек самому себе тоже дан чувственно; в каче9тве чувственного объекта он выступает и для других людей. "Итак, не только внешнее, но и внутреннее, не только тело, но и дух, не только вещь, но и Я составляют предметы чувств"™ Все является, подчеркивал Фейербах, чувственно воспринимаемым, если не непосредственно, то опосредственно. Поэтому эмпиризм совершенно законно усматривает источник наших идей в чувствах. Однако Фейербах далек от игнорирования роли мышления в познании. Нет и не может быть человеческих чувств без разума. Даже зрение не обходится без него. "Но подобно тому как чувство без мышления не представляет собой чего-либо, так и мышление, разум не представляет собой чего-либо без чувств, ибо только чувство дает мне реальные, действительные предметы и существа"263. Решая вопрос о соотношении чувственного восприятия, или созерцания, и абстрактного мышления, Фейербах стремился избежать крайностей сенсуализма и рационализма. Только то созерцание истинно, которое осмысливается, обогащается разумом. Лишенная мысли чувственность останавливается на отдельном явлении, не сравнивает его с другими явлениями, объясняет через себя самое. Мыслящее же созерцание связывает чувственно воспринимаемые явления в одно целое, отыскивает в отдельных явлениях единое, общее. С другой стороны, только то мышление истинно, которое определяется и утверждается чувственным восприятием. Мышление же, изолированное от чувственности, имеющее опору лишь в самом себе, не приводит ни к какому положительному результату. Такое мышление не выходит за пределы тождества мышления с самим собой, не способно определить, является ли мыслимая истинность также действительной истиной, "единственный критерий, который может быть здесь решающим, это созерцание". Чувственное созерцание выполняет, таким образом, двоякую роль. Оно служит, во- первых, опорой мышления, его источником. Во-вторых, оно является, по Фейербаху, критерием истинности мышления. И хотя взятое само по себе, в отрыве от мышления, чувственное созерцание не способно дать знания истины, именно ему принадлежит приоритет в познании. Поднимаясь на ступень абстрактного мышления, указывает Фейербах, человек отнюдь не достигает царства духов, мира мыслей; он остается на той же самой почве, "на почве земли и чувственности". Наше мышление по своему содержанию не говорит нам ничего другого, помимо того, что говорят чувства. Оно лишь связывает и обобщает то, что дано нам посредством чувств. Мышление не выводит, следовательно, человека за пределы чувственного восприятия. Человек лишь перемещает себя посредством мышления "в сферу расширившегося, неограниченного, универсального чувственного созерцания". Дух, или разум, есть не что иное, как "просто всеобщее единство чувств". Как видно, абстрактное мышление не выступает в гносеологии Фейербаха в роли качественно новой ступени познания, дающей новое знание, которое не содержится непосредственно в данных органов чувств. Но нужно помнить, что материалистический сенсуализм Фейербаха, направленный на реабилитацию чувственного познания, оказался реакцией на гегелевское третирование чувственности, с одной стороны, и на абсолютизацию, гипостазйрование абстрактного мышления Гегелем - с другой. Решая проблему субъектно-объектных отношений, Фейербах настаивал на правоте материалистического положения "без объекта нет субъекта", подчеркивал их взаимосвязь: "Так называемый объект в такой же степени является объектом-субъектом, как и так называемый субъект есть по существу и неразрывно субъект-объект,.."62. Одна- ко диалектика объекта и субъекта ограничивалась у Фейербаха миром чувственно воспринимаемых вещей, являющихся источником человеческих ощущений и переживаний. Эта диалектика охватывала, правда, и отношения людей, в первую очередь отношение Я и Ты. "Я и Ты, субъект и объект, отличные и все же неразрывно связанные, - вот истинный принцип мышления и жизни, философии и физиологии'*264. Но и в сфере человеческих отношений Фейербах видел лишь чувственно-эмоциональные отношения: любовь, дружбу, сострадание, по сути вынося за скобки собственно социальные отношения и связи. В чем же тогда заключается сущность человека? Отвечая на этот кардинальный вопрос, Фейербах исходил из того, что человек обладает не только силой мышления, как полагала "прежняя философия", но и силой чувства и воли. Действительное и цельное человеческое существо - существо мыслящее, чувствующее, наделенное волей. Разум, сердце и воля - вот отличительные признаки истинно человеческого в человеке. "В воле, мышлении и чувстве заключаются высшие силы, абсолютная сущность человека, как такового, и цель его существования"265. Из этих трех ипостасей человеческой сущности Фейербах выделял, как мы знаем, чувственность. Возводя чувство, и в первую очередь чувство любви, в ранг "критерия бытия", рассматривая любовь как "подлинное онтологическое доказательство наличности предмета вне нашей головы", Фейербах явно гипертрофировал чувственность, принижал роль мышления. Вместе с тем он, по справедливому замечанию Маркса, "рассматривает чувственность не как практическую, человечески-чувственную деятельность"266, не принимает во внимание общественно-историческую сущность человека, социальную обусловленность сознания. Основной пафос фейербаховского антропологизма состоял в выведении сознания из бытия, точнее, из бытия природы, а также из биологической, психофизиологической сущности человека. Вот почему философ утверждал, что истина не есть ни материализм, ни идеализм, "истина - только антропология". Однако "чисто" антропологический принцип оказался Фейербаху узок. Так, он признавал, что человек, только что вышедший из лона природы, - еще сугубо природное существо, а не собственно человек, что "человек есть произведение человека, продукт культуры, истории". Изменяется благодаря человеку и природная среда, создаются новые виды растений и животных. Меняется среда, меняется и развивается вместе с ней и сам человек. Характерной особенностью фейербаховского антропологизма был туизм (от франц. tu - ты). Согласно Фейербаху, отдельный человек как обособленная личность, изолированная от других людей, не может реализовать в себе подлинной человеческой сущности. Как существо разумное и нравственное он раскрывает ее только в связи, в единстве с себе подобными. "Человеческая сущность налицо только в общности (Gemeinschaft), в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся лишь на реальность различия между Я и Ты'*267. Действительный, а не вымышленный, субъект, - это такое Я, которому противостоит Ты и которое само представляет собой по отношению к нему Ты. "Истинная диалектика не есть монолог одинокого мыслителя с самим собой, это диалог между Я и 7ы"67. Диалектика туизма, естественно, не исчерпывает собой диалектику общественной жизни. Тем не менее следует еще раз отметить, что антропологический принцип, положенный Фейербахом в основу своей философии, включая и развитый им туизм, был в са- мом деле "новой философией", новой формой материализма. В отличие от материалистов XVII-XVIII вв., для которых человек целиком вписывался в "систему природу" и подчинялся чисто механическим закономерностям, Фейербах видел в человеке специфическое "существо природы", функционирующее по своим собственным законам (законам физиологии и психологии), несводимым к законам механики. Шагом вперед было, несомненно, и стремление Фейербаха преодолеть просветительские представления об изолированном человеке-атоме, вступающем в общение с другими людьми лишь под влиянием внешней необходимости. Концепция туизма провозглашала единство человека с человеком, связь и общение между людьми - не только естественным и изначальным принципом человеческого общежития, но и сущностной характеристикой самого человека. Характеризуя основные положения своей философии и делая обзор своего духовного развития, Фейербах писал: "Моей первой мыслью был Бог, второй - разум, третьей и последней - человек". Действительно, философия Фейербаха, как мы видели, глубоко антропоцентрична, сфокусирована на проблему человека. Человек выступает у Фейербаха поистине высшим предметом и конечной целью всей философии.
<< | >>
Источник: Фейербах Л.. Сочинения: В 2 т. Пер. с нем. / Ин-т философии. - М.: Наука. Т2. - 425 с. (Памятники философской мысли).. 1996

Еще по теме ЧЕЛОВЕК - ВЫСШИЙ ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ:

  1. 1. ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ
  2. Глава I. Предмет философии.
  3. Предмет философии
  4. 2. ПРЕДМЕТ И “ЧАСТИ” ФИЛОСОФИИ
  5. ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ
  6. Глава 1 ПРЕДМЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. Социальная философия и философия человека^
  9. Высший подъем революции.
  10. ГЛАВА IV О СУЖДЕНИЯХ, СОСТАВЛЯЕМЫХ ЧЕЛОВЕКОМ, ПРЕДОСТАВЛЕННЫМ САМОМУ СЕБЕ, О ПРЕДМЕТАХ, ОТ КОТОРЫХ ОН ЗАВИСИТ
  11. Антропоцентризм как высший принцип страховской натурфилософии
  12. Российская Академия Наук Институт философии. Рациональность как предмет философского исследования. - М.,. - 225 с., 1995
  13. Таблица 6: Психическая инвалидность и право на высший достижимый уровень здоровья
  14. Философия человека.
  15. Человек в современной буржуазной философии
  16. А. Н. Радищев: философия человека
  17. Философия истории: поворот к человеку