<<

АРХИТЕКТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ «ЭКЛЕКТИКА» РУБЕЖА XX-XXI ВВ. ОПЫТ ОБНОВЛЕНИЯ СТИЛЕВЫХ ДЕФИНИЦИЙ К.А. Медеуова

Архитектурная теория в бесконечных своих вариациях опирается на философское видение мира, на широкий круг мировоззренческих задач. Как следствие, «архитектурное пространство, - по мнению Ю.М.

Лотмана, - живет двойной семиотической жизнью. С одной стороны, оно моделирует универсум: структура мира построенного и обжитого переносится на весь мир в целом. С другой, оно моделируется универсумом: мир, создаваемый человеком, воспроизводит его представление о глобальной структуре мира» [1, c. 676]. Лотман обращает внимание, что «между геометрическим моделированием и реальным архитектурным созданием существует посредствующее звено - символическое переживание этих форм, отложившихся в памяти культуры, в ее кодирующих системах» [1, c. 678].

Наиболее ярко эта ситуация символического переживания получила свое освещение в анализе стилевых характеристик XIX века. Терминологически искусствоведы пользуются для этого понятиями романтизма, историзма, эклектизма и архитектуры выбора.

Романтический посыл в архитектуре - это вера в возможности архитектуры изменять мир. Историзм обращается к темам «вечной классики» и работает над монументализацией «величия нации». Архитектура выбора использует ассоциативность и психологизм (волю и выбор заказчика) и отвергает единую стилевую программу. Все в целом обычно обозначают емким понятием - эклектика.

Именно использование эвристического потенциала эклектики для исследования семиотической связи между архитектурой и политикой рубежа XX-XXI веков представляется нам правомочным. Поскольку многие сущностные и стилевые характеристики эклектического видения мира актуализируются на новом политическом пространстве. Развал идеологической программы Советского Союза и переход бывших союзных республик к политическим программам национального строительства и возрождения отчасти спровоцировали новую волну эклектической архитектуры.

Так же, как и для первой волны эклектической архитектуры (1830-1890 гг.), философская программа эклектики ХХ века формируется под влиянием тенденций национального самосознания. Такие понятия как «народ», «нация», «национальная архитектура», «архитектура с национальным колоритом» оказывают существенное влияние на развитие если не магистральной архитектурной мысли ХХ века, то по крайней мере на ее региональные и локальные ветви. Архитектурные и градостроительные провокации Астаны, Ашгабада, Кутаиси и многих столиц и крупных городов постсоветского пространства наглядно показывают как происходит формирование нового эклектизма.

На формирование эклектики XIX века оказала влияние «ясно обозначившаяся тенденция к разрушению сословных барьеров и элитарности стилевой архитектуры» [2, с. 131]. Классические исследования эклектики напрямую связывают появление этого стиля с ростом национального сознания и кризисом государственной идеологии просвещенного абсолютизма. Для современной ситуации следует учитывать этот момент, но в более расширенном контексте. Вместо идеологической подложки эпохи Просвещения следует видеть более широкие основания - эклектизм порождается желанием изменения мира. Например, в нашем исследовательском поле объектом преодоления является тоталитарная советская архитектура, но для любой другой страновой и временной ситуации объект преодоления может быть совершенно иным.

Иными словами, эклектизм содержат в себе интенцию нового, потенциально иного мира. «Эклектика одушевлена целью возрождения народности в архитектуре, спектр проявления которой чрезвычайно широк и многообразен: возникновение новых, ориентированных на массовые потребности, типов архитектурного творчества, переосмысление под этим же углом зрения функции традиционных типов зданий» [1, с. 126].

В архитектурной критике понятие эклектизма содержит в себе сложную мировоззренческую проблему соотношения этики и эстетики в архитектуре. При этом спектр этической проблематики начинается с идей возрождения народной архитектуры и заканчивается пейзажным пониманием пространственной среды. А поскольку последнее идет в разрез с регулярной градостроительной торжественностью, используемой в классицизме, то эклектика зачастую понимается как переходный стиль между высокой классикой больших стилей и модернистскими и авангардными стилями.

По мнению А.В. Иконникова, «содержательные основы эклектики прямо противоположны классицистическим. Государство утрачивает самоценность, гуманизм - абстрактность представления о «естественном» человеке, понятие гражданского долга - сословность. Складывается новый гражданский кодекс, смысл которого в усилиях, направленных на создание максимально благоприятных условий существования отдельной личности - человеческой индивидуальности и личности нации (народа). Государственной этике классицизма, осмыслявшей гражданский долг в понятиях служения государству, начинает противостоять этика служения народной (национальной) гражданственности. Складывается представление о личности как неотъемлемой части народа (нации), о гражданских обязанностях отдельной личности по отношению к целостности, объединенной узами этнического родства» [1, с. 126].

Именно поэтому архитектурную эклектику еще называют архитектурой выбора, поскольку само понятие стиля неразрывно связано с элитарными концепциями. В эпоху больших стилей выдержанность каждого была обязательным условием профессионализма архитекторов, подтверждением принадлежности цеху архитекторов. Демократизация жизни изменила соотношение между заказчиками и исполнителями, все больше и больше в архитектуре стали допускаться заимствования из разных эпох, сознательное смешение стилей. Выбор демократического формата для новых независимых государств постсоветского пространства в свою очередь дал возможность отказа от унифицированной советской архитектуры в пользу новых идеологических метафор, таких, например, как «Расцвет Астаны - расцвет Казахстана» или «Беларусь - государство для народа».

Отчасти архитектура выбора означала сознательный выбор стилевой и функциональной программы здания. А раз сам заказчик мог выбирать, то очевидно, что такие сооружения могли терять целостность восприятия. Здания дробились на составные части, каждая из которых имела свою субкультурную природу. Поэтому в нарицательном значении под архитектурой выбора и эклектизмом понимают архитектуру, в которой отсутствует целостное восприятие и отчасти происходит смешение стилевых приемов.

В современном прочтении для этого используется понятие - кича или кичевой архитектуры. Для постсоветской архитектуры это проблема качественного (профессионального) архитектурного цитирования. Однозначно, что ни одна из бывших союзных республик не может претендовать на лидерство в архитектурной моде и быть законодателями главных архитектурных трендов. По технологиям по градостроительным решениям архитектура постсоветского типа существенно отстает от мирового авангарда.

С другой стороны, возможность выбора в архитектуре есть возможность игры, смешения, заимствования, отсюда устойчивое понимание под эклектикой стремления достичь синтеза в создании единой картины, единой постройки на основе многих источников.

Понимая под эклектикой сознательную программу обновление семиотических доминант, считаем что эклектика дает личностный взгляд на мир (образ правителя как главного архитектора), понимание своего места в мире (процессы национальной модернизации), выражение нового представления о народе как определяющего фактора исторического развития (глобализация). И это означает, что новые архитектурные задачи заставляют обращаться к использованию новых образцов, стимулируют сложение новых принципов организации пространства.

Литература

  1. Лотман, Ю.М. Архитектура в контексте культуры // Лотман Ю.М. Семиосфера. - СПб., 2000. - С. 666-684.
  2. Кириченко, Е.И. Романтизм и историзм в русской архитектуре XIX века // Архитектурное наследство. - Вып. 36. - Русская архитектура / ВНИИ теории архитектуры и градостроительства. - М., 1988. - C. 130-143.

<< |
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме АРХИТЕКТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ «ЭКЛЕКТИКА» РУБЕЖА XX-XXI ВВ. ОПЫТ ОБНОВЛЕНИЯ СТИЛЕВЫХ ДЕФИНИЦИЙ К.А. Медеуова:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. АРХИТЕКТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ «ЭКЛЕКТИКА» РУБЕЖА XX-XXI ВВ. ОПЫТ ОБНОВЛЕНИЯ СТИЛЕВЫХ ДЕФИНИЦИЙ К.А. Медеуова