<<
>>

ДЕФИЦИТ ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Б.М. Лепешко

В общем, и целом состояние белорусской философской науки неудовлетворительно и нам мало, что дает перечень многочисленных публикаций, разного рода монографий и «тезисов», поскольку отсутствует главное: концептуальный характер размышлений, существенное влияние на общественное сознание и реальный методологический плюрализм (что есть предпосылка не только альтернативности, но и широкого спектра подходов к проблемам).

В контексте этого замечания важно заметить, что отсутствие национальных философских персоналий мирового уровня - это полбеды. Другая часть проблемы заключается в том, что мы сознательно пролонгируем собственную провинциальность, выдвигая на первый план фактор формального порядка (количество книг, статей, изобретенная актуальность) и исключаем содержательный аспект дела.

Во многом это следствие того факта, что мы предпочитаем «не замечать» некоторые очевидные, вещи. Скажем, то, что нас (наши работы) фактически не цитируют за рубежом (исключения чрезвычайно редки), что в списке персоналий (энциклопедии, учебники, словари) мы отсутствуем, что наши книги не найдешь в ведущих библиотеках мира, что даже соседи-поляки не включают белорусских авторов в список лиц, чьи идеи представляют интерес для современников. Мы до сих пор пытаемся прожить на достоинствах, сущностной глубине идей, высказанных нашими и зарубежными предшественниками, но сами фактически не привнесли чего-то принципиально нового, ограничиваясь «пережевыванием», «критикой» уже высказанных ранее идей. Место философского поиска заняла интерпретация, а концептуальных систем - «содержательная критика». В том же случае, когда такие попытки (философского поиска) все же делаются, то проявляется столь присущее национальной ментальности желание «спрятаться» за великими тенями прошлого и ограничиться указанием на собственную «прамежкавасць». Вообще пресловутая «прамежкавасць» стала основополагающим методологическим положением, ключевой дефиницией, которой объясняются все мыслимые формы и нашей истории, и нашего состояния умов, и наших достижений.

Если же нет впечатляющих достижений - «виновата» тоже «прамежкавасць», так как «межеумочное» состояние между Востоком и Западом провоцирует движение умов куда угодно, только не к собственному (национальному) центру притяжения сил. Если мы толерантны до степени невозможности, «обращайтесь» к той же «:прамежкавасщ». Если надо оправдать собственную теоретическую беспомощность, то апеллируйте к тому же адресату.

Иногда думается, в связи со сказанным, что надо бы просто констатировать собственное беспомощное состояние и это послужило бы предпосылкой движения вперед - трудно сказать, в каких именно формах и в каком результативном контексте, но это все же было бы движение, а не стагнация. Аналогия известна: философические письма Петра Чаадаева, да, нелицеприятные письма, но именно после них начался тот процесс, который заставил говорить о русской культуре с уважением. Почему бы нам, не пойти по этому пути?

Но говорить о дефиците философского знания можно и нужно не только в академическом ключе. Дело в том, что общество инстинктивно чувствует неудовлетворительное состояние дел в этой области знания и потому говорить об авторитете философов в обществе можно лишь в футурологическом аспекте. Философы не выступают на национальном телевидении, их нет в парламенте, они не балуют нас статьями аналитического характера в национальных газетах, да и редакторы не очень охотно идут на публикацию такого рода статей и материалов, поскольку знают: авторитета нет, нет прорывов, нет актуальной философской журналистики. Чаще мелькают политологи, но признаемся: качественный уровень и политологических комментариев вызывает желание переключиться на другой канал. Скажут: не много ли критики? Можно дискутировать, но очевидно: любоваться собой и своими достижениями, как правило, эфемерными - не лучший выход, во всяком случае, философская традиция говорит именно об этом.

Сегодня налицо дефицит концептуальности - вот где реальная сфера приложения сил для национальных философских умов.

Но много ли нам предложили вариантов этой самой концептуальности? Много ли идей стали господствующими в обществе именно с подачи философов? Конечно, это непростая задача, но разве самоцель - реализация простых задач? Концептуальность во многом сводится к упоминавшейся «прамежкавасщ», но такого рода откровения представляются недостаточными. Налицо (к примеру) главная проблема: оправдание существования национального государства - вот где необходимы философские откровения, а вовсе не упоминание все той же «глобализации», «экологии» и постмодернистских теорий. Понятно, что можно и нужно работать в сфере научного поиска и в рамках упоминавшихся идей и течений, но принципиально важно иное: отражение тенденций, имеющих место в национальном сознании и поиск соответствующих смысловых координат. А уже эти смысловые координаты могут стать (при определенных обстоятельствах) и вехами национально-государственного строительства.

Дефицит концептуальности во многом связан с дефицитом методологии, методологических идей и теорий. Философами сделано явно недостаточно для того, чтобы существовала хотя бы относительная теоретическая ясность в части методологических приоритетов. Нам, вообще-то, в этом аспекте, чем руководствоваться? Теоретическими «остатками» марксизма или вернуться к позитивистским откровениям? Может, вспомнить «философию жизни», обратиться к схемам модернистов разного рода или утешиться умствованиями постмодернистов? Или привычно говорить о том, что «методологии разные нужны, методологии всякие важны»? Или традиционно ждем «последнего слова» с западных границ? Почему «методологические» конференции ограничиваются констатацией неких важных вещей и процессов, но в итоге забывают о слове «рекомендация»? Вообще надо бы заметить, что наши конференции во многом ушли от какой бы то ни было ясности, и определенности в части рекомендаций, теоретических резюме. Конечно, важен плюрализм, конечно, необходима альтернативность мышления, но как быть магистранту, аспиранту, который берет в руки сборник научных трудов, изданных по результатам конференции? Утешиться этой самой альтернативностью? Но, представляется, и аспирант, и магистрант желает большей определенности и ясности.

В том числе и теоретической.

Нынче правит бал прагматизм, от науки ждут конкретных результатов и в этой части достаточно важным является вопрос о том, как быть с прагматизмом в философии. Американцы, впрочем, уже дали ответ, собственно, они и «изобрели» пресловутый прагматизм. Но как-то с трудом умещается в сознании требование прагматических результатов от, скажем, Мишеля Монтеня, сидящего в своей родовой башне или Жана-Поля Сартра, требующего все той же вечной свободы. Альбер Камю с его абсурдизмом: где здесь конкретный компонент? Не развивая темы, суть которой понятна, хотелось бы заметить, что требование результата от представителей философского знания может иметь место, но здесь результат не может быть выражен в «тоннокилометрах». Дефицит философии - это вовсе не дефицит денег, дефицит эффективности общественного производства и т.п. вещей. Дефицит философии - это дефицит духовности, социальности, мыслительной глубины, содержательной альтернативности. Дефицит философии - это неудовлетворительная степень влияния философской общественности на жизнь общества, это студенчество, «уходящее» от обсуждения важнейших тем на занятиях по философии, это наша собственная привычная удовлетворенность провинциальным качеством национального философского знания. Давно нужен принципиальный разговор по поставленным проблемам и не для того, чтобы уничижительно констатировать неудовлетворительное состояние дел, а для того, чтобы иметь представление о том, куда двигаться и в чем соглашаться. Что спорить, духовное творчество с трудом поддается типизации, дифференциации и иной классификации, философ - это ведь не специалист, имеющий соответствующий диплом, это отличное от стандартного качество мышления, это вообще мышление, как таковое. Можно ли этому вообще научиться? Здесь возникает новый вопрос, связанный с качеством нашего философского образования, но это уже иная тема, о которой надо говорить специально.

Нужны личности, нужно новое качество философского мышления, нужен акцент на проблематичность, концептуальность, методологическую ясность. И нет никакой необходимости «вязать» руки непонятной «актуальностью», новой формой ангажированности. Кто и как определил эту самую актуальность, непонятно, зато ясно иное: абсолютизация нашей собственной провинциальности не даст оснований для движения вперед.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ДЕФИЦИТ ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Б.М. Лепешко:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ДЕФИЦИТ ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Б.М. Лепешко