<<
>>

Экономические труды британских логиков в России XIX века

Дж. Ст. Милль и Ст. Джевонс оставили в истории науки глубокий след не только как выдающиеся логики, но и крупные экономисты, повлиявшие и на состояние современной им экономической мысли, и в известной степени на экономический прогресс в Великобритании.

Дж. Ст. Милль всегда пристально интересовался политическими и социальными проблемами и считал экономику важным инструментом их разрешения. В 1840-х гг. он посвятил несколько работ сложнейшим экономическим вопросам. Им был проанализирована специфика и доходность от международной торговли и обмена товаров, он затронул влияние потребления на рост производства, изучал производительный и непроизводительный труд, отношение между заработной платой и характером получаемых доходов (см.: [Милль, 1865]). На экономические идеи Милля заметное влияние оказали труды Д. Рикардо и философия утилитаризма, близкая по духу мыслителю (хотя, справедливости надо сказать, что ему не были чужды и некоторые романтические наклонности).

Ст. Джевонс также уделял исследованиям в области политической экономии значительное время в 1860-х гг. В качестве центральной экономической проблемы Ст. Джевонс видел проблему потребления. Соответственно он выдвинул утилитарную теорию ценности, где краеугольным камнем служил принцип убывающей полезности. Анализируя рост цен, вызванной открытиями залежей золота и золотыми лихорадками в Калифорнии и Австралии Дже- вонс предложил идею индексов экономического состояния. В одной из своих работ Джевонс был одним из первых ученых, которые предсказали постепенное исчерпание запасов угля в Великобритании. В своем «Кратком руководстве политической экономии» он осмысливал пользу как экономическую категорию, произведение богатства, способы и критерии производительности труда, специфику разделения труда, распределение богатства, формирование капитала, особенности обмена, налогов, кредита и кредитных циклов.

Политическая экономия занимала в умах русской интеллигенции особое место, поскольку касалась возможностей социального прогресса и переустройства на почве совершенствования системы экономических отношений. Между тем «долгое время политическая экономия была для русских сухой наукой, наравне с метафизикой и палеонтологией, которую оставляли на полное попечение профессоров и дипломатов, — замечал Л. Гольдмерштейн. — Она была наукой для науки, и изучалась как наука. Прошло немного времени, на сцену выступили Маркс, Лассаль, Прудон, Фурье и другие, от одного конца Европы до другого прозвучали вести о парижской коммуне и политическая экономия предстала в новом свете. Это не было уже кабинетной наукой, это было учением, которое воспевали поэты, за которое боролись, которое вело массы на победу или смерть. Русская молодежь заинтересовалась им, но она была в слишком невыгодных условиях для того, чтобы ясно понять происходившее перед ее очарованным взором. Молодой человек не боялся сделать ошибку, он дрожал перед подлостью. Ему говорили: «ты живешь в роскоши, а мужик беден», и он, не споря, все отдавал мужику ... Всё, книги, люди, газеты говорили ему одно и тоже, и он шел туда, куда ему приказывали, пока в страшный день 11 марта 1881 года он не остановился перед останками Царя Освободителя. Этот день был страшным ударом для всего русского социального движения . Многотомные труды заграничных политико-экономов переводились, переписывались, печатались и расходились в огромном количестве экземпляров, и русская молодежь читала их, увлекалась ими, верила им, но не критиковала их. Те, кто брался исправить ошибки в сложной государственной машине исполинской страны, кто критиковал результат тысячелетней исторической работы, те самые люди на слово верили немецкому социалисту и французскому коммунисту . не узнав ее азбуки» [Гольдмерштейн, 1897, с. I-II]. «Краткое руководство политической экономии» Дже- вонса и являлось азбукой этой науки и позволяло русской аудитории приобрести знания, необходимые для свободной ориентации в сложных экономических проблемах и реалиях, понять связь политики и экономики, осознанно оценить политические последствия тех или иных экономических решений, равно как и вероятные экономические перспективы, которые открываются (или исчезают) в результате тех или иных политических преобразований и изменений.

Переводчик этого труда Ст. Джевонса специально оговаривался, что он совсем не ставит своей целью «переводом книжонки в сотню страниц превратить всех русских социалистов в покорных слуг правительства . не думаю, что они соизволят даже прочесть эту книжку». Не для них предпринимался этот труд. Он может, по его мнению, принести пользу и другим людям (см.: [Гольдмерштейн, 1897, с. III]).

<< | >>
Источник: Артемьева Т.В., Бажанов В.А., Микешин М.И.. Рецепция британской социально-философской мысли в России XVIII—XIX вв. / Учебное пособие. СПб.: СПб центр истории идей,2006. — 138 с.. 2006

Еще по теме Экономические труды британских логиков в России XIX века:

  1. СЛОВАРЬ
  2. Глава 1 Столетний мир
  3. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  4. Содержание
  5. Век девятнадцатый
  6. Экономические труды британских логиков в России XIX века
  7. ПРОГРАММА СПЕЦИАЛЬНОГО КУРСА ДЛЯ СТУДЕНТОВ
  8. СТОЛКНОВЕНИЕ ОБРАЗОВ РОССИИ: ИДЕНТИЧНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ КОНКУРИРУЮЩИХ МИФОИДЕОЛОГИЙ
  9. Глава 17 ГУМАНИТАРНОЕ СОЗНАНИЕ: ГЕОГРАФИЯ
  10. Глава 28 ДЕМОНТАЖ НАРОДА: ОБЩИЙ ХОД ПРОЦЕССА
  11. Глава 1.ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИОГРАФИИ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ
  12. Часть I. Восемнадцатый век
  13. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  14. I. Шведский рационализм и революция вархеологии
  15. ТЕМА 2. ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПЕРЕДЕЛЫ МИРА
  16. В поисках мифа
  17. Глава 1 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: К ИСТОРИИ ВОПРОСА
  18. 1.2. Индивидуальное и коллективное сознание
  19. Библиография