<<
>>

ФЕНОМЕН МЕДИАРЕАЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ДИСКУРСА И.В. Челышева


Сложность и противоречивость медиареальности как продукта и, одновременно, среды медиа, связаны с трансформационными процессами в социуме, происходящими под влиянием многих факторов. В связи с этим феномен медиареальности становится предметом изучения культурологии, филологии, психологии, педагогики, теории коммуникации, истории, философии, политологии, социологии и других наук.

Размышление о реальности и создаваемой картине мира всегда было частью общественно-исторического развития и важной составляющей философского знания. Соответственно, на каждом историческом этапе складывались свои представления о социальном и моральном общественном идеале. Интенсивное развитие новых информационных технологий и повсеместное распространение медийной продукции порождает новые проблемы, связанные с осмыслением медийной реальности, того, как происходит взаимодействие человека с миром масс-медиа, каким образом осуществляется социальный, моральный, нравственный выбор в мире, где масс-медиа воспринимаются как неотъемлемая часть жизни. Это сделало возможным зарождение и развитие общества массового потребления, массовых ценностей, массовых праздников, массовых эмоций общества ХХ столетия, средой обитания которого выступает медийная реальность.
В реальности, создаваемой кинематографом и телевидением, конструировался новый мир зрительных образов, где фантазия существует наряду с предлагаемыми изображаемыми объектами. В условиях постиндустриального общества человек получил возможность самостоятельно моделировать совершенно новые конструкты медиареальности, в которой у каждого есть право видеть и конструировать собственную медиареальность.
Именно поэтому произведения медийной культуры становятся в современных условиях социокультурной средой, жизненным пространством человека. «Непрерывно расширяющиеся медиа стали настоящей средой обитания - пространством, таким же реальным и, по всей видимости, незамкнутым, каким был земной шар пятьсот лет назад» [1, с. 8]. Мир масс- медиа все чаще связывается с потреблением, в том числе - потреблением социальным, культурным, духовным: по выражению Ги Дебора, «реальный потребитель становится потребителем иллюзий» [2, с. 14]. В мире иллюзий и медийных манипуляций пресыщенному готовыми мозаичными образами медиамира человеку трудно понять, «как можно сопротивляться потреблению информации, которая ежедневно искушает повышением градуса сенсации, скорости предъявления события, катастроф и ужасов? Этот градус повышается до точки кипения, то есть точки невосприятия и мы становимся безразличны ко всему окружающему нас непосредственно, но зависимыми от того, что происходит далеко, за гранью видимости, чувств, переживаний» [3, с. 227].
М. Маклюэн, рассматривая средства коммуникации как своеобразное продолжение органов чувств и расширения возможностей нервной системы, одним из первых обратился к рассмотрению процессов массовой коммуникации в мире культуры. Жан Бодрийяр, развивая мысль М. Маклюэна о расширении человека в пространстве при помощи технологических «протезов», писал: «все, что есть в человеческом существе - его биологическая, мускульная, мозговая субстанция, - витает вокруг него в форме механических или информационных протезов» [4, с.
46-47]. Таким образом, человек медийной эпохи постиндустриального мира, прежде использующий протез для «расширения», сам становится протезом - протезом тела и протезом сознания.
В свою очередь, медийное поле создает вокруг современного человека особый мир, основой которой становится публичность. По определению М. Хайдеггера публичность особым образом «правит всем толкованием мира и присутствия и оказывается во всем права. И это не на основании какого-то исключительного и первичного бытийного отношения к «вещам», не потому что она имеет в своем распоряжении отчетливо адекватную прозрачность присутствия, но на основании невхождения «в существо дела», потому что она нечувствительна ко всем различиям уровня и подлинности. Публичность замутняет все и выдает скрытое за известное и каждому доступное» [6, с. 79]. При этом «беспочвенность толков не запирает им доступа в публичность, но благоприятствует ему. Толки, которые всякий может подхватить, не только избавляют от задачи настоящего понимания, но формируют индифферентную понятливость, от которой ничего уже не закрыто» [6, с. 81].
Одновременно с накоплением опыта общения с медийной реальностью у медиапотребителя растет и самоуверенность в искушенности и полноте понимания информационного медийного поля, позволяющая, по мнению М. Хайдеггера, распространять «растущую ненуждаемость в собственном понимании. Мнимость людей, что они поддерживают и ведут полную и подлинную «жизнь», вносит в присутствие успокоенность, для которой все состоит «в лучшем порядке» и которой распахнуты все двери» [6, с. 88]. Действительно, зачем силиться понять что-либо, когда все события предельно ясно показаны, уже поняты за тебя, прокомментированы и проанализированы? А если что-то там не показали то ТВ, так может, этого и не было вовсе? Иллюзорная реальность, создаваемая масс-медиа, позволяет современному потребителю медиа «грезить и знать, что ты грезишь» (Ф. Ницше), но ничего не делать для того, чтобы очнуться ото сна (или не знать, что делать в случае пробуждения?).
В медиареальности находят отражение все стороны существования медиасубъектов, а взаимодействие человека с миром медиа определяет сознание, чувства, жизненные стратегии и ценностные ориентации общества в целом. В условиях острой борьбы происходит столкновение альтернативных видеопроектов, изображающих прошлое, настоящее и будущее, авторы которых пытаются убедить зрительскую аудиторию в том, что показанное на экране полностью соответствует объективной истине.
Трансформационные процессы отношения к медиареальности в постиндустриальном обществе приводят к пониманию, что цель создателей медиапроизведений уже не состоит в изображении непосредственно наблюдаемой реальности с претензией на объективность. Все более значимая роль в телепроектах, кинематографическом искусстве отводится личности автора, толкователя, интерпретатора, выстраивающего картину видеореальности. Иными словами, на первый план выходит не только и не столько то, что показывается, а кто комментирует видеоряд. Одним из центральных пунктов понимания структуры медиареальности и осмысления процессов, происходящих с человеком, «освобожденным от пут реальности» (П. Слотердайк), живущим в эпоху медиатехнологий, становится анализ произведений медиакультуры - метод исследования медийного текста путем изучения его отдельных сторон, составных частей, художественного своеобразия, социокультурного контекста и т.д.
Медиатекст, представляющий собой сложный знаковый комплекс, несет не только информационную нагрузку, но и является результатом общения и творческого осмысления его сущности субъектами, вовлеченными в процесс создания и восприятия медиаинформации. В связи с этим творческое осмысление медиареальности немыслимо без критической оценки произведений медийной культуры, выявления их свойств и характеристик, составных частей и элементов в контексте личной, социокультурной и авторской позиции, предполагающей умение группировать факты, свойства и явления, классифицировать их, раскрывать существенные стороны изучаемого медиапроизведения, его внутреннюю структуру. Только на основании системообразующей характеристики медиатекста адресат может сделать самостоятельные и осознанные выводы, являющиеся основой для интерпретации и рефлексии медийной информации, формирования собственных позиций по отношению медиатексту и к медиакультуре в целом.
Статья написана при финансовой поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы по мероприятию 1.1 (III очередь) «Проведение научных исследований коллективами научнообразовательных центров», лот 5 - «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области психологических и педагогических наук»; проект «Анализ эффективности российских научно-образовательных центров в области медиаобразования по сравнению с ведущими зарубежными аналогами», руководитель проекта - А.В. Федоров).
Литература
  1. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание. - М., 2003.
  2. Дебор, Г. Общество спектакля. - М., 2000.
  3. Савчук, В.В. Медиареальность. Медиасубъект. Медиафилософия (интервью) //Медиафилософия II. Границы дисциплины / Под ред. В.В. Савчука, М.А. Степанова. - СПб., 2009.
  4. Маклюэн, М. Понимание медиа: Внешнее расширение человека. - М., 2003.
  5. Бодрийяр, Ж. Прозрачность зла / Пер. с франц. Л. Любарской, Е. Марковской. - М., 2000.
  6. Хайдеггер, М. Бытие и время. - М., 1997.


Т.М. Смоликова
Специалист XXI века любого профиля должен владеть философией электронного общества и новой технологической культурой. Медиакультура - это одна из наиболее крупных информационных сред, в которых находится современный человек и современное общество. Информационные потоки современной виртуальной и мультимедийной реальности представляют различные виды и формы информации в синкретичном виде. Медиакультура открывает новые грани в гуманитарном и информационном образовании, формировании поколения XXI века - поколения информационного постиндустриального общества.
Разнообразные медиа становятся доминирующим фактором формирования мировоззрения современного человека. Сегодня медиа фактически представляют собой систему неформального образования и просвещения различных слоев населения. Современное общество пронизано прямыми и обратными коммуникативными связями, это пространственновременные проявления взаимосвязанных, но различающихся видов деятельности человека. Современная медиакультура характеризуется интенсивностью информационного потока (прежде всего аудиовизуального: телевидение, кино, видео, компьютерная графика, Интернет). Все это является средством комплексного освоения человеком окружающего мира в его социальных, нравственных, психологических, художественных, интеллектуальных аспектах.
Термин Медиа (от латинского «media», «medium» - средство, посредник) - это термин XX века, его первоначально ввели для обозначения любого проявления феномена «массовой культуры», поэтому у исследователей появилась возможность пересмотреть историю и теорию культуры, используя новую терминологию. Появление нового феномена повлекло за собой формирование современной «арт-критики», функции, статус и сфера деятельности которой становятся гораздо более разнообразными, нежели это было раньше. Вместе с тем, не существует единой принятой во всех странах мира терминологии. Как правило, не только национальные научные школы, но и отдельные ученые разных стран предлагают свои варианты формулировок таких ключевых понятий, как «медиасреда», «медиакультура», «медиаобразование», «медиаграмотность», и др.
Специфика медиакультуры определяется ее техническими возможностями, которые формируют социокультурные функции медиакультуры. Это и высокая информационная емкость, легкость и убедительная чувственность передаваемого, восприятие этой чувственности, скорость, широта трансляции и тиражирования, массовость и доступность. По мнению французского социолога Пьера Будье в трактовке понятия «медиакультура» упор делается на пространство и способ конвертирования разного рода «капиталов» при посредстве «символического капитала» [1]. По словам теоретика, посредником между адресатом и адресантом может выступать некое медиа, обладающее популярностью и публичным авторитетом у публики. Речь идет о технологиях, где отлаженный механизм «серийного производства, позволяет формировать общественное мнение и жизненную позицию общества. Оригинальный взгляд на медиа можно увидеть в работах Славоя Жижека. Он считает, что человек, захваченный и погруженный в медиакультуру, сам становится продуктом новых медиа. Медиатизация - это процесс превращения реального объекта в искусственный: «тело, которое почти полностью «медиатированно», функционирует с помощью протезов и говорит искусственным голосом» [2, с. 125].
Можно сказать, что медиа - это не только массовые коммуникации, но и средства массовых информаций, это своего рода платформа культурно-информационных монополий, без которой трудно обойтись современному обществу. Исходя из сказанного, правомерным является следующее определение данного феномену: «Медиакультура - это совокупность информационно-коммуникативных средств, выработанных человечеством в ходе культурно-исторического развития, способствующих формированию общественного сознания и социализации личности» [4, с. 18].
Экспансия всех сфер и направлений деятельности в виртуальную среду (бизнес-

процессов, науки, образования, культуры, социально-культурной деятельности, межличностных коммуникаций и т.п.) предъявляют новые требования к современному человеку. Тенденции развития информационного общества определяют изменения приоритетов в сфере высшего образования и переход к подготовке специалистов нового поколения, которые наряду с комплексом профессиональных знаний, умений и навыков овладевают новыми компьютерными и другими цифровыми технологиями, знаниями в области программирования, понимания внутренних процессов проектирования, функционирования и использования программных приложений.
Необходимо отметить, что в современных условиях взаимодействия медиакультуры и личности появились новые средства коммуникации такие как, сетевая книга, веб-кино, фан- арт, интеллект-карты (мозговое картографирование), учебный портал, многопользовательские онлайновые игры, основными характеристиками которых является иммерсия (погружение в виртуальный мир), трансмедиа - сложное единство множества медийных форматов, образующих единую тематическую «вселенную». Все перечисленные функции медиакультуры осложнены фрагментацией, возможностью манипулирования, вариантностью медиаформ, новым опытом индивидуального и социального восприятия времени и пространства. Медиакультура ориентирована на личность-пользователя, через функционирование онлайновых сообществ и социальные сети, но пользователь не просто находится в виртуальном мире, ему все чаще приходится иметь дело с виртуальным образом человека, с которым не было встреч в реальном пространстве. Эта техническая амбивалентность с одной стороны проявляется в активизации интеллектуальной деятельности личности, а с другой - является отправной точкой формирования и развития го ценностно-целевых позиций в информационнокоммуникативном пространстве.
Медиакультура не может существовать в современном мире без технического развития, но это больше чем технология компьютерных имиджей и звуков. Идея медиакультуры гораздо шире: она в культурном разнообразии и в развитии тех изменений, которые происходят в человеке под воздействием мультимедиа. Доступ к средствам коммуникации всегда был индикатором социального и экономического неравенства. М. Кастельс в своей работе «Информационная эпоха: экономика, общество и культуры» убедительно доказывает, что «компьютезированные коммуникации могут быть мощным средством усиления сплоченности космополитической элиты, которые в противовес основной массе населения в различных странах мира, не имеющей доступа к этим средствам связи, прочно интегрируется в новый мир коммуникаций, связанный с развитием мультимедиа как системы, считающейся оружием власти, потенциальным источником огромных прибылей и символом сверх современного» [3, с. 108].
Компьютеризация и информатизация общества происходят параллельно с утверждением новых стилей труда, новых ценностей, информационного разнообразия, и эти изменения не сводятся только лишь к технической сфере, они носят глобальный характер, проникая во все области жизнедеятельности людей. Развитие современной медиакультуры через изменчивость, инновационность, быструю смену форм, динамичность структуры, полифонию функций, множественную трактовку смыслов формирует особую философию электронного общества. Современное общество - не столько «информационное», сколько «знаниевое», что подтверждают и его обобщающие характеристики, выявляемые современными научными исследованиями: ориентация на знание, понимаемое как главный возобновляемый ресурс социально-экономического развития; глобальная информационная инфраструктура, в которой обмен информацией не имеет ни временных, ни пространственных, ни политических границ; возрастание роли знаний, инфокоммуникаций, информационных продуктов и услуг в валовом внутреннем продукте; становление «молекулярной» (Д. Тапскотт) структуры (распад административно-командной иерархии, переход к мобильным - «бригадным» - формам), межсетевое взаимодействие, конвергенция ключевых отраслей экономики и другие новые явления в сферах технологии, занятости, организации и управления, образования и культуры.
  1. Бурдье, П. Рынок символической продукции // Социологическое пространство Пьера Бурдье [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://bourdieu.narod.ru. - Дата доступа: 22.10.2007.
  2. Жижек, С. Киберпространство, или Невыполнимая замкнутость бытия // Искусство кино. - 1998. - № 1. - С. 123-126
  3. Кастельс, М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культуры / под ред. О.И. Шкаратана. - М., 2000.
  4. Кириллова, Н.Б. Медиакультура: от модернизма к постмодерну. - М., 2005.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ФЕНОМЕН МЕДИАРЕАЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ДИСКУРСА И.В. Челышева:

  1. МЕДИА И МОЛОДЕЖЬ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Челышева И.В.
  2. Социальность и проблема смысла: к выработке междисциплинарного термина
  3. Глава 1 Феномен Востока: история изучения и современные проблемы
  4. 35. ФЕНОМЕН СОЗНАНИЯ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА
  5. МЕДИАРЕАЛЬНОСТЬ: КОММУНИКАТИВИСТСКИЙ И ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ПОДХОДЫ
  6. Между дискурсией и дискурсом
  7. ПРЕПОДАВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ ДИСЦИПЛИН В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ В УСЛОВИЯХ НОВОЙ МЕДИАРЕАЛЬНОСТИ Якимович Е.Б.
  8. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕДИАОБРАЗОВАНИЯ В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ3 И.В. Челышева, Таганрогский государственный пединститут
  9. Глава 4. Сравнительный анализ медиаобразовательных моделей* (глава 4 написана при участии к.п.н., доцента И.В.Челышевой)
  10. Глава 1. Педагогическая психология — междисциплинарная отрасль научного знания
  11. ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОБЛАСТЬ ИССЛЕДОВАНИЙ А.А.Белик
  12. ЭСТЕТИКА И МЕДИЦИНА: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СИНТЕЗ А.Г. Заховаева
  13. 1. Междисциплинарные аспекты сравнительной педагогики
  14. ЭТИКА КАК ПЛОЩАДКА МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО СИНТЕЗА Е.В. Беляева
  15. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СИНТЕЗ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ Б.М. Сатершинов
  16. Другие критерии: междисциплинарность, институты, эволюция и открытые системы
  17. О ПЕРСПЕКТИВАХ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА С.Ю. Шалова
  18. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СТАТУС СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Я.С. Яскевич
  19. 3. Междисциплинарные связи учебной дисциплины «Философия»