<<
>>

ФИЛОСОФИЯ МЕЖДУ НАУКОЙ И РЕЛИГИЕЙ А.И. Сытник

Сегодня можно констатировать, что современная цивилизация находится на переломном этапе своего развития. Эту мысль уже давно пропагандируют историки, философы, социологи.

Очевидным есть то, что нужно менять стратегию развития, поскольку человечеству угрожает обострение глобальных кризисов.

Когда речь идет об изменении стратегии развития, то говорят об изменении целей. Но за каждым набором целей стоят ценности. И здесь философия может предложить немало. Она способна выработать ядро новых мировоззренческих ориентаций и предложить их культуре. Последняя сама отбирает, что и в какую эпоху ей может понадобиться.

При рассмотрении предметности философии исключительно трудной и важной задачей является проведение разграничительных линий между нею и наукой, а также между нею и религией, верой и знанием. Философия имеет двуединую природу: одной частью она родственна науке, а другой частью она оперирует к разуму, является особого рода знанием о мире, и это роднит ее с наукой. И в тоже время философия - есть особого рода отношение к действительности, образу жизни, убеждению, верованию, она занимается аксиологическими проблемами, суть которых скорее дело выбора, чем знаний и это роднит ее с религией и теологией.

Еще до недавнего времени религию и науку упорно противопоставляли друг другу, считали, что расширение объема знаний оставляет все меньше места для религиозной веры. Острота современных дискуссий о взаимоотношениях науки и религии не является знаком нашего времени. Практически вся европейская культура на протяжении своей истории выражалась характером взаимодействия между данными феноменами.

Современный ренессанс религии, признание ее важности в системе культуры наталкиваются на определенные препятствия, которые возникли во времени, и допускают лишь один вид отношений: борьбу и одностороннюю апологетику. Здесь едва ли не определяющей является апелляция к мировоззренческой функции науки и религии.

Суть ее в том, что научная и религиозная практики несовместимы. Наука порождает научное мировоззрение, религия - религиозное. И поскольку мировоззрение у человека одно, то его выбор четко определен: или наука, или религия.

Отсюда две дилеммы, две альтернативы: резкий конфликт этих полярных мировоззрений или взаимодополняемость двух типов знания в целостном мировоззрении.

Для науки главная цель - истина, средства ее достижения - знания. Понятие «вера» не является термином науки. Источник научной истины - опыт и ум, религиозной - откровение

и вера.

Вера понимается как выражение и заключительный акт послушания, доверия к авторитету. Подобно тому, как дети должны слушаться родителей, считать истиной то, что они им доказывают, так и люди вообще должны верить определенной инстанции, мудрее их и утверждения которой должны восприниматься как истина.

Однако ни одна человеческая инстанция, очевидно, не может на своей собственной имманентной природе быть первичным авторитетом. Тогда остается признать, что он присущ только одному Богу, который является не авторитетом, а источником всякого авторитета.

Вера является неотъемлемой частью представлений личности о мире и своем месте в нем. Она содержит также эмоциональный и волевой компоненты, может выступать в роли психологического фактора, который мотивирует деятельность человека. Религиозная вера, по сути, не предусматривает эмпирического обоснования и подтверждения.

Истины религиозной веры по своей природе противоположны истинам знания как процесса постижения объективной реальности. Следовательно, проблемы естественных наук и религии находятся в разных плоскостях познания. С этой точки зрения противостояние науки и религии в определенном отношении лишено смысла. Это конструкты, которые имеют различные объекты, поэтому принципиально не могут войти в противоречие.

По мнению христианских теологов, религиозная вера была бы излишней, если бы она опиралась на очевидные, неопровержимые аргументы или подлежала научной проверке.

То, на что направлена религиозная вера, вообще не требует верификации, поскольку она является объектом веры. Вера не приводит доказательств своей истинности, а лишь показывает себя. Сама по себе она является психологическим актом, а не формулой. Поэтому, логика для нее не является обязательной, поскольку сама религиозная вера является единственным доказательством своей истинности.

Здесь мы подошли еще к одной проблеме, а именно, понимание религии как знания. Можно задаться вопросом: можно ли религию считать знанием? Считается, что можно, тем более, что именно религиозное мировосприятие оказалось первоначально формой освоения объективной действительности. Знание является результатом процесса познания, целью которого является поиск истины, и как результат ее достижение. В контексте религиозного мировосприятия поиск истины - это попытка найти безусловное сознание в человеческом сознании.

Опираясь на авторитетное мнение ведущих украинских религиоведов, назовем возможности религиозной истины, которые более обстоятельно объясняют ее содержательное поле.

  1. Религиозная истина не является просто отождествлением познающего субъекта и объекта, что познается, а есть просто вхождением в Божественное, находящегося вне, по ту сторону субъекта и объекта.
  2. Религиозная истина составляет исключительно предмет веры.
  3. Основными метафизическими характеристиками религиозной истины является ее проявление и дух истины.
  4. Религиозная истина, оказывается, открывается в формах переживания акта веры, мистического созерцания, интуитивного предвидения.
  5. В концептуальных формах философского или богословского сорта религиозная истина определяется за данность, за аксиологическое положение, которое не подвергается никакому определению, а тем более обоснованию. Отсюда акцентуация на неуловимости религиозной истины у подавляющего большинства теологических произведений [1, c. 245].

В науке и религии различны полученные знания и способы их выражения - религиозные догматы и научные теории.

Необходимо отметить, что разрыв между наукой и религией своеобразно пытаются заполнить такие течения интеллектуальной деятельности, как глубинная экология, психология переменных состояний сознания, астрология и т.д.

Это лишний раз свидетельствует о необходимости диалога между религией и наукой, верой и разумом. Такой диалог может стать важной частью работы по воссозданию духовных источников творческих возможностей личности. Это не предполагает обязательной целью такого диалога создание всеобъемлющего синтеза научных, религиозных, философских знаний.

Таким попыткам не следует препятствовать, хотя опыт подобных синтезов у В. Соловьёва, П. Тейяр де Шардена, а еще раньше у Ф. Аквинского показал проблематичность их результатов. Именно вопрос относительно диалога означает, что каждая из сторон не стремится к монополизму в области духовной культуры и не претендует на владение полнотой истины. Для плодовитости диалога необходимо, чтобы каждая из его сторон была открыта к проблемам другой стороны и не уклонялась от признания проблематичности и в своей собственной традиции.

Трудно согласиться с выводом, что религиозное знание не имеет никакой ценности, поскольку оно имеет личностный, а значит, чисто субъективный характер. Сегодня важно перенести внимание на источники традиций и творческие результаты осмысления исходного религиозного опыта с целью поиска ответов на вопросы смысла и назначения человека на Земле, познании мира и истории, источника и путей достижения истины и добра. Здесь возможности диалога настолько расширяются, что появляются проблемы, которые представляют интерес и с научной, и с религиозной точек зрения.

Диалог веры и науки должен стать серьезной беседой внутренне свободных и духовно зрелых сторон, способных определить проблемы, требующие совместных усилий и найти способы их решения.

Литература

  1. Академічне релігієзнавство. Підручник за науковою редакцією професора А. Колодного. - Киев, 2000.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ФИЛОСОФИЯ МЕЖДУ НАУКОЙ И РЕЛИГИЕЙ А.И. Сытник:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ФИЛОСОФИЯ МЕЖДУ НАУКОЙ И РЕЛИГИЕЙ А.И. Сытник
  3. БИБЛИОГРАФИЯ