<<
>>

ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В БЕЛАРУСИ С.В. Рыбчак


Структурное представление политической культуры в виде установок трех типов - когнитивных, аффективных и оценочных, обуславливает социологические аспекты при изучении заявленной проблематики. Изучение соотношения, динамики, конфигурации вышеназванных установок в социокультурной сфере общества позволяет обеспечить адекватность методологии исследования специфики проблемного поля и актуализировать эвристический потенциал концепта при прогнозировании перспектив процесса становления развитого гражданского общества в Республике Беларусь.
В условиях существования в стране не сформировавшегося гражданского общества, при явной институциональной слабости репрезентирующих его интересы структур и их маргинальном статусе в политической системе суверенной Республики Беларусь, фактически единственно возможным для большинства общества вариантом выхода из кризиса был только один. Обоснованно можно предположить, что реформирование системы государственной власти в 1996 г. в сторону установления президентской республики в Беларуси явилось выполнением в реальной социальной практике компенсаторной функции власти, которой общество делигировало в момент усиления деструктивных социальных процессов ряд дополнительных полномочий на осуществление действенной политики по выходу из кризиса.
Таким образом, возвращение к традиционной модели взаимоотношений индивида и общества, с одной стороны, и государства, с другой, явилось рациональным выбором подавляющей части населения и гарантировало определенную степень стабильности и предсказуемости на переходный период. Данный выбор актуализировал определенный социальноэкономический и политический курс руководства страны и объективно позволил минимизировать неизбежные издержки переходного периода, что подтверждается ниже приведенными данными социологических исследований.
Концентрация всех функций государственной власти в руках только одного институционального политического актора - президента, вызвано логикой построения и функционирования, исторически обусловленного на постсоветском пространстве «суперпрезидентско- го» режима, который имплицитно не предполагает наличие политических, не административных, полномочий на всех нижестоящих уровня системы государственного управления. Тем самым отсутствует механизм реального делигирования политической ответственности правительству, региональным и местным структурам власти. Учитывая, что региональные и местные структуры власти не выбираются, а назначаются главой государства, это приводит к тому, что вся система государственного управления фактически трансформируется в жестко иерархизированиуую бюрократию, в силу системных характеристик в ограниченной степени способную действенно репрезентировать социальные интересы. В данном случае, в качестве приоритетных для бюрократии выступают корпоративные интересы, которые и определяют стиль ее управленческой деятельности в целом.
Кардинальные изменения при установлении «суперпрезидентского» режима природы системы государственного управления, особенно местных органов власти, приводят к изменению критериев оценки обществом основных социально-политических институтов. Вместо отношения к государственным институтам как политическим, с их функциональным акцентом на самоуправление, общество закономерно начинает их воспринимать как исключительно бюрократические инстанции, выполняющие сугубо административные функции, отношение к которым в белорусском обществе, что исторически обусловлено, традиционно негативно.
Высокая же степень доверия к главе государства и минимальная - к остальным политическим институтам, свидетельствуют о доминировании в политической культуре белорусского социума актуализированной традиционалистской установки на персонификацию властных отношений.
Данная установка элиминирует рациональные критерии оценки эффективности политических институтов в целом, заменяя их неформализированными критериями аксиологического характера, в основе которых объективная потребность в социальной защите низко статусных социальных групп, что является социальной почвой для патернализма. Однако государство «действует в плохо камуфлируемом отрыве от гражданского общества, не справляется со своими обязанностями» [3, с. 35.], поэтому патерналистские ориентации значительной части общества фактически носят иллюзорный характер.
Естественно, что маргинальность положения партий в политической системе страны, не стремящихся на ее «на входе» эффективно отстаивать социальные интересы, закономерно порождает их низкий рейтинг доверия. Однако это не только особенность современной белорусской политической культуры, которая характеризуется превалированием патриархально- подданических ориентаций, но и вопрос институционального характера, актуализирующий проблему некоторого переформатирования полномочий, о чем неоднократно говорилось на самом высоком уровне, между основными ветвями власти.
С другой стороны, негативное отношение к основным политическим акторам со стороны большинства населения страны вызвано проблемой легализма основных государственных институтов в политической культуре элит. Особенно это качается контрэлитных групп, манифестирующих собственную непримиримую оппозиционность существующему политическому режиму. Во многом это обусловлено характером формирования правовой культуры, в принципе, всего белорусского общества в период новейшего времени, а не только его элитной части. Поэтому наши политические партии, вопреки своему предназначению, не стабилизируют общество, а, наоборот, стремятся обострить, нередко искусственно, обстановку в стране» [2, с. 79].
Политическая система, прежде всего институционализирующие ее правовые нормы, в политической культуре Беларуси не являются самоценностью. Это способствует константному генерированию конфликтности между различными политическими акторами по вопросу государственного устройства, конституционного права, избирательного законодательства, принципов нормотворчества и т.д. Таким образом, политическая целесообразность и административная эффективность, выступающие критериями оценки правовых и политических институтов, только подрывают их легитимность, о чем можно судить по социологическим данным, показывающим невысокую степень доверия со стороны общества к ним. Кроме того, они формируют устойчивый социальный скептицизм в отношении действенности и необходимости кардинальных реформ в сфере государственного управления. Как свидетельствуют результаты социологических исследований, правовые установки населения страны очень далеки от идеала правового государства и демократического гражданского общества.
Характерной чертой правовой и политической культуры белорусского общества является крайне низкий легализм конституционных основ государства, выступающей в качестве основной предпосылки построения правового государства и демократического общества. Тот факт, что правовая регуляция социальных процессов в белорусском обществе преимущественно осуществляется посредством подзаконных актов и через каналы неформальных социальных связей, основанных на корпоративных принципах, свидетельствует об актуализированных общественным сознанием традиционалистских ценностях и нормах. Традиционалистские ценности и ценности постиндустриального общества мало сопрягаются друг с другом, что открывает возможность для конфликтного развития социальных процессов, действенная правовая регуляция которых, судя по нижеприведенным социологическим данным, очень затруднена.
Претензии на более серьезное и дифференцированное правовое регулирование социальной жизни, особенно в аспекте усиления правовой защищенности граждан, свидетельствуют о тенденции активизации в обществе процесса формирования культуры гражданственности. «Активизация правового сознания - объективная тенденция современности, отражающая новый, более высокий уровень политической культуры масс, их новые демократические требования» [5, с. 275].
Опасность нарастания социальной напряженности, которая может быть вызвана как причинами объективного, так и субъективного характера, толкает большую часть общества, что обусловлено доминирующими ориентациями политической культуры, к варианту авторитарной предсказуемой стабилизации. При этом санкцию на проведение такой политики закономерно получает глава государства, наиболее легитимный в политической культуре общества институт. Однако политика авторитарной стабилизации общественного развития имеет определенные ограничения, так как имплицитно предполагает высокий уровень эффективности антикризисного курса, проводимого властью самостоятельно, без опоры на общество, которое фактически не может в данном случае предоставить властным институтам какую-либо серьезную поддержку.
В результате возникает определенный парадокс: санкция главе государства со стороны общества на проведение политики авторитарной стабилизации объективно носит ценностно-рациональный и традиционный характер, а оценка социумом результатов и характера проведения данной политики - инструментальный, целерациональный характер. В итоге режим «сильной руки», в значительной степени конституированный на основе инструментальной, целерациональной, а не ценностно-рациональной или традиционной легитимности, на период, необходимый для выхода из кризисного состояния, с течением времени объективно теряет собственную легитимность в обществе.
Характерной чертой политической культуры белорусского общества является понимание прав и свобод преимущественно в социально-экономическом, но никак не в гражданско-политическом ракурсе. «Особенность гражданского сознания в нашей стране - это не жажда политических свобод, а наличие проблем, связанных с экономическим развитием» [6, с. 112].
Таким образом, фактически в постмодернистскую эпоху происходит актуализация исторического наследия традиционалистского социума - принципа управленческого аристократизма, константы персонального состава правящей элиты, замыкающейся в своем узком кругу. В результате происходит отчуждение важнейших политических институтов от общества, которых оно лишает права выступать от своего имени. Прежде всего, это в наибольшей степени касается органов самоуправления и парламента. Об этой тенденции свидетельствуют социологические данные, которые фиксируют крайне невысокую степенно доверия к этим институтам.
Разрешение этой проблемы возможно только в ходе действенной ресоциализации индивидов, акцентированной на демократических ценностях и стандартах. Это проблема технологического плана, решение которой находится в компетенции соответствующих государственных институтов, в первую очередь, национальной системы образования. Кроме того, определенное отношение к ней имеют политические партии и общественные организации и движения, программные установки которых не противоречат демократическим ценностям развитого гражданского общества. Только комплексный подход к делу политической социализации граждан страны максимального количества заинтересованных в том политических акторов может способствовать приданию динамизма, как процессу демократизации, так и становлению в стране развитого гражданского общества. Как представляется, это наименее затратный и технологически простой вариант, поэтому наиболее приемлемый для современ-
  1. Бабосов, Е.М. Конфликтология. - Минск, 2000.

ного белорусского общества.
  1. Божанов, В.А. Конституциональность государства - категорический императив гражданского общества // Становление гражданского общества в Беларуси в контексте устойчивого развития. Материалы международной научно-практической конференции (Минск, 24-26 мая 1999 г). - Минск, 1999. - С. 78-79.
  2. Кузнецов, Н.В. Гражданское общество: сложности и противоречия функционирования в Республике Беларусь // Становление гражданского общества в Беларуси в контексте устойчивого развития. Материалы международной научно-практической конференции (Минск, 24-26 мая 1999 г). - Минск, 1999. - С. 35-37.
  3. Мельник, В.А. Партийная система Республики Беларусь: состояние и тенденции развития // Становление гражданского общества в Беларуси в контексте устойчивого развития. Материалы международной научно-практической конференции (Минск, 24-26 мая 1999 г). - Минск, 1999. - С. 55-57.
  4. Панарин, А.С. Философия политики. - М., 1996.
  5. Протько, Т. Формирование гражданского общества и гражданского сознания // Становление гражданского общества в Беларуси в контексте устойчивого развития. Материалы международной научно-практической конференции (Минск, 24-26 мая 1999 г). - Минск, 1999. - С. 111-112.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В БЕЛАРУСИ С.В. Рыбчак:

  1. ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ С.В. Рыбчак
  2. Глава I РУССКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  3. ГРАЖДАНСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ЖУРНАЛИСТА КАК ФАКТОР ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБЩЕСТВА Казанков В.А.
  4. 12.3. Становление политических взглядов личности Политическое мышление детей и подростков
  5. 3.1. Философия «национальная» и «универсальная». Институт философии КАК НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ мысли Беларуси ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ БЕЛАРУСИ: ЗАРОЖДЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ В.Б. Еворовский
  6. Формирование философских взглядов
  7. Жизненный путь и формирование философских взглядов
  8. 6.1. Гражданское общество и политическая организация общества
  9. 8.2. Функции политической культуры. Формирование и эволюция политической культуры
  10. 4.3. ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА, МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЬХ ОТНОШЕНИЙ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРАКТИК
  11. Особенности духовно-нравственного становления будущих психологов в условиях современного общества
  12. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: УСЛОВИЯ И ФАКТОРЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ И.К. Русанду
  13. § 4. Значение правовой системы лля формирования и развития гражданского общества
  14. Глава V I I О ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЛИ ГРАЖДАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ 77.