<<
>>

КОНЦЕПТ «ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОСТИ»: ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЛИКАЦИИ И.Д. Денисенко

В контексте разработки стратегий философского осмысления глобальных рисков современности, на наш взгляд, необходимо, прежде всего, определиться с экспликацией самой этой категориально-понятийной группы.

То есть, следует как можно более адекватно и универсально интерпретировать содержание основных понятий, составляющих этот концепт - «риск», «глобальный / глобальность», «современность».

Согласно наблюдениям известного английского исследователя Э. Гидденса, «слово «риск» пришло к нам из испанского или португальского языка, где оно означало плаванье в незнакомых водах, не нанесенных на карту» [1, с. 39]. Со временем, утверждает ученый, это понятие из пространственного превратилось во временное, а затем «расширилось, охватывая теперь целый ряд ситуаций, связанных с неопределенностью» [1, с. 40]. Следует подчеркнуть, что еще в начале 20-х годов прошлого столетия английский исследователь Ф. Кнайт в своей работе «Риск, неопределенность и прибыль» одним из первых обосновал различие, существующее между понятиями «риск» и «неопределенность». С позиции проведения оценивания интерпретированных ими явлений, ученый утверждал (на примере анализа функционирования экономической сферы), что риск можно оценить, а неопределенность - нет [2].

Анализ современной социально-гуманитарной литературы, посвященной проблемам трансформационных процессов и социального транзита, свидетельствует, что понятие «риск» до сих пор не стало действенным элементом категориально-понятийного аппарата социальных наук. Эту категорию активно используют с середины 80-х годов ХХ столетия только представители управленческих наук - в контексте анализа социальных последствий управленческих решений в рамках социального проектирования [см., например, 3]. При этом, следует подчеркнуть, что в данном случае ситуация риска рассматривается не во взаимосвязи с определением возможных в будущем нежелательных социальных явлений, а - с уже имеющимися в действительности социальными последствиями различных процессов, представляющими конкретные проблемные ситуации, которые требуют своего разрешения на соответствующих уровнях.

С началом 90-х годов прошлого века отдельные западные исследователи (Э. Гидденс, У. Бек) начинают активно использовать понятие «риск» для характеристики именно современного мира [1; 4]. В контексте рассуждений Э. Гидденса, «понятие риска неотделимо от категорий возможности и неопределенности» [1, с. 40]. При этом, исследователь утверждает, что существуют два аспекта риска: его позитивная (мобилизационный, инновационный и преобразующий моменты) и негативная (деструктивные последствия) стороны; две разновидности риска - внешний (традиционный) (определяемый неизменными традициями или законами природы) риск и так называемый «рукотворный» (возникший в результате «нашего познания окружающего мира») риск; одновременное господство в современном мире этих двух видов риска - для ряда обществ (представленных так называемыми «бедными странами») доминирующим выступает «традиционный» риск, для других - (интерпретируемых как «богатые государства») - «рукотворный» риск. Кроме того, отдельные коллеги Э. Гидденса по научной школе предлагают различать «субъективный» и «объективный» риски и т.д [см., например, 5].

Общепринято, что в системе социально-гуманитарных знаний ХХ столетия понятие «глобальный» интерпретировалось (от фр. global - всеобщий или от лат. globus - шар) как «охватывающий весь земной шар, всеобщий (например, глобальные проблемы современности - сохранение мира на Земле, охрана окружающей среды, избавление человечества от наиболее опасных болезней и т.д.» [6, с. 90].

С 90-х годов второго тысячелетия с возрастанием исследовательского интереса к проблемам глобализации в научной и публицистической литературе содержание понятия «глобальный» рассматривается чаще всего в контексте дискурсного поля этого процесса. Другими словами, под «глобальным» предлагается понимать все то, что так или иначе связано с глобализацией.

Многочисленные публикации, посвященные исследованию общих свойств, закономерностей и последствий развития глобализационного процесса, появившиеся в последние два десятилетия в западных и отечественных социальных науках, свидетельствуют о том, что «среди ученых ни один взгляд на глобализацию не стал общепринятым» [7, с. 2].

Более того, некоторые исследователи утверждают, что «глобализация - это слово туманное и достаточно скользкое. И для разных людей оно означает разные вещи» [8, с. 17]. Однако, согласно наблюдениям одного из первых исследователей проблем современной глобализации У. Бека, «к настоящему времени (к 2002 году - И.Д.)

разработано два подхода. Первый осмысливает и исследует глобализацию в духе растущей interconnectedness (взаимосвязанности (англ.) - И.Д), т.е. в духе все увеличивающихся переплетений, взаимозависимостей, международных потоков, идентичностей и социальных связей. Второй подход делает упор на упразднение пространства временем, благодаря новым средствам коммуникации. Люди все больше хозяйствуют на интернациональной основе, работают, любят, выходят замуж и женятся, живут, путешествуют, потребляют, питаются, воспитывают в интернациональном духе детей, существуют в обобщенном, ничейном пространстве телевидения и Интернета» [9, с. 9].

Результаты анализа современной социологической и социально-философской литературы свидетельствуют о наличии нескольких вариантов экспликации существующей социальной реальности (современности) (безусловно, в границах определенных теорий). Чаще всего, последняя рассматривается или как «существующее общество», или как «современный мир». Наиболее распространенными (с позиции упоминания и количества ссылок) в западном научном сообществе можно считать определения, предложенные И. Валлерстайном,

Э.              Гидденсом, Ж-Ф. Лиотаром, Ю. Хабермасом.

Так, согласно И. Валлерстайну, существующее общество - с одной стороны, историческая система, современная капиталистическая мировая экономика, так называемый «Мир капитализма», а с другой - так называемый «Мир знаний» [10, с. 5].

Э.              Гидденс эксплицирует современность в контексте четырех институциональных измерений - уровня развития капиталистического производства, степени использования в этом производстве неодушевленных источников энергии и машинного производства; системы социального контроля и контроля на средствами насилия [11, р.

19].

Ж-Ф. Лиотар рассматривает наблюдаемый этап в развитии современного мира как социальное пространство, в котором господствуют так называемые «метанаррации» (т.е. развитые системы ценностей - от христианства до научно-технического прогресса) [12].

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что в современном научном дискурсе «глобальные риски современности» выступают концептом, который требует своей дальнейшей экспликации в двух направлениях - уточнения содержания каждого его структурного элемента и поиска оснований для превращения этих понятий из отдельных категорий в целостный «работающий» конструкт, т.е. адекватно интерпретирующий конкретный феномен социальной реальности.

Литература

  1. Гидденс, Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. - М., 2004.
  2. Knight, F. Risk, Uncertainty and Profit. - Boston, 1921.
  3. Прогнозное социальное проектирование: Методологические и методические проблемы / Под. ред. Т.М. Дридзе; РАН, Ин-т социологии. - 2-е изд. - М., 1994.
  4. Бек, У. Общество риска. На пути к другому модерну / Пер. с нем. - М., 2000.
  5. Risk: Analysis, Perception, Management / Royal Society. - London, 1992.
  6. Краткий политический словарь / Сост. и общ. ред. Л.А. Оникова, Н.В. Шишлина. - 4-е изд., доп. - М., 1987.
  7. Гелд, Д., Мак-Грю, Е. Глобалізація / антиглобалізація / Пер. з англ. - К., 2004.
  8. Костина, А.В. Предмет и проблемное поле глобалистики // Журнал Московского гуманитарного университета «Знание. Понимание. Умение». - 2005. - № 3. - С. 17-25.
  9. Бек, У. Власть и ее оппоненты в эпоху глобализма. Новая всемирно - политическая экономия / Пер. с нем. - М., 2007.
  10. Валлерстайн, И. Конец знакомого мира: Социология XXI века / Пер. с англ. - М, 2004.
  11. Giddens, А. The Consequences of Modernity. - Stanford, 1990.
  12. Лиотар, Ж-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. - СПб., 1998.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме КОНЦЕПТ «ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОСТИ»: ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЛИКАЦИИ И.Д. Денисенко:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. КОНЦЕПТ «ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОСТИ»: ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЛИКАЦИИ И.Д. Денисенко