<<
>>

О МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИИ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ С.П. Синельников

Всякое историческое исследование, наряду с использованием общенаучных и специально-исторических методов, должно опираться на принципы объективности, историзма и системности, предполагающие анализ максимально широкого круга источников, сопоставление разного рода материалов, выявление и сравнение разных точек зрения на изучаемую проблему.

Поскольку главным в работе историка является изучение источников, то соблюдение указанных принципов достигается следованием общеобязательным методологическим требованиям, изложенным И.Д. Ковальченко и состоящим в том, что для получения объективного научного знания необходимо учитывать наличие дважды субъективированной картины изучаемого явления (в источнике и объяснении его историком) [1, с. 100-133].

В ряду работ по истории Отечества выделяются исследования истории Церкви и церковно-государственных отношений. На ограниченные возможности условно «светских» подходов в церковно-исторических исследованиях указывают современные историки.

А.В. Журавским поставлен закономерный вопрос: отличаются ли методы исследования современных «светских» (и при этом верующих) историков, изучающих церковные институты, от методов «церковных» историков, и если отличаются, то чем это объясняется? [2, с. 286287]. На разработке ясной и осознанной методологии церковно-научного исследования настаивает А. Мельков, который утверждает, что использование одних только методов гражданской истории недостаточно, что нередко приводит к ошибочным выводам, поэтому необходимо обращение к церковной науке [3].

В качестве концептуальной основы исследований по истории отношений Церкви и государства могут выступать методологические правила и принципы, изложенные архиепископом Филаретом (Гумилёвским), «теория союзов» В.О. Ключевского, а также церковноисторический (апофатический) метод, сформулированный В.Н. Лосским.

Известный церковный историк XIX в.

архиепископ Филарет (Гумилёвский) считал неотъемлемыми качествами историка Церкви верность правде, при которой тот смотрит на изучаемые источники «не по духу своего времени, но так, как требуют обстоятельства того времени, как требует правда Истории и Евангелия». «Без христианского благочестия историк Церкви - иностранец в Христовой Церкви: многого не поймет он в событиях Церкви, многое испортит превратным толкованием, или вовсе оставит без внимания» [4, с. XI]. Христианское благочестие, по словам архиеп. Филарета, позволяет сочетать снисходительное и справедливое отношение к другим, когда не умалчивая о делах человеческой слабости и неблаговидных поступках, оно не допускает украшений их вопреки правде, а с другой стороны, - жестких отзывов вопреки любви.

Русский историк В.И. Ключевский поставил в основу и целью изучения истории познание происхождения, хода, форм и природы человеческого общежития - его естественных (к примеру, семьи) и искусственных форм. К искусственным людским союзам относятся государство и его учреждения, партийные и общественные органы, крестьянская община и др., служащие целям объединения перед внешней опасностью, для обеспечения внутреннего порядка, осуществления каких-либо специфических задач [5, с. 39, 63]. Между союзами происходит взаимодействие, которое может быть мирным или враждебным. Особой формой людского союза является Церковь. Согласно предложенной «теории союзов», на протяжении всей русской истории государство и Церковь также вступали в отношения. Из возможных вариантов взаимодействия Церкви и государства, какими могут являться сотрудничество и союзничество, кооперация и координация, поглощение и взаимоуничтожение, господство, конкуренция, вмешательство и др., тип взаимодействия, определяемый как столкновение, ликвидация одного другим или противостояние - наиболее точно выражает характер отношений между ними в ХХ в.

Методологический подход крупного богослова русского зарубежья В.Н. Лосского обязывает рассматривать историю взаимоотношений Церкви и государства не только с точки зрения государства или с позиции нейтрального наблюдателя, но также исходя из учения Церкви, ее догматов, правил и установлений [6, с.

12-13]. Поскольку Церковь содержит в себе мистическое начало и явления, не поддающиеся объективизации, находящиеся за пределами объективного, фиксируемого и познаваемого научными методами, то «объективно» изучить их представляется невозможным. Поэтому явления духовного порядка, к которым относится сфера деятельности Церкви, требуют использования этого метода, учитывающего трансцендентную природу и сущность Церкви, вместе с тем, в своих земных проявлениях - фиксируемую и доступную для объяснения.

В современной исследовательской практике встречаются примеры несовершенной, а порой неверно выбранной методологии.

В работах признанного исследователя церковно-государственных отношений в ХХ в.М.И. Одинцова получила отражение история формирования советского религиозного законодательства и деятельность государственных органов, контролирующих Церковь. Важной заслугой этого автора в изучении церковно-государственных отношений является введение в научный оборот большого комплекса архивных документов. Однако, выводы, к которым приходит исследователь, вызывают большие сомнения. Так, по мнению М.И. Одинцова, в 1920-е гг. государство и Церковь достигли «оптимальных отношений» и даже нормализации, в частности и по вопросу религиозного образования [7, с. 19-22]. В другой статье М.И. Одинцова была предложена формулировка о бывшей, якобы, конкуренции в области образования между Церковью и государством в 1920-е гг [8, с. 11], что также представляется далеким от исторической реальности. В условиях утверждавшейся с первых лет советской власти монополии государства в области образования не могло быть никакой конкуренции со стороны Церкви, поскольку она лишалась всего и изгонялась отовсюду, в первую очередь из сферы образования. Историк А.В. Журавский назвал нелепыми и не соответствующими действительности утверждения М.И. Одинцова о найденных государственным органами к началу 1920-х гг. «оптимальных» решениях проблемы отделения школы от Церкви. Невозможно назвать «оптимальными» решениями полную ликвидацию всей системы не только начального религиозного, но и духовного образования (духовных училищ, семинарий и академий) [9].

В современной западной исторической науке популярна идея о конвенциональности исторической истины. Согласно этой теории, историк в рамках заданной парадигмы, формулирует положения, считающиеся истиной. Тогда в пределах другой парадигмы может быть доказана другая истина. Такая «множественность» истин, конечно, не приемлема, поскольку истина одна. Другое дело, что не существует единой и универсальной методологии, пригодной на все случаи жизни, поскольку она вырабатывается историком в каждом отдельном исследовании и является системой координат, учитывающей все стороны объекта познания и в рамки которой помещается изучаемое явление.

Таким образом, отказ от понимания природы и сущности Церкви, ограниченные и тенденциозные методологические установки - искажают историческую правду, что делает некоторых историков «иностранцами в Церкви». Последние не признают значения религиозного фактора и рассматривают церковно-государственные отношения только как игру политических или социальных интересов, этнических или культурных движений, принимаемых за решающие силы, определяющие жизнь Церкви.

  1. Ковальченко, И.Д. Методы исторического исследования / Отделение историко-филологических наук. - 2-е изд., доп. - М., 2003.
  2. Журавский, А.В. Актуальные и перспективные направления изучения русской церковной истории XX века // Исторический вестник. - 2000. - № 5-6 (9-10). - С. 286-300.
  3. Мельков, А.О методологии и философии церковной истории [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/ jurnal/ 240.htm. - Дата доступа: 11.02.2011.
  4. Филарет Гумилёвский, архиеп. История Русской Церкви. Период первый: От начала христианства в России до нашествия монголов (988-1257 гг.) [Т. 1]. - Харьков, 1849.
  5. Ключевский, В.О. Методология русской истории / Сочинения: в 9 т.Т.УЕ Специальные курсы. - М., 1989.
  6. Лосский, В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. - М., 1991.
  7. Одинцов, М.И. Судьбы светской школы в России (60-е годы XIX в. - 80-е годы XX в.) // Проблемы преподавания и современное состояние религиоведения в России. Материалы конференций. Москва, 2000-2001. - М., 2002. - С. 5-28.
  8. Одинцов, М.И. «Школьный вопрос» в России (Церковь и государство часто становились конкурентами в области образования) // НГ-Религии. - 2003. № 8 (116) [21 мая]. - С. 11.
  9. Журавский, А. Правда и мифы «школьного вопроса» в России // НГ-Религии. - 2003. - № 12 (120) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://religion.ng.ru/ problems/ 2003-07-16/ 4_school.html. - Дата доступа: 07.12.2010.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме О МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИИ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ С.П. Синельников:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. О МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИИ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ С.П. Синельников