<<
>>

МИФОЛОГЕМЫ И АРХЕТИПЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Ф. КАФКИ И Я. КУПАЛЫ Никонович Н.А.

Роман австрийского писателя Ф. Кафки «Замок» был написан в 20-х годах прошлого столетия. Роман «Замок» полисемантичен. Существуют различные интерпретации романа, отражающие общие тенденции в развитии зародившейся в XX веке «кафкианы»: две основные точки зрения на роман представлены российской и зарубежной литературоведческой наукой.

Первая связана с именем российского литературоведа А. Гулыги, который интерпретирует основное содержание романа как противостояние личности бюрократическому аппарату. Другая точка зрения представлена биографом, исследователем творчества Ф. Кафки М. Бродом и писателем Т. Манном. Это так называемая религиозно-аллегорическая интерпретация «Замка». В представлении М. Брода Замок - символ божественной благодати, снискать которую стремится главный герой. Вот что пишет о романе М. Брод: ««Замок» - страшная баллада о безродном незнакомце, стремящемся пустить корни в избранном им отечестве, но неспособном это осуществить» [1, с. 142].

Анализируя роман, можно заметить, что тема абсурда проходит красной нитью сквозь полотно всего повествования. Абсурд по большей части не явен в романе, он завуалирован кажущимся реализмом и проступает сквозь события в романе. Абсурд латентен, он проявляется как намек и символ, как недосказанность. А. Карельский пишет следующее о творчестве Ф. Кафки: «Тихая революция Кафки заключается прежде всего в том, что он, сохранив всю традиционную структуру сообщения lt;.gt;, воплотил в ней lt;.gt; вопиющую алогичность, бессвязность, абсурдность содержания» [2, с. 242]. Ирреальная трансформация сознания в «Превращении» дополняется перманентным присутствием абсурда в романе «Замок». Событийный фон не играет доминирующей роли в структуре произведения, являясь лишь тенью внутренних смыслов. Абсурд ведет свое происхождение из имманентной природы сознания, являясь выражением иррационального начала.

Многие исследователи отмечают связь между произведениями Ф. Кафки и символикой сновидений [5, с. 255]. Обратимся к высказыванию самого Ф. Кафки о сне и реальности, которое характеризует то значение, которое он придавал снам: «Сон снимает покров с действительности, с которой не может сравниться никакое видение. В этом ужас жизни - и могущество искусства» [3, с. 548].

Мир существующих в «Замке» законов также алогичен, как и мир внутренних бессознательных импульсов, предстающих в ретроспекции обособленными знаками и символами на пути от сознания к бессознательному. В этом смысле Замок Ф. Кафки представляет собой хтонический беспорядок, являясь воплощением бессознательного героя. Абсурд проявляется в поведении и поступках героев как парадоксальная убежденность в достижимости недостижимого. Неопределенность, возведенная в абсолют, в целом характеризует роман «Замок». В основе парадигмы кафкианского мира лежит «причудливая игра теней, отбрасываемых жизнью» [5, с. 255]. Таким образом, семантическое поле романа «Замок» можно рассматривать в свете дуальности сознания и бессознательного. Абсурд проистекает из столкновения сознания со своим латентным содержанием, или, используя терминологию К. -Г. Юнга, сознания со своей тенью. Ф. Кафка считал, что «истинная реальность всегда нереалистична» [3, с. 566]. Раскрытию этой нереалистичности посвящен незаконченный роман.

В творчестве Ф. Кафки также наличенствует ряд мифологем, архетипов и символов. Одной из ключевых метафор в творчестве Ф. Кафки является метафора сна. «Вообще говоря, Кафку определенно интересовали сны. Для его произведений характерна призрачность сновидений, и существуют свидетельства о том, что некоторые из своих снов он включал в измененном виде в свои рассказы» [7, с. 29]. Д. Шарпом предпринята попытка с точки зрения юнгенианской психологии проанализировать творчество Ф. Кафки; он рассматривает его сквозь призму психологического конфликта. Cреди факторов, определяющих творчество Ф. Кафки, Д. Шарп приводит разрыв между эго и тенью.

Интересной выглядит мысль о том, что Ф. Кафка не принимал всерьез свое бессознательное [7, с. 38]. Однако, как отмечает Д. Шарп, «цель процесса индивидуации заключается не в преодолении психологии индивидуума, а в ознакомлении с ней, что приводит к изменению отношения к себе и другим» [7, с. 38].Смысл данного подхода заключается в том, что без трансформации невозможна целостность, осуществляемая благодаря трансцендентной функции (термин К.-Г. Юнга). К базовым архетипам жизни и творчества Ф. Кафки К.-Г. Юнг относит следующие: хтоническая тень, Мать, Анима и другие. Они являются как архетипами, так и психологическими паттернами. Особое значение придается символу ворона, который в юнгенианской психологии символизирует тень.

Небезынтересно в связи с анализом творчества Ф. Кафки обратиться к известнейшему белорусскому писателю Я. Купале. При всей разноплановости творчества Ф. Кафки и Я. Купалы их объединяет интенция к обнаружению, эксплицированию ирреальности, метасимволом которой у Ф. Кафки становится Замок, у Я. Купалы - Курган. Все действо «Сна на кургане» разворачивается в стилизованном сказочном сюжете. Совмещение реальности и ирреальности - характерная черта «Сна на кургане». Сказочно-мифологический колорит придают поэме Я. Купалы «Сон на кургане» такие персонажи, как ведьмы и русалки. Так же, как через роман «Замок», так и через «Сон на кургане» проходит мотив сна. «Курган в творчестве Я. Купалы и вообще в белорусской литературе имеет значение святого места, где происходит особое действие, духовное очищение условных персонажей. И без учета этого невозможно понять идейное содержание такого крупного произведения Я. Купалы, как драматическая поэма «Сон на кургане» (1910), одного из самых сложных произведений поэта, в котором наиболее сильны мифологические мотивы и ассоциации», - отмечает Коваленко [8].

В произведении Я. Купалы поднимаются экзистенциальные проблемы одиночества и заброшенности, а блуждания главного героя воспроизводят мифологему «вечного возвращения».

Попав на курган, он попадает в окружение привидений, темного начала. Это темное, хтоническое начало наиболее выражено в следующих строках:

«Дум згасіце усе праявы:

Цемра тут закон і права» [4, с. 74]

Это начало до сотворения космоса, хтоническое, пракосмическое начало - то, куда попадает герой в перипетиях своего сознания. Этот эффект усиливается введением в поэме Я. Купалы образов обломков замка и привидений. На значимость мифологемы Хаоса указывает белорусская ученая Т.И. Шамякина: «...большасць філосафау Грэцып класічнага перыяду лічылі Хаос бязладдзем, неарганізаванай матэрыяй, змяшэннем розных яе формау. Тут да месца будзе успомніць, што і у час агоніі Рымскай імперщі Хаос атаясамлівалі з Аідам, падземным царствам памёрлых, бачыш у ім тую страшэнную бездань, у якой разбураюцца усе формы, знішчаецца усё жывое» [6, с. 41].

Другим архетипическим символом является пожар, метасимвол мирового пожара. Сцена пожара напоминает фрагмент из «Мастера и Маргариты» М.А. Булгакова, когда огонь выполняет очистительную функцию. Однако в произведении «Сон на кургане» пожар выполняет скорее экзистенциальную функцию - он способствует обнаружению истинной сущности персонажей, избавлению от всего наносного. Здесь следует отметить, что разрушение огнем в мифологической картине мира является разрушением Космоса как структурированного бытия. В разделе «Пажарышча» наиболее полно проявлены экзистенциальные модусы - горе, тоска и отчаяние. Этот раздел больше всего проникнут драматизмом и абсурдностью бытия. Анализируя произведение Я. Купалы, можно утверждать, что главный герой произведения воплощает мифологему «вечного скитальца». Завершающим аккордом драмы «Сон на кургане» является попытка смерти Сама, воплощающая идею перманентного страдания. Это можно считать эпилогом драмы.

Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11М-131 от 15.04.2011 г.

Литература

  1. Брод, М. Франц Кафка. Биография // Звезда. - 1997. - № 6. - С. 118-151.
  2. Карельский, А. Лекция о творчестве Франца Кафки // Иностранная литература. - 1995. - № 8. -

С.241-248

  1. Кафка, Ф. Из разговоров Г. Яноуха с Ф. Кафкой. - М., 1991.
  2. Купала, Я. Сон на ургане // Драматычныя творы. - Мінск, 1961. - С. 41-127.
  3. Манн, Т. В честь поэта // Нева. - 1993. - № 7. - С. 254-259.
  4. Шамякіна, Т.І. Міфалогія Беларусі. - Мінск, 2000.
  5. Шарп, Д. Незримый ворон: Конфликт и трансформация в жизни Ф. Кафки. - Воронеж, 1994.
  6. Коваленко, В. Белорусская литература // Фундаментальная электронная библиотека [Электронный ресурс]. - Режим доступа http://feb-web.ru/ feb/ іуі/ vl8/ vl8-1332.htm. - Дата доступа: 01.06.2011.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме МИФОЛОГЕМЫ И АРХЕТИПЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Ф. КАФКИ И Я. КУПАЛЫ Никонович Н.А.:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. МИФОЛОГЕМЫ И АРХЕТИПЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Ф. КАФКИ И Я. КУПАЛЫ Никонович Н.А.