<<
>>

О НАУЧНОМ СТАТУСЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ В.Л. Акулов

Tempora mutantur et nos mutamur in illis. Еще совсем недавно диалектике принято было курить фимиам, слагать акафисты и возглашать осанну. Нынче ситуация обернулась иной своей стороной: диалектику предают анафеме.

Торжественное «аллилуйа» сменилось звуками козлиного рога, именуемого шафар. Почему так? В чем причина? Известную роль тут сыграла, конечно, обычная конъюнктура. Но только ли в конъюнктуре дело? Не содержат ли сами представления о диалектике основания для подобного критического к ней отношения?

Доминирующим в нашей литературе является определение диалектики, которое было дано Энгельсом. Энгельс, как известно, характеризовал ее как науку о всеобщих законах движения, т.е. законах, действующих в природе, обществе и мышлении. Прежде всего вызывает недоумение, почему диалектика сведена к науке о движении? Ведь пространство и время, которые также являются ее объектом, - такие же атрибутивные свойства материи, как и движение. Структурность бытия - это не его динамика. Они не могут быть ни дедуцированы друг из друга, ни сведены друг к другу. Здесь не одноканальная зависимость, а взаимозависимость. Для Гегеля выведение пространства и времени из движения было вполне естественным, ибо они в его идеалистической концепции не являются атрибутами субстанции и обретаются ею лишь на стадии перехода духа в свое инобытие (природу). Какой логикой вдохновлялись материалисты Энгельс и Ленин, слепо следуя в данном случае Гегелю, - об этом судить не берусь. Ограничусь указанием на то, что сведение диалектики к науке о движении не только обедняет, но и искажает ее.

Но и это еще не все. Строго следуя определению Энгельса, получим следующее:

  1. мышление (сознание) являет собой особую сферу или область, существующую наряду с природой и обществом; 2) законы частных наук не действуют в сфере мышления; 3) критерием всеобщности законов, в конечном счете, является действие их именно в мышлении, ибо совершенно очевидно, что законы, действующие только в природе и обществе, не могут претендовать на статус всеобщих.
    Ни одно из этих положений не может быть совместимо с диалектическим материализмом.

С позиций исходного его принципа, принципа материалистического монизма, мир един и это его единство состоит в материальности. А это значит, что материя является единственной реальностью, никаких иных реальностей в этом мире не существует. Сознание - не особая реальность, а отражение реальности, ее идеальная копия. Предвижу возражение: сознание - тоже реальность, но реальность субъективная. Именно так характеризовал сознание Ленин, введя в философию понятие субъективной реальности. Здесь не место вступать в пререкания. Мне хорошо известна эта манера дилетантов решать серьезные теоретические вопросы с помощью продуцирования терминологических пустышек, выдаваемых за понятия. Ограничусь ссылкой на мнение не менее авторитетного человека, к тому же занимавшегося философией профессионально, - Маркса. Вот, что он писал, говоря о сущности (природе) сознания: «Сознание (das BewuBtsein) никогда не может быть чем-то иным, как осознанным бытием (das bewuBte Sein) ...» [1, с. 25]. Прошу заметить, Маркс говорит о сознании как «осознанном бытии». То есть сознание, по Марксу, - это не само бытие, а его осознание, его идеальное отражение. В порядке иллюстрации и популяризации можно было бы провести такую аналогию. Иду я и движется моя тень. Однако в самом ли деле тень движется? Увы, тень не движется - нет у нее ни ног, ни мерседеса. Тень отражает процесс моего движения и тем создает иллюзию собственного движения. То же - мышление. Будучи отражением того, что существует, оно создает иллюзию своего собственного существования. Тем, кто наделяет сознание атрибутом бытия, я предложил бы определиться, наконец, какое содержание они связывают с понятием «быть», «существовать». Или, по-другому: назвать те признаки, которые входят в содержание этого понятия. Само собой разумеется, что, отрицая бытийный статус мышления, диалектический материализм отнюдь не превращает его тем самым в фантом. Однако это предмет особого разговора.

Не соответствует диалектическому материализму и второе положение - что законы частных наук не действуют в сфере мышления. Если бы законы частных наук не действовали в сфере мышления, они не могли бы выполнять одну из важнейших своих функций, функцию метода познания, не могли бы выступать средством развития науки. Называя законы частных наук «прикладной логикой», Гегель как раз и имел в виду эту выполняемую ими методологическую (логическую) функцию. Отличие законов диалектики от законов частных наук отнюдь не в том, что первые действуют в сфере мышления, а вторые - нет. Особенность законов диалектики состоит в том, что это, говоря словами Энгельса, «законы всякого мышления», в то время как законы частных наук - это законы, по которым мыслят лишь специалисты той или иной области знания: физики, биологи, экономисты и т.д.

Наконец, третье положение, делающее критерием всеобщности законов действие их в сфере мышления, прямой дорогой ведет к догматизации диалектики, превращению ее в бесплодную схоластику. Со всей очевидностью это видно хотя бы из следующего хода мысли покойного академика Б.М. Кедрова: «Поскольку наиболее общие законы развития, действующие в природе, обществе и мышлении, одни и те же и это суть законы диалектики, то изучение их действия в сфере мышления дает вместе с тем возможность изучать их же и в сфере внешнего мира - в природе и обществе» [2, с. 71]. Не правда ли, нет ничего проще и приятнее, чем занятие философией: вперил «ум, алчущий познаний», под собственную черепную коробку - и перед тобой все мироздание. Остается не ясным, правда: если законы диалектики уже составляют содержание нашего мышления, то зачем же их еще изучать? Что изучать и с какой целью? Как не вспомнить тут саркастическое замечание Энгельса, сказанное в адрес Гегеля: «Само собой понятно, что мышление может познать то содержание, которое уже заранее является содержанием мысли» [3, с. 283]. Если действие в сфере мышления является гарантией всеобщности законов, то диалектика превращается в некое подобие философской догматики (по аналогии с догматическим богословием), в которой ее законы являют собой абсолютные истины, не подвластные обстоятельствам места и времени и с которыми вследствие этой их непогрешимости должно сверять результаты любой научной деятельности. Философам же остается, сложив руки на животе, перечитывать «Науку логики» Гегеля и «Капитал» Маркса.

Критика диалектики как раз и покоится на этом извращенном ее толковании. Отрицают всеобщий характер законов диалектики. Однако научная диалектика никогда не утверждала, что законы, которые составляют ее нынешнее содержание, являются всеобщими. Такое утверждение противоречило бы и духу ее, и букве. Единственное, что она утверждает, так это то, что эти всеобщие законы существуют и что именно они являются предметом ее исследования. Что касается самого этого процесса исследования, то он закончится лишь с концом человеческой цивилизации. Всеобщими эти законы провозгласили нынешние критики диалектики, сделав критерием их всеобщности действие в сфере своего мышления. Возмущаются претензиями диалектики на верховенство ее законов перед законами частных наук, указывая на то, что «апелляция к высшим (диалектическим) законам, выставляемым в качестве верховного судьи в научном споре, легко превращается в лженаучное шарлатанство» [4, с. 14].

Это так. Но если законы частных наук, как нас уверяют, не действуют в сфере мышления, то разве не следует отсюда с необходимостью, что единственным методологическим инструментом научного мышления, помимо формальной (традиционной) логики, является диалектика и ее законы? Наконец, если законы в том виде, в котором они составляют содержание диалектики на нынешнем этапе ее развития, являются всеобщими, то разве не вправе они брать на себя функцию верховного арбитра в науке? Чем же возмущаются прозревшие критики диалектики? И по адресу ли направляют свои претензии? Увы, критикуют они не диалектику, а свои собственные извращенные представления о диалектике.

Литература

  1. Маркс, К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е. - Т. 3.
  2. Кедров, Б.М. Энгельс и диалектика естествознания. - М., 1970.
  3. Маркс, К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е. - Т. 21.
  4. Ойзерман, Т.И. Опыт критического осмысления диалектического материализма // Вопросы философии. - 2002 - № 2.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме О НАУЧНОМ СТАТУСЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ В.Л. Акулов:

  1. Материалистическая диалектика
  2. Ведущая роль в воспитывающем обучении отводится формированию у учащихся диалектико-материалистического мировоззрения. § 1.2.1. СИСТЕМА МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ИДЕЙ ШКОЛЬНОГО КУРСА ХИМИИ
  3. К вопросу о диалектико-материалистической критике объективного идеализма ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА
  4. §1. Общая характеристика статуса библиотековедения в системе научного знания
  5. Ритуалы повышения статуса и перемены статуса
  6. Материалистическая тенденция и свободомыслие.
  7. 13.4.1 Материалистическая редукция сознания
  8. Материалистическое понимание истории
  9. § 8.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ НАУЧНОЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. Очерк 8 МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ МЫШЛЕНИЯ
  11. Материалистическое учение И. М. Сеченова о психических явлениях
  12. Материалистическое объяснение состояний тела (смерти и сна)
  13. § 8.1.2. Организация и принципы регулирования научной (научно-технической) деятельности
  14. § 1. Этапы, способы научной деятельности и типы научного знания Понятие методологии и ее уровней
  15. ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ (сайты научно-популярных изданий и сетевых научных агентств)
  16. Научное знание как система. Особенности и структура научного знания
  17. В.А. Садовничий. О научных исследованиях и научных школах. Евразийское пространство, 2010