<<
>>

НРАВСТВЕННЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ТРАНЗИЦИИ: ИХ ГЕНЕРАТОРЫ И АННИГИЛЯТОРЫ С.Г. Новиков

Разрушение «железного занавеса» в 1991 г. породило для народов бывшего СССР не только новые возможности, но и новые угрозы. Наряду с идейной открытостью, относительно свободным обращением людей и капиталов, включение России, Белоруссии и других постсоветских государств в капиталистическую мир-систему создало для них угрозу дегуманизации общественной жизни и нравственной деградации.

То есть указанная трансформация стала продуцировать ситуацию, когда на смену «прелестям» «казарменного социализма» приходит мир, в котором индивид рассматривает других людей либо как средство реализации собственных целей, либо как препятствие на пути их достижения.

В этой связи нередко можно услышать, что немалую долю вины за разнообразные социальные коллизии, происходящие в странах СНГ, несет на себе Запад. Указывают, в частности, на его желание расширить сферу собственного влияния, сохранить доминирующее положение в сложившейся мир-системе. В этом контексте упоминают и о культурной экспансии западной цивилизации, оцениваемой преимущественно негативно. Ну что ж, у подобных высказываний есть определенные основания. В самом деле, в глобальной экономике бывшим «сестрам-республикам» отводится незавидная роль сырьевого придатка и резервуара дешевой рабочей силы. Верно и то, что вытеснение восточноевропейских государств на периферию планетарного сообщества влечет за собой неизбежное заимствование у стран ядра мир-системы культурных образцов. Причем, как показывает практика, рецепции подвергаются далеко не лучшие из последних. Достаточно посмотреть передачи российских телеканалов, чтобы убедиться в этом. На телеэкране мы обнаруживаем бесчисленные «интеллектуальные игры», скопированные с западных аналогов, переснятые в российском антураже ситкомы и прочие продукты масс-культуры. Новостью № 1 становятся семейные проблемы «примадонны российской эстрады» или непристойное поведение очередного «поп- императора».

А прайм-тайм на центральном телеканале отводится систематическому копанию в грязном белье рядовых россиян (напр., в психологическом шоу «Детектор лжи»), что выглядит уже как настоящая культурная тенденция. И она тем более тревожна, поскольку из телепередач практически исчезли подлинные герои России, ее подвижники - «простые» ученые и учителя, врачи и инженеры, рабочие и крестьяне. Молодежи - будущему страны - в качестве идеала предлагается культурный продукт рыночной экономики: индивид, «твердо стоящий на земле», «человек жующий». А такой идеал не может не породить «индивида всеядного», людей, про которых и было сказано: «пипл хавает».

Однако метаморфозы ценностных ориентиров и идеалов своим источником имеют, конечно же, не «коварные планы» Запада и не злые умыслы корыстолюбивых «телевизионных начальников». Их корни - в природе той социально-экономической конструкции, которая возникла в России в 90-е годы прошлого века. Возведение в Российской Федерации здания «капитализма Юрского периода» (А. Бузгалин, А. Колганов) как раз и привело к тому, что героем «новой эпохи» становятся не полярники и космонавты, а дилеры и «эффективные менеджеры». Именно эта социоконструкция породила иллюзию того, что товары обладают магической силой - иллюзию, сказавшуюся на общественных идеалах и системе ценностей.

Сам по себе факт трансформации нравственного сознания в эпоху транзиции закономерен. Ведь «властная потребность самосохранения» вынуждает человека «принять условия, в которых ему приходится жить» [1, с. 25]. Приспосабливаясь к социальным реалиям, индивид «развивает в себе те черты характера, которые побуждают его хотеть действовать именно так, как ему приходится действовать» [1, с. 235]. Поэтому целенаправленная социализация, организуемая общественными институтами, «всего лишь» подготавливает «индивида к выполнению той роли, которую ему предстоит играть в обществе», обеспечивая преобразование социальных требований в «личные качества людей» [1, с. 237, 238].

Если мы согласимся с данным тезисом, то должны признать, что упадок нравов, преобладание узкоутилитарной мотивации в поведении современных россиян являются не результатом «идеологической диверсии Запада» или злокозненных происков их российских клевретов, а естественными продуктами перехода от «социализма» к капитализму. Ведь в России, начиная с рубежа 80-90-х гг.

ХХ века, наблюдается не просто потеря массами четких жизненных ориентиров, крушение казавшихся незыблемыми идолов, но и приобретение ими новых фундаментальных мотивов жизнедеятельности, обусловленных таким явлением рыночного общества как товарный фетишизм. Не обошла современную Россию и его современная модификация - фетишизм потребительский. Иными словами, в небогатой России, как и странах «золотого миллиарда», начинают обожествлять не сам товар как материализацию некой потребности, а потребность в товаре, «авторитетно» объявленную рекламой. Как метко заметил современный автор, «сегодня пьют не пиво, а «Клинское», сегодня смотрят не кино, а раскрученные блокбастеры или Тарантино. Знак подменяет субстанцию товара, его действительную полезность: «брэнд» костюма или мода оказываются более важными, чем удобство этого костюма для действительной носки» [2]. Именно поэтому в нынешней России мир потребительских стоимостей начинает затмевать в сознании людей все иные формы реализации человеческой деятельности, а мерилом успешности, соответственно, делается успех финансовый (миром «правят деньги», «в деньгах вся сила»).

Для того чтобы переломить тенденцию дегуманизации общественных отношений совершенно недостаточно «просто» предложить иную, нерыночную систему ценностей и идеалов. Всякие призывы к смене ценностных ориентиров пропадут втуне, если не появится социальный субъект, желающий изменения сложившейся социально-экономической конструкции и способный предложить ей реальную альтернативу. Без этого россиянин каждый день будет находить все новые подтверждения следующей «истине»: «Если у тебя Мерседес-600 - ты «крутой» (престижный, умный, талантливый) человек. Нет - «лох» (дурак, не талантлив и т.п.)» [3, с. 3].

Откуда же этот субъект может взяться? Мы согласны с теми авторами, которые связывают его появление с постиндустриальной модернизацией России. Именно такой курс объективно, независимо от желаний его инициаторов, приведет к возникновению как массового социального типа человека-творца.

Такой слой не может не возникнуть в социуме, где главным источником общественного богатства становится не капитал, земля или труд, а информация и знание. Этот новый социальный субъект, homo creator, будет движим не материальными, а постматериальными мотивами, для него-то главным делом жизни станет не воспроизводство домов, машин, самолетов (вещей, конечно же, нужных, но не самоцельных), а человеческих качеств.

Разумеется, не стоит думать, что слой людей-творцов станет судьбоносной социальной силой уже самим фактом своего рождения. Он сделается таковым в том случае, если государство и общество верно расставят приоритеты развития. Иными словами, творческие силы должны быть нацелены обществом не на изобретение все новых форм развлечений, компьютерных «стрелялок», организаций красочных шоу типа «Мисс Россия» («Мисс пицца», «Мистер Мускул» и пр.), а на расширение креатосферы. А значит, для отказа от репродукции симулякров нужна серьезная перенастройка общественных отношений. Вектор их преображения понятен: социально-экономическая система должна создавать условия для реализации талантов всякого человека в общественно-полезной деятельности и гарантировать «собственникам» этих талантов «достойное качество жизни и общественный престиж» [4]. Сим аннигилируем «человека жующего» и создадим условия для появления «человека творческого».

Литература

  1. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм. - М., 1990.
  2. Кондратов, П.Н. Гуманизм К. Маркса как альтернатива глобальному капитализму [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.alternativy.ru/ ru/ node/ 1155. - Дата доступа: 01.06.2011.
  3. Бузгалин, А. XXI век: в чем был прав и в чем ошибался Карл Маркс / А. Бузгалин // Альтернативы. - 2008. - № 4.
  4. Бузгалин, А.В. Свободное развитие личности или плен вещной и личной зависимости (Россия в глобальной экономике знаний: контексты и альтернативы) // [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.alternativy.ru/ ru/ node/ 599. - Дата доступа: 01.06.2011.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме НРАВСТВЕННЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ТРАНЗИЦИИ: ИХ ГЕНЕРАТОРЫ И АННИГИЛЯТОРЫ С.Г. Новиков:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. НРАВСТВЕННЫЕ РИСКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ТРАНЗИЦИИ: ИХ ГЕНЕРАТОРЫ И АННИГИЛЯТОРЫ С.Г. Новиков