<<
>>

ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ ПО ПРОБЛЕМЕ ФИЛОСОФИИ МУЗЫКИ И МУЗЫКАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ Е.А. Цымбалюк

И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались в ужасе к Луне,

Если, точно розовое пламя,

Слово проплывало в вышине,

А для низкой жизни были числа...

Николай Гумилёв

Научные публикации относительно заявленной проблемы появились сравнительно недавно, что связано с серьезными метаморфозами в сфере семантики и поэтики музыкального языка, а также с изменениями парадигм современного музыкального образования.

Ориентировочно данные исследования можно разделить на несколько направлений.

Первое связанно с поиском консенсуса между логосом и мелосом музыкального искусства. Общеизвестна мысль о музыке как отражении духовных и мировоззренческих настроений общества, «музыке как отражении жизни» (Д.Б. Кабалевский). Подробное утверждение верно в классический период развития музыкального искусства, но становится спорным в ситуации постмодерна. Исследователи убеждают нас в первичности постмодернистской (атональной, серийной) музыки относительно аналогичной постмодернистской философии [1, с. 104]. Мелос не сводим к внешним, объективным факторам. Он есть органическая, живая, чувственная субстанция, ориентирующая художника в выборе средств и способов своего выражения. «Мелос - стихия, освоение и усвоение которой происходит несознательно с самого рождения, подобно освоению родного языка, и приобщение к которой дает почувствовать прилив сил как от соприкосновения с истиной. Мелос не имеет никакого отношения к ментальности: рассудочное начало (mens) само уже несет следы мелоса» [1, с. 109]. Однако в контексте глобального взгляда на музыку, которая в отличие от слова несет не мысль, а чувство, признается, что музыка не рождается из собственно музыки, а опирается на глубинный духовный опыт личности и нации - интонационный опыт. Именно он дает возможность отличить подлинно народную музыку от стилизации под народность, более эмоционально отзываться на произведения своей музыкальной культуры.

И в этом смысле философы-музыканты думают в унисон с исполнителями-музыкантами и композиторами, ссылаясь, в частности, на идеи выдающего композитора прошедшего столетия Г. Свиридова: «Когда слово мертво, то музыкант пишет не мелодию. Наоборот, он ищет чисто музыкантские ухищрения: контрапункты, гармонию, форму и т.д., уходя от мелодии. Наоборот, композитор, имеющий дело с живым словом, ищет интонацию» [2, с. 191].

Второе направление в работах по философии музыки можно назвать синергетическим. Смысл данного направления кроется в философском осмыслении языка музыкального искусства. Последний понимается как язык системы отношений (взаимосвязей), элементами которой являются субъект (человек) и объект (мир) при ведущей роли субъекта. Причем основой взаимосвязей субъекта и объекта музыкального искусства выступают род, жанр и стиль, которые наиболее полно сопрягаются в музыкальном произведении. Язык музыкального произведения обнаруживает три звуковых уровня - физико-акустический, коммуникативно-интонационный и духовно ценностный, - отражающих поступательные этапы музыкального произведения [3, с. 114-115].

Эволюционное саморазвитие музыки обеспечивается, прежде всего, развитием личности отдельного человека, конкретно - его духовным началом, гармоничным единством его сознания и самосознания. «Отдельный человек» суть триада композитора, исполнителя и слушателя, способная обеспечить музыке роль суператтрактора процесса мирового развития [3, с. 122-123]. «Причина такого положения - дальнейшая эволюция психики человека, вызванная новым этапом усиления протекающих в ней интеграционных процессов, в данном случае - интеграции самосознания, ведущей к обретению подлинного (глубинного) «Я». С такой интеграцией самосознания - подлинным «Я« - мы и встречаемся в музыке, вследствие чего музыка оказывается наиболее совершенным искусством. Это признание убеждает в том, что, в самом деле, музыка является аттрактором искусства и, вместе с тем, - суператтрактором системно-эволюционирующего мира» [3, с.

125].

Третье направление, наиболее популярное среди исследователей, касается философского осмысления синтеза музыки с другими искусствами. В его рамках можно выделить два аспекта. Один аспект изучает зрительный ряд и «опространствование» времени в музыке. Опровергается мнение о музыке лишь как временном искусстве, так как любой музыкальный образ зрим, пластичен, что особенно сильно наблюдается в славянской музыкальной культуре. И это не только дань многовековым национальным традициям, но и отражение ассоциативной природы музыкального мышления человека. Недаром в музыкальном языке так много знаков-символов, воплощающих в музыке природные стихии, сигнальные аппараты, тему Бога, ритуальные сцены [4, с. 146-154]. «Музыкальное произведение в человеческом восприятии - иерархическая система переведений в многоуровневое перцептивное пространство частот колебаний физического тела, внутренне переживаемых динамических процессов и движений, имитирующих явления внешнего мира, а также крупномасштабной последовательности музыкальной формы [4, с. 172]. Второй аспект в осмыслении синтеза музыки с другими искусствами центрируется на этапах культурно-исторического развития музыки и живописи как характерных форм бытийствования звука и цвета. «Музыка существования музыки, живописи или картины живописи, музыкальные картины, все это одно движение реальности искусства» [5, с. 129]. В подобном «движении» выделяются три стадии - архаика, традиция и инновация. Высказывается предположение, что каждое художественное произведение «соткано из многочисленных нитей этих трех онтологических начал, образующих неповторимое разнообразие художественных образов» [5, с. 135].

Еще одно направление в контексте заявленной проблемы связано с обоснованием философско-теоретических основ современных тенденций отечественного музыкального воспитания. В роли таких основ называются: признание развивающей функции музыкального искусства; признание человека высшей ценностью и мерой всех вещей; выдвижение аксиологических ориентиров в современном музыкальном воспитании; обеспечение культурологических основ и продвижение идей поликультурного образования; ориентация на информационную насыщенность музыкального языка; опора на идеи гуманистической психологии о самореализации личности; проявление миссианских тенденций в деятельности педагога- музыканта [6, с.

91-92].

Обращение к заявленной проблеме дает основание заключить, что философия музыки и музыкального воспитания - новый, перспективный путь развития научной мысли, требующий осмысления музыки и личности в музыке в контексте интонационной природы музыки, а также ее канонического и эвристического начала.

Литература

  1. Галиневич, Н.А. Логос и мелос философии // Философские науки. - 2010. - № 6. - С. 102-113.
  2. Свиридов, Г. Музыка как судьба. - М., 2002.
  3. Клюев, А.С. Философия музыки в синергетическом ключе // Философские науки. - 2010. - № 6. -

С.114-128.

  1. Холопова, В.Н. Музыка как вид искусства: учеб. пособие. - СПб., 2000.
  2. Шелякин, О.В. Звук и цвет как языки художественного познания и духовно-нравственного освоения мира // Философские науки. - 2010. - № 6. - С. 129-136.
  3. Полякова, Е.С. Современные тенденции музыкального образования (философско-теоретический аспект) // Современная образовательная среда: приоритетные направления развития: Материалы Междунар. науч. конф., Минск, 22-23 октября 2009 г. - Минск, 2010. - С. 87-92.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ ПО ПРОБЛЕМЕ ФИЛОСОФИИ МУЗЫКИ И МУЗЫКАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ Е.А. Цымбалюк:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ ПО ПРОБЛЕМЕ ФИЛОСОФИИ МУЗЫКИ И МУЗЫКАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ Е.А. Цымбалюк