<<
>>

РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РЕШЕНИИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Е.М. Иванова

Принято разделять глобальные проблемы на две группы. К первой относят те, без решения которых невозможно развязать все другие, потому что они связаны с выживанием человечества. Ко второй группе относят проблемы, от решения которых зависит прогресс человеческой цивилизации. В круг глобальных проблем второго типа входит и организация гуманистической деятельности, направленной на создание условий для благополучной жизни человека.

Спецификой того, что называют глобальными проблемами, является то, что они не порождены природой, а являются следствием деятельности человека.

Все глобальные проблемы, имея всеобщий характер, проявляются сначала на локальном и даже индивидуальном уровне, а затем экстенсионально расширяются. Сфера деятельности социальной работы (далее - СР) расширяется одновременно в соответствии с неизбежным расширением и усложнением сферы социальных связей в обществе. Поэтому СР вписывается в общецивилизационный процесс и является отражением эволюции социальной практики в отношениях между человеком и обществом, атрибутом современного общества. Обеспечение прав человека, забота о достаточном уровне жизни, получение своевременной помощи и т.д., именно в рамках социальной работы стали общепризнанной нормой на уровне ООН. А невыполнение этой нормы является проблемой, которая носит глобальный характер.

Не только географическое расширение сферы социальной деятельности повлияло на современный статус СР, но также расширение самого понятия «социальная работа» и согласие мирового сообщества вменять себе в обязанности осуществлять эту СР. В категорию проблем СР стали попадать вопросы здравоохранения, образования, развития человеческого потенциала, обеспечения здорового образа жизни, нормального социального и психического благополучия.

В то же время, следствием выхода СР на общемировой уровень стало возникновение целого ряда противоречий, которые нуждаются в теоретическом анализе. До сих пор не ясно, например, как совместить в СР массовое осуществление и необходимость индивидуального подхода, на что указывает история ее становления. Или другая проблема: как предоставить помощь человеку и при этом не превратить его в социального иждивенца - в разновидность Homo Otiosus (Человека Досужего) [1]. Также существует проблема, связанная с тем, что в постсоветских обществах понимание гуманизма и благотворительности носит традиционный и весьма зачаточный характер. И на концептуальном уровне «права человека» в европейской трактовке и отечественной совпадают только номинально. В.А. Лекторский отмечал: «Сегодня в нашей стране очень трудно говорить о гуманизме. Рассуждения на эту тему очень часто воспринимаются либо как прекраснодушие, утопизм, не имеющий отношения к реальной жизни, либо как сознательное вуалирование негуманной и антигуманной действительности...» [2, с. 22-28]. Вместе с этим, в вопросах благотворительности и социальной помощи (помимо ловушки «прекраснодушия» с его полным непониманием реальной действительности), существует угроза сознательного лицемерия, которое в социальной сфере распространено повсеместно и наносит ощутимый вред. У. Эко замечает по этому поводу: «Вместо того чтобы совершенствовать общество, совершенствуют лексику. Когда общество принимается звать неходячих не "инвалидами", а "альтернативно развитыми" (diversamenteabili), вместо того чтобы строить для них пандусы, понятно: лицемерно расправившись с прежним термином, провели косметический ремонт в языке, но не ремонт лестницы» [3, с.

170]. Такую ситуацию можно назвать мнимой социальной активностью общества. И. Мардов говорит о наличии в обществе так называемой «мнимодушевности»: «.Мнимодушевное самовраще- ние везде и во всем. .В наше время возникли общественные движения ради общественных движений, соотносящиеся с подлинными общественными движениями в истории, как страсть актера на сцене, и настоящая страсть. .Для современного человека мнимая душа стала и воздухом, которым он дышит, и чем-то вроде жизненной опоры» [4, с. 169-176]. Очевидно, что такая «мнимость» не может служить полноценным концептом, социальной деятельности. И без ответа на вопрос - почему необходима забота о правах человека, малоэффективно решать вопросы о том, как организовать такую работу.

Эти и другие проблемы сделали чрезвычайно насущной задачей необходимость хорошей теории организации СР. Существует также сложность в том, что на данный момент, любая «теория» СР является частью социальной политики разных государств, но объектом «теории» СР должно стать то, что делают социальные работники во всем мире, несмотря на национальные различия.

Так как СР напрямую затрагивает ценностную сферу личности, сомнения относительно какого-либо строгого научного подхода в этой деятельности очень сильны. К. Лоренц писал: «Ценности нельзя выразить в присущей естественным наукам терминологии количества. Одна из наихудших аберраций современного человечества заключается в распространенном убеждении, будто то, что невозможно представить в количественном измерении и выразить на языке так называемой "точной" науки, не имеет реального существования; отрицается реальность всего, что связано с ценностью, и отрицает ее человечество, которое, как прекрасно сказал Хорст Штерн, "знает цену всего и не знает ценности ничего"» [Цит. по: 5, с. 12-15]. В общественном сознании присутствует страх того, что научное мышление в практике СР приведет к потере традиционной помощи, вытеснению гуманистической составляющей. Например, в деятельность социальных работников включается работа, связанная с устранением социальной стигматизации (навешивание социальных ярлыков) по отношению к разным категориям людей. Практика показывает, что социальные работники не остаются в рамках только «механистического» устранения социальных проблем, но обращают также внимание на ситуацию в целом, рассматривают ее в контексте социальной жизни. В своей работе «Наука и кризис цивилизации» С. Кара-Мурза приводит слова канадского врача З. Липовского, который размышлял о путях психиатрической науки: «Слова "наука" и "научный", которые все мы так почитаем и легко используем для украшения наших верований, вовсе неоднозначны и временами использовались для оправдания бесчеловечного отношения человека к человеку. Чисто научный и технологический подход к человеку может быть опасен, если он не подчинен гуманистической системе ценностей» [5, с. 3-7].

Но с другой стороны, на СР можно ведь посмотреть и на как довольно бесчеловечную деятельность, несмотря на то, что она продиктована сочувствием и справедливостью. По мнению Т. Адорно, правильного поведения в неправильной жизни вообще не существует. Он писал: «.Сострадая какому-нибудь человеку, мы поступаем по отношению к этому человеку несправедливо, так как в этом сострадании он постоянно ощущает собственное бессилие, приходя к выводу, что сострадание - это сплошная видимость, фикция» [6, с. 201]. Возможно, в том числе и поэтому во всех религиозных традициях милостыня и любая другая помощь должны были совершаться тайно от других. Этот принцип не только усмирял гордыню благодетеля, но и оберегал приватность и достоинство принимающего помощь. В наши дни такой подход встретишь, увы, не часто.

Однако идеологическая составляющая СР имеет и оборотную сторону. Возможно, главная причина неоднозначности и противоречивости СР как профессии кроется в ее глубокой зависимости от современного государства и его социальной политики. Многие социальные работники служат в различных государственных учреждениях, цели которых далеко не всегда совпадают с ценностями СР. Именно со стороны социальных работников порой исходит наиболее острая критика в адрес государственной социальной политики, которая является универсалистской. В реальной же деятельности социальным работникам приходится иметь дело с многообразными индивидуальными потребностями.

Таким образом, постепенно, через усвоение эмпирического опыта социальные работники, хотя и не создали строгой теоретической базы для этой - новой для общества - профессии, сегодня более или менее четко осознают концептуальную базу ее организации и прежде всего, эта база сводится к идее прав человека.

Литература

  1. Цофнас, А. Печаль Фукуямы в пространстве аксиологических координат // Вопросы философии. - 2005. - № 11.- С. 106-118.
  2. Лекторский, В.А. Идеалы и реальность гуманизма // Вопросы философии. - 1994. - № 6. - С. 2228.
  3. Эко, У. Полный назад! «Горячие войны» и популизм в СМИ. - М., 2007.
  4. Мардов, И.Б. Мнимодушевность // Вопросы философии. - 1994. - № 4. - С. 169-176.
  5. Кара-Мурза, С. Наука и кризис цивилизации // Вопросы философии. - № 9. - 1990. - С. 3-15.
  6. Адорно, Т.В. Проблемы философии морали. - М., 2000.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РЕШЕНИИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Е.М. Иванова:

  1. РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ ПРИ РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И.В. Гориш
  2. 3. Пути решения глобальных проблем
  3. 35.1. Общая характеристика глобальных проблем современности
  4. РОЛЬ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИКИ В РЕШЕНИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРОБЛЕМ
  5. СУЩНОСТЬ, КЛАССИФИКАЦИЯ и истоки основных ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОСТИ
  6. Тема 11. Глобальные проблемы человечестваи роль географии в их решении
  7. Концептуальное решение проблем Востока в современном отечественном востоковедении
  8. ЧЭНЬ ДИ. Социальные медиа в решении актуальных общественно-политических проблем, 2015
  9. 2. Виды глобальных проблем
  10. Взаимосвязь глобальных проблем. 
  11. Классификация глобальных проблем.