<<
>>

ШОТЛАНДСКАЯ ШКОЛА: УЧЕНИЕ О ДОБРОДЕТЕЛИ Л.А. Гурьевская

Идеи философов «здравого смысла» представляются нам интеллектуальным спором в изучении морального дискурса эпохи шотландского Просвещения.

Согласно лидеру шотландской школы Риду, человек, который даже в социальных чувствах ориентирован на отыскание личной выгоды, не заслуживает звания добродетельного.

Моральной оценки заслуживает лишь свободный поступок, свобода воли подлежит разумной детерминации со стороны долга, имеется в виду, прежде всего, долг общественный. Добродетель содержится в доброй совести, то есть в применении наилучших средств нашей способности познать долг и действовать соответственно. Рид называет совесть «чувством» - частью божественного дара. Совесть есть не что иное, как наше собственное мнение или суждение о нравственной правильности или порочности наших собственных действий, вне философских кругов это общераспространенный способ мышления о наших способностях морального суждения. Совесть, которая руководит нашими моральными суждениями, в то же время «умственная и деятельная способность» [5, с. 262] и господствует окончательно и самоочевидно. Вследствие этого, моральное чувство (совесть) напоминает нам о долге и моральных принципах.

По мнению известного представителя шотландской школы Битти, «мы восхищаемся людьми сильными, смелыми, красивыми, образованными; а добродетельных мы лишь одобряем» [1, с. 369]. Максимальным пределом, для которого был создан человек, является добродетельный поступок [2, с. 342], что естественно для нас, несмотря на наше разложение. Благодаря разуму проявляется добродетель, которая как истина постоянная и неизменная [2, с. 70], и «без нее не может быть истинной учтивости» [2, с. 358]. Определить моральную добродетель мы можем по намерению. Если мы прилагаем усилия для совершенства, так как считаем это своим долгом и в нашей власти его выполнить с пользой, тогда мы действуем добродетельно.

Если причиняем зло другим, мы действуем порочно. Кроме того, те, кто имеют от рождения слабое суждение, плохую память и способность или больную природную конституцию, вызывают не порицание, а чувство сострадания. Но эти вещи не в нашей власти, и каждый человек не имел бы их, если бы мог. Таким образом, главная красота моральной поддержки проистекает из ее практичного ума, добродушия, бодрости, скромности и других моральных и интеллектуальных добродетелей [2, с. 108]. К тому же, «патриотизм, или любовь к своей родине, во все времена при свободных правительствах, по крайней мере, считался возвышенной добродетелью» [2, с. 399-400], облагораживающей ум и поддерживающей чувство юмора. Как видим, Битти не рассматривает добродетель как требование подавления страстей и чувств разумом или совестью.

Для сторонника шотландской школы Освальда вопросы добродетели являются наиболее значимыми. Религиозный философ, прежде всего, обращается к тем, кто поддерживает отвращение к пороку и восхищается добродетелью, которая распространена среди разумных людей и обнаружена у каждого представителя человеческого рода. Наши обязанности, включая нравственные, являются объектами здравого смысла. Отсюда, цель Бога и объект божественного морального правления - моральное достоинство, справедливость, а не человеческое счастье. Концепция совести удостоверяет «наше исполнение или неисполнение известной обязанности» [4, с. 259]. Для Освальда нравственность неотделима от духовной сущности человека. Добродетельный человек, с точки зрения Освальда, самый счастливый и самый достойный, а «любовь к добродетели, будучи имманентным свойством человека за свое врожденное превосходство, не только достижима, но и неизбежна для того, кто руководствуется принципами здравого смысла и элементарной честностью, служа Богу» [4, с. 228]. Философ доказывает истинность этого утверждения, обращаясь к общей практике людей разных профессий и к общеизвестным принципам человеческого разума.

По Освальду, человек не может не любить Бога всем сердцем, всей душой, применяя добродетель вследствие своего врожденного превосходства. Соответственно Бог полюбит человека, который делает добро и будет питать отвращение к человеку злому.

Бог дает человеку возможность страдать и терпеть за свою большую доброту, но даже здесь индивидуум должен был сначала расплатиться своим счастьем за неправильно совершенный поступок. Освальд считает человеческое страдание частью правления Бога, сюда же включена религиозная проповедь добра. Дело в том, что Бог желает видеть людей с сильным характером: «Здравый смысл вряд ли оправдает слабых смертных, чтобы установить конечную цель и объект божественного правления» [4, с. 216]. Следует признать, что «добродетельные и честные люди - самые превосходные на земле, и создавать большое количество таких людей на Земле в достижении высшего совершенства, на которое они способны, по крайней мере, относительно нас, есть конечная цель и объект божественного правления» [4, с. 224].

Для того чтобы обрести добродетель, необходимо прислушаться к голосу здравого смысла, опираясь на критерии мудрости и справедливости. Если уважаешь человека за мудрость, восхищайся им за его великодушие, почитай за набожность, отплати благодарностью за его щедрость. Люди увидят «в наиболее ясном, сильном и удовлетворительном свете обязанности, по которым применимы имеющиеся у них способности, хотя эти способности могут быть незначительными, и чтобы обратиться к Богу за тем, что они хотят, в твердом убеждении, что их поддержат» [4, с. 237]. Однако уделяя особое внимание добродетельным качествам людей, Освальд сомневается в вере людей в эти качества: «Знают ли добродетельные и честные вообще о цене добродетели и честности? Определенно нельзя дать хоть малейшее понятие разумного счастья для животного и крайне трудно дать его зверскому человеку, хотя люди говорят о высокой добродетели и честности» [4, с. 224]. Освальд поддерживает безотлагательность основных принципов естественной теологии при изучении мира. Мораль укореняется в рациональных чувствах, которые имеет каждый человек, часто в разной степени. Даже Бог и освобожденные от телесной оболочки духи имеют моральные чувства и аффекты, которые соответствуют истине вещей.

Освальд верит: «Честный человек - самое замечательное произведение Бога» [4, с. 223], с этим изречением люди, возможно, соглашаются вербально, но мало понимают его истинное значение.

Путь к общественному счастью и счастью каждого отдельного человека регламентирует правила, которые должны соблюдаться. Как поясняет комментатор шотландской школы Стюарт, «желание счастья - единственное», а непослушание уводит от него, и эти непреложные правила «озадачены расчетом различных помех - добра и зла» [3, с. 103]. Стюарт убежден: «Всякая система, которая ставит под сомнение незыблемость моральных различений, имеет тенденцию к подрыву основ всех добродетелей, как частных, так и общественных, и к иссяканию совершенно чистых источников человеческого счастья» [3, с. 278]. Философ считает добродетель самой верной дорогой к счастью человека и сознает, что «Бог правит по общим законам, а когда разочаровывается в желании, соглашается со своей долей и смотрит с надеждой в будущее» [3, с. 315].

Итак, с точки зрения шотландских мыслителей, добродетель является первым и самым необходимым качеством, которым должен обладать человек. Истинная добродетель со-

Литература

  1. Beattie, J. Dissertations Moral and Critical: in 2 vs. - Dublin, 1783.
  2. Beattie, J. Elements of Moral Science: in 2 vs. - 2nd ed. - Edinburgh; London, 1807. - V. 1.
  3. Collected Works of Dugald Stewart, The: in 11 vs. / ed. by Sir William Hamilton. - Edinburgh, 18541860. - V. 6.
  4. Oswald, James. An Appeal to Common Sense in Behalf of Religion (1766-1772) // Scottish Common Sense Philosophy: Sources and Origins: in 5 vs.; intr., ed. by James Fieser. - Bristol, 2000. - V. 1.
  5. Reid, Thomas. Essays on the Active Powers of Man. - Edinburgh, London, 1788.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ШОТЛАНДСКАЯ ШКОЛА: УЧЕНИЕ О ДОБРОДЕТЕЛИ Л.А. Гурьевская:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ШОТЛАНДСКАЯ ШКОЛА: УЧЕНИЕ О ДОБРОДЕТЕЛИ Л.А. Гурьевская