<<
>>

О СТАТУСЕ СОВРЕМЕННОГО ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Т.В. Медведок

По мнению авторитетного философа Мераба Мамардашвили, философское знание - это то, чему принципиально невозможно научить другого. Казалось бы, почему невозможно, если, тем не менее, на сегодняшний день философия - это одна из важнейших обязательных вузовских дисциплин?

Данная невозможность, полагает мыслитель, определяется спецификой самой философии.

Философия - это постоянный путь, безостановочное движение мысли, некая познавательная незавершенность, интеллектуальная бесконечность, в которой важны соединение, встреча мыслительной интенции субъекта с объективной действительностью, предоставленной множественным разнообразием. Чтобы изучать философию, должна быть, уверен мыслитель, личностная, внутренне осознанная потребность в занятии ею, понятая и принятая для себя необходимость вовлечения в философский дискурс. Осмелюсь назвать данную интенцию «философской жаждой». Если есть эта жажда философии, то тогда, по мнению Мамар- дашвили, и необходимо заниматься последней, в противном случае обращение к философии - это напрасная трата времени.

Безусловно, трудно не поддаться искушению на всецелое согласие с данной точкой зрения, поскольку, как известно, философия внутренне самокритична, она есть постоянный спор с самой собой, непрерывный диалог и осмысление вечных вопросов. В ней нет готовых ответов, шаблонов, которые нужно принять как студенту, так и самому преподавателю философии, причем важно, чтобы последний не забывал помнить про эту одновременно и «уязвимость» философии, и вместе с тем ее высшую ценность. Принцип двух «у» («угадать и угодить») в философии не работает.

Таким образом, если в самой философии в силу ее вышеназванной специфики отсутствуют универсальные конечные истины, то, получается, что и на выходе из предмета под названием «философия» от студента нельзя требовать конкретного абсолютного знания, поскольку, во-первых, философия находится в постоянной внутренней динамике, в непрерывном выборе самой себя, своего содержания, во-вторых, сам человек (например, студент) вовлечен в процесс интенсивного самопознания - другими словами, активно накапливает и осмысливает собственный личностный опыт.

Мы пытаемся обнаружить собственную сущность как некое единство, завершенность, хотя в мировоззренческом «измерении» мы постоянно непостоянны, и сама философия - это бесконечная актуальная расщепленность сознания. Философия - это клубок противоречий сущего и должного; это, говоря словами Хайдеггера, который цитирует Новалиса, «тяга повсюду быть дома» и вместе с этим обреченность на горькое осознание собственного одиночества; это «вопрошание, в котором мы пытаемся охватить сами вопросами совокупное целое сущего и спрашиваем о нем так, что сами, спрашивающие, оказываемся поставлены под вопрос...» [1, с. 333].

Вопрос, который нередко поднимается и обсуждается ныне, - это вопрос о необходимости философии в качестве вузовской дисциплины.

В русле того, о чем шла речь шла выше, логично допустить, что философия и занятие ею - это добровольное занятие, но не общеобязательное, а раз так, то, возможно, следует создавать факультативы по философии и именно там проводить занятия с теми студентами, которые как раз охвачены «жаждой философии».

Однако настоящая действительность обнаруживает другое - настойчивое общественное требование непременного наличия высшего образования приводит к тому, что абитуриент поспешно идет подавать документы в вуз не только и не столько потому, что он стремится получить знание, а потому, что ему нужен, как правило, исключительно диплом. Если задать вопрос современным студентам (к слову, не один раз данный вопрос озвучивала на занятиях) о том, кто намеревается стать высокопрофессиональным специалистом, то, увы, обнаруживается немного желающих. Однако стать дипломированными специалистами нынче хотят все. И тогда, выходит, что отдавать на откуп факультативам ряд гуманитарных дисциплин, в том числе и философию, означает, по сути, автоматически остаться без студентов.

Сегодня часто и уверенно говорят о прогрессе человечества, но касается ли это прогресса сознания - качественного глубинного изменения мировоззрения современного человека? К слову, Л.Н. Толстой читал в оригинале работы Шопенгауэра и Канта, А.А. Фет перевел на русский язык «Мир как воля и представление» А. Шопенгауэра, у А.П. Чехова настольной книгой была работа Марка Аврелия «Наедине с собой» и т.д. Замечу, никто этих людей не принуждал к занятиям философией, но сами они внутренне были охвачены жаждой познания, в том числе научного и философского. Современный студент по ряду причин зачастую не охвачен такой жаждой, и, скорее всего, перевод философии из общеобязательной дисциплины в статус предмета по выбору данную ситуацию не оптимизирует.

Литература

  1. Хайдеггер, М. Основные понятия метафизики // Время и бытие. - М., 1993. - С. 327-345.

 

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме О СТАТУСЕ СОВРЕМЕННОГО ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Т.В. Медведок:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. О СТАТУСЕ СОВРЕМЕННОГО ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ Т.В. Медведок