<<
>>

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОБЩНОСТЕЙ КАК СПОСОБ КОНСТРУКТИВНОГО БЫТИЯ СОЦИУМА П.Ф. Дик

В тексте представлено авторское видение сущности взаимодействия народов Германии и России-СССР-СНГ на протяжении столетий и в обозримой перспективе. Концептуально предполагается, что взаимодействие этих культур и однотипных этноконфессиональных общностей, может быть существенным фактором конструктивной консолидации Северной Евразии.

Народ-сословие «русские немцы» рассматривается в качестве индикатора реального взаимодействия. Предположение сформулировано на основе авторской научнофилософской концепции этноконфессионального феномена.

Перспективная философия этноконфессионального бытия народов Германии и России в условиях преодоления фундаментального кризиса развернута в трудах И.Г. Фихте и

Н.А. Бердяева.

Цель национального воспитания - образовать немцев к новой общности с единым настроем. «Потому в своем последнем результате это образование есть образование способности познания воспитанника, и ни в коем случае не историческое, о существующем порядке вещей, но более высокое и философское, о законах, в соответствии с которыми необходим данный порядок вещей» [4, с. 76]. Воспитание к истинной религии есть последний момент нового воспитания. Почему последний? В благоустроенном обществе, полагает Фихте, достаточно истинной нравственности; религия является движущим мотивом в испорченном или кардинально реформируемом обществе.

Религия есть утешение, но «.смысл религии состоит в первую очередь в том, чтобы сопротивляться рабству, не допускать его и не опускаться до голого утешения несвободных» [4, с. 191].

В исследовании нашей проблемы этноконфессионального Н. Бердяев интересен диалектическим осмыслением антиномий кризисной России и проявлений германского духа, в том числе на территории России.

В каком смысле правомерно говорить об этноконфессиональном применительно к советской системе и постсоветской реальности? Русский коммунизм, замечает Бердяев, есть трансформация и деформация старой русской мессианской идеи.

«Коммунизм, не как социальная система, а как религия, фанатически враждебен всякой религии и более всего христианской. Он сам хочет быть религией, идущей на смену христианству. Нетерпимость, фанатизм всегда имеют религиозный источник» [1, с. 129]. И следующая мысль: «Недостатки русской демократии унаследованы от нашего рабства, и они должны исправляться в практике самоуправления» [2, с. 198].

Начало первой мировой войны Бердяев встречает патриотом славянской расы, борющейся с агрессором - расой германской - за господство в христианском мире. В скорейшем окончании мировой войны Бердяев видит единственную возможность спасения христианской культуры Европы и России от господства на планете китайско-американского царства равенства, в котором невозможна динамика бытия побежденных рас.

По мнению философа, демократическая метафизика и метафизическая демократия в России выработала мораль притязаний, ожиданий благ извне. Она ориентируется на внешние признаки демократии без изменения человеческого содержания. Для нее важно утилитарное использование масс, а не существо развития народа. Это путь и практика вырождения демократии.

Диалектическое понимание национального схватывает единство устойчивости и изменчивости, поэтому оно перспективно в осмыслении сущности и динамики народа как органичной части единого человечества, взаимодействия русских и немцев, в том числе на уровне пограничной общности «русские немцы».

Самоназвание «русские немцы» применительно к конкретному этносу есть признание конкретной динамической общности и культуры - результат и процесс относительно длительной коэволюции нескольких субкультур германского происхождения в составе полиэтнической общности «русские». Русские немцы создали версии инновационной культуры с протогерманской основой. Немцы - народ-сословие России-СССР-СНГ.

Двуединое бытие русских немцев не исчерпывает онтологию российско-русского бытия. Россия со времени экспансии Московского государства включает совокупность народов и множество социально-профессиональных сословий.

Конкретная политическая элита страны независимо от самоназвания элиты и государства призвана реализовать императив бытия любого сообщества - фактическое единство множества и единство во множестве. В этом плане представляется глубоким суждение В. Ключевского: «.государственные обязанности отличаются неодинаковой тяжестью, и если они разделены между классами, а не падают все одинаково на всех, то их удельный вес дает преимущество менее обремененным классам, позволяя им в потоке юридических отношений держаться выше других» [3, с. 226].

В многонациональном государстве, где так или иначе узаконена субординация народов, социальный конфликт приобретает форму борьбы между народами. Прикрытие действительной субординации, т.е. легитимация выгодного положения конкретных групп, обеспечивается идеократической составляющей власти.

Если идеократия - идеологическое преобразование-осмысление фактов социальнополитической динамики, то фобократия - подлинное превращение, реальная основа социально-государственного бытия. В основе фобократии страх онтологический, осмысленный в философии экзистенциализма, прежде всего у С. Кьеркегора (Angst). Способ поиска общественного блага является основанием двух главных форм фобократии: фобократии ординарной или обычной и фобократии экстраординарной или чрезвычайной. Чрезвычайная власть страха есть демонстрируемое организованное насилие, диктатура страха. Диктатура страха наследует черты и традиции исторической политической власти данной страны.

Диктатура террора, как чрезвычайная фобократия и соответствующая ей идеократия, может сравнительно быстро утвердиться даже в странах-символах планетарной цивилизации, переживающих системный кризис. Почему? Она эффектна и эффективна. Чрезвычайная фобократия связывается с возрождением этноса и конфессии в обновленных формах. По социально-мировоззренческой сути, это антропоэтническая религия, преобразующая протест- ную энергию народа в миссионерскую деятельность по изменению мира. Поэтому феномен правомерно обозначить этноконфессиональной общностью.

Единая этноконфессиональная общность предполагает жертвенность, она способна перенести многие лишения во имя достижения общего блага, сохраняя жизнеспособность и социальный оптимизм. Поэтому еще никому не удалось безболезненно перерасти ее более высокими формами позитивности.

Война с Германией стала почти идеальным поводом для окончательной ликвидации формы государственности русских немцев, потерявшей к тому времени всякую ценность для политики растущей сверхдержавы СССР. Депортация 1941 г. стала последовательным шагом и в низведении русских немцев как элемента социально-этнической структуры общества.

В послевоенных объединениях традиционных конфессий русские немцы возродили традиции самоорганизации и самодеятельности германской общины-марки, восходящие к эпохе Реформации, и превратили свои общины в национальные клубы на конфессиональной основе.

В чем же конструктивная специфика русских немцев, здесь и сейчас? Конечно, в признании себя двуедиными: русскими, потомками выходцев из германских государств XVIII- XIX столетий. Поэтому трагедия культурных разломов Евразии отзывается в них и на них онтологическим разрыванием существа. Русские немцы - перспективный пограничный феномен в смысле уникального потенциала объединения и последующей коэволюции метаэтносов Северной Евразии на основе консолидации.

Итак, есть два альтернативных варианта дальнейшего развития взаимодействия русской и германской культур на пространствах Северной Евразии. Деструктивный: сословие- этнос «русские немцы» остается средством политики власти страха. Конструктивный: пограничный народ становится одним из вариантов консолидации групп в едином сообществе культурно-цивилизованного саморазвития-преодоления онтологического страха.

Литература

  1. Бердяев, Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. - М., 1990.
  2. Бердяев, Н.А. Судьба России. Опыты по психологии войны и национальности. - М., 1990.
  3. Ключевский, В.О. История сословий в России // Сочинения: В 9 т. - Т. 6. Специальные курсы / Под ред. В.Л. Янина. - М., 1989.
  4. Фихте, И.Г. Речи к немецкой нации / пер. А.А. Иваненко. - СПб., 2009.

<< | >>
Источник: Авторский коллектив. ФИЛОСОФИЯ В БЕЛАРУСИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Минск «Право и экономика» 2011. 2011

Еще по теме ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОБЩНОСТЕЙ КАК СПОСОБ КОНСТРУКТИВНОГО БЫТИЯ СОЦИУМА П.Ф. Дик:

  1. 1.5. Модельное представление о генезисе и функционировании социально-политических общностей как социально-территориальных систем
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОБЩНОСТЕЙ КАК СПОСОБ КОНСТРУКТИВНОГО БЫТИЯ СОЦИУМА П.Ф. Дик