<<
>>

13.1. Научная картина мира и опыт

Современные философы науки выделяют следующие характеристики процесса развития научного исследования: взаимодействие научной картины мира и опыта, формирование первичных законов, становление развитой научной теории1.
Любая научная дисциплина проходит стадию накопления эмпирического материала, формирующегося под влиянием существующей картины мира, специальной картины мира, находящейся в стадии становления, и доминирующих идеалов науки. Картины мира, общая и специальная, выраженные в теоретической форме, определяют содержание эмпирических исследований — наблюдений, экспериментов, интерпретацию их результатов. Как известно, каждая наука имеет свою специальную картину мира, но, когда в 1980-е годы научное сообщество в нашей стране обсуждало вопрос о статусе специальных картин мира, было много споров, в результате которых выкристаллизовались три точки зрения: (1) специальных картин мира не существует, (2) специальные картины мира — ярко выраженные автономные образования, (3) специальные картины мира — не более чем фрагменты общенаучной картины мира. В современной философии науки считается, что все три точки зрения имеют право на существование, если учитывать исторический характер науки. Физика была первой наукой, которая, опираясь на экспериментальные исследования, создала картину мира, которая направляла дальнейшие опытные исследования. И это происходило еще тогда, когда науки в современном ее понимании не существовало, существовала пред наука. Связь между картиной мира и опытным исследованием. У. Гильберт Примером взаимодействия картины мира и опытных исследований в этот период (преднауки) является деятель- ность Уильяма Гильберта (1544—1603), английского врача и физика, который в трактате «О магните, магнитных телах и о большом магните — Земле» (1600) впервые последовательно рассмотрел магнитные и электрические явления. Гильберт увидел связь между картиной мира и опытом, которую отметил еще его современник Ф.
Бэкон в своем «Новом органоне», когда написал, что даже Гильберт от изучения магнита перешел немедленно к конструированию философии, соответствующей тому, что привлекало его внимание. Работа Гильберта о магните, как пишет современный исследователь Томас Крамп, была результатом его долгих бесед с навигаторами и экспериментов с магнитом. Магнитные свойства магнитного железняка, описанные в работе ученого, были открыты в результате систематического эксперимента, процедуры прежде почти не известной науке. Бэкон неоднократно обращаясь в своих работах к трактату Гильберта (для того времени это действительно была научная новация), особенно подчеркивает, что работа была основана «на тщательнейших и обстоятельных экспериментальных данных»1. Достоинство работы состояло также в том, что в ней впервые была дана сравнительная характеристика магнетизма с электрическим притяжением. Сторонник опытного знания, результаты которого признавались долго и трудно (как в случае с открытием электричества в результате трения тканью твердой субстанции, такой, как янтарь), Гильберт назвал электрическим явление, возникавшее в результате такого трения, так как янтарь по-гречески «электрон». И хотя в его работе есть натурфилософские рецидивы (он пишет о металлах — как сгустках Земли, об электрических телах — как воплощении «стихии воды»). Гильберт высмеивал концепцию перипатетиков о четырех элементах (земля, вода, воздух, огонь). А, высмеивая определение тепла перипатетиками, которые считали, что тепло это то, что «разделяет разнородное и собирает однородное», Гильберт сказал, что это то же самое, как если бы кто-либо определил человека как то, что сеет пшеницу и сажает виноградные лозы; ибо это определение является определением лишь посредством действия, и притом частного. У Гильберта исследования включали эмпирический слой и логический уровень. И хотя его гипотезы, не выходили за рамки натурфилософских построений, они открывали дорогу новой научной рациональности. Так, одной из особенностей его экспериментирования был тог факт, что Гильберт для своих экспериментов построил прибор, зарисованный в его книге и названный электроскопом.
По мнению современного английского историка науки Крампа, он тем самым положил начало научным лабораториям и «лабораторным аппаратам»185. Опыты Гильберта явились источником более поздних опытов с серьезными научными выводами. Так, ученый сделал вывод, что такие предметы, как бумага, притягивают и задерживают электрический поток, а огонь его уничтожает, поскольку пламя испаряет истечение. Более поздние опыты и дальнейшее развитие науки внесли новый вклад в построение картины мира. Это немец Отто фон Герике, сконструировавший в 1660 г. первую электрическую машину, англичанин Фрэнсис Хоксби, соорудивший аппарат, продемонстрировавший тот же электростатический феномен. Этими и другими опытами были обнаружены факты экранирования электрического поля некоторыми видами материальных тел и факты воздействия пламени на наэлектризованные тела. Было обнаружено, что огонь является проводником. Опытами с шаровым магнитом Гильберт доказал также, что Земля является магнитом. Для доказательства свойств земного магнетизма Гильберт помещал магнитную стрелку в разных точках шарового магнита, а затем сравнивал полученные данные с тем, что ему рассказывали мореплаватели о поведении машитной стрелки относительно Земли. На основе этого Гильберт и сделал заключение, что Земля — шаровой магнит. Между картиной мира и экспериментальными данными всегда существует как прямая, так и обратная связь. Так было и в случае с Гильбертом. Первоначально он свои опыты проводил, руководствуясь существовавшей в то время картиной мира, но когда экспериментальные данные начали вступать в противоречие с нтой картиной мира, Гильберт внес в нее ряд существенных изменений. Эксперименты с магнитом изменили представления о Природе сил. В картину мира были включены представления 0 Планетах как о магнитных телах. Эти новые представления как бы предварили механистическую картину мира, в которой передача сил на расстоянии рассматривалась как источник изменений в состоянии движения. Формируется новая картина мира, и в ней определяющую роль играет физика, достижения которой перестроили натурфилософскую картину мира и создали научную картину физической реальности — механистическую картину мира.
В основе этой картины мира были мировоззренческие идеи Возрождения и новые идеалы процесса познания. Это такие идеи, как принцип материального единства мира, исключающий средневековое разделение на мир небесный и мир земной, принцип причинности и законосообразности природных процессов. В это же время, во многом благодаря Гильберту, был сформулирован принцип экспериментального обоснования знания, отказ от созерцательности и установка на соединение экспериментального исследования природы с описанием ее законов на языке математики. И именно это последнее резко отделило науку Нового времени от средневековой преднауки. Сложившаяся во второй половине XVII в., такая картина мира господствовала в науке до появления электродинамической картины мира, сформировавшейся под влиянием нового опыта в последней четверти XIX в. Изменение отношений между опытом и картиной мира С развитием науки видоизменяются взаимоотношения между эмпирическим слоем исследований и картиной мира. Например, в современной астрономии накоплен большой слой теоретических законов и моделей, но иногда наблюдения обнаруживают такие объекты, которые не могут быть сразу объяснены уже существующими теориями. И тогда существующая картина начинает направлять эти эмпирические исследования, обычно это систематические наблюдения, благодаря которым новый объект начинает раскрываться. Типичный пример в этом отношении — изучение квазаров, космических объектов малых угловых размеров, излучающих в десятки раз больше энергии, чем самые мощные галактики. Академик РАН В.С. Стёпин рассматривает этот пример. Последуем за его изложением186. С открытием первого квазара возникла дискуссия, к какой группе космических объектов его отнести. В существовавшей в то время картине действительности наиболее для этого подходящими были либо звезды, либо удаленные галактики. Обе гипотезы стали целенаправленно проверяться наблюдениями. В процессе этой проверки были выявлены первые свойства квазаров. Исследования корректировались картиной реальности.
В спектрах квазаров было открыто большое красное смешение. Истоком этого открытия была догадка американского астрофизика М. Шмидта* отождествившего эмиссионные линии в спектре квазаров с обыч- ной балъмеровской серией водорода, допустив большое красное смещение. Внешне эта догадка выглядела случайно, поскольку считав лось, что квазары — это звезды нашей Галактики, а они нН должны иметь такое смещение. Поэтому, чтобы возникла сама идея указанного отождествления линий, нужно было уже заранее выдвинуть экстравагантную гипотезу. Но она перестает быть таковой, если принять во внимание, что общие представления о Все1 ленной в этот период в астрономии включали представления о происходящих в галактиках грандиозных взрывах, сопровождающихся выбросами вещества с большими скоростями, и о расширении нашей Вселенной. Любое из этих представлений могло породить гипотезу о возможности большого красного смещения в спектре квазаров. Изложенное помогает лучше понять регулятивную функцию картины мира по отношению к процессу наблюдения. Другие науки позже физики вступили в стадию теоретиза- ции. Поэтому исторически в этих науках доминировали ситуации эмпирического поиска. В этих ситуациях функцию теоретического программирования опыта выполняют картины реальности. Опыт показывает, что таких картин одновременно может быть несколько, они альтернативны и соперничают между собой. Обычно побеждает та из альтернативных исследовательских программ, которая лучше ассимилирует эмпирический материал, способствуя построению теоретических моделей. История биологии дает пример соперничества между двумя альтернативными концепциями, между двумя картинами биологического мира — Кювье и Ламарка. Каждая из них взаимодействовала с опытом, ставя ему задачи. Кювье, собирая окаменелые останки, определил, что земля пережила несколько катаклизмов, из-за которых погибли все, или почти все, живые организмы, а район, опустошенный бедствием, позднее заселили виды, пришедшие из других областей. «Жизнь на земле, — писал он в «Рассуждении о переворотах на поверхности земного шара», — переполнена жуткими событиями.
Бесконечно много жертв этих катастроф. Некоторых обитателей суши поглотили наводнения, других обитателей моря унесли внезапные извержения морского дна, останки иных видов опознают любители природы с большим трудом». Ламарк, изучая виды животных, сформулировал два закона: закон употребления и неупотребления органа и закон наследования приобретенных признаков. Первый закон гласит: у всякого животного, не вышедшего в течение жизни за пределы своего развития, частое и постоянное упражнение определенного органа мало-помалу укрепляет, развивает и увеличивает его пропорционально времени использования. Постоянное неиспользование этого органа незаметно ослабляет, размягчает и регрессивно снижает способности и в конце концов заканчивается его исчезновением. Второй закон гласит: все, что природой завоевано или утрачено под влиянием обстоятельств, испытываемых расой достаточно долго под действием преимущественного использования или неиспользования одного или нескольких органов, наследуется последующими поколениями, поскольку эти изменения приобретены обоими полами и переданы новым индивидам. В этих законах — суть картины биологического мира, выдвинутой Ламарком. Ее подтверждают, считал Ламарк, и рептилии, утратившие плавники, поскольку научились передвигаться по земле и скрываться в траве; и гуси и утки, у которых перепонки между пальцами образовались из-за непрерывных ударов по воде; и жирафы, длинные конечности и вытянутая шея которых — результат непрерывных усилий доставать высоко растущие листья. Если картина биологической реальности Кювье свидетельствовала о существовании видов уже исчезнувших и разительно отличавшихся от существующих, то картина Ламарка давала этому же материалу иную интерпретацию, связывая появление новых видов из прежних с приспособлением организмов к меняющимся условиям и с наследованием вновь приобретенных характеристик. Картина мнра и социальный поиск в общественных науках Ту же закономерность, а, именно, функционирование картины реальности как целенаправляющей эмпирический поиск можно проследить и на примере социальных наук. Достаточно рассмотреть социальную картину реальности, предложенную А. Тойнби в «Постижении истории», где он попытался систематизировать огромный материал при помощи философских, социологических и культурологических понятий. Тойнби выделяет в истории 36 цивилизаций, среди которых одни получили полное развитие, а другие — нет. Позиция Тойнби, его картина социальной реальности — плюрализму признание многообразия форм социальной организации человечества, у каждой из которых существует собственная система ценностей. Вокруг этих ценностей и складыва- ется повседневная жизнь от самых грубых ее проявлений до самых высоких взлетов творческого воображения. Общественное развитие у Тойнби носит естественно-исторический характер, являясь соединением свободы и необходимости. Как естественный процесс, общественная жизнь является совокупностью дискретных единиц социальной организации, которые Тойнби называет цивилизациями. Неповторимый облик каждой цивилизации создается географическими условиями. Каждой цивилизации свойственны возникновение, рост, происходящие за счет энергии «жизненного порыва». Надлом, упадок и разложение цивилизации связаны с истощением жизненных сил. Не все цивилизации проходят свой путь до конца. Некоторые из них погибают, другие останавливаются в развитии. Жизненный путь каждой цивилизации уникален, считает Тойнби. Ее возникновение и прогресс определяются способностью людей дать адекватный ответ на вызов исторической ситуации, в которую входят человеческие и все природные факторы. В случае нена- хождения адекватного ответа в социальном организме возникают «аномалии», приводящие к «надлому» и дальнейшему упадку. Выработать адекватную реакцию на изменившуюся ситуацию должно, по мнению Тойнби, творческое меньшинство, формирующее новые идеи и проводящее их в жизнь. Вначале и в период расцвета цивилизации, считает Тойнби, власть сосредоточивается в руках заслуженных талантливых людей, имеющих моральный авторитет. Со временем состав правящей элиты ухудшается, она превращается в замкнутую касту и на сцену истории выходит господствующее меньшинство, опирающееся не на авторитет, а на силу. Происходит «раскол в духе». Творческие люди носят в себе «другую правду», механически исполняя повседневные обязанности, а на другом полюсе скапливается «внутренний пролетариат», слой людей, ведущих паразитическое существование, не способных к труду, но готовых в любой момент, если не будут удовлетворены их требования «хлеба и зрелищ», учинить бунт. Тойнби признает циклическую схему развития цивилизаций. Вместе с тем он понимает, что гибель цивилизации возможна, но не неизбежна. К вырождению цивилизации приводят недальновидные политики и ленивое большинство. Однако в ходе истории растет роль мысли, роль сознания. Люди начинают лучше осознавать последствия своих действий на историю. Все значительнее становится в обществе роль религии и науки. Появляется надежда избежать гибели цивилизации. Главным средством такого спасения Тойнби считает «единение в духе» путем приобщения к вселенской религии на основе объединения существующих мировых культов. Тойнби высоко оценивает образование мировых религий, считая этот факт высшим воплощением исторического развития, так как он обеспечивает культурную преемственность и духовное единство человечества. Такова социальная картина реальности, предложенная Тойнби и разработанная им на основе интерпретации огромного количества эмпирического материала и фактов. Примеры различных научных дисциплин позволяют сделать вывод о существовании общих познавательных ситуаций, связанных с функционированием специальных научных картин реальности, регулирующих эмпирический поиск и развивающихся под влиянием эмпирических фактов.
<< | >>
Источник: Никитич Людмила Алексеевна.. История и философия науки: учеб, пособие для студентов и аспирантов вузов. 2008

Еще по теме 13.1. Научная картина мира и опыт:

  1. § 1. Научная картина мира и стиль мышления, их методологические функции в теоретическом познании
  2. Картина мира в гуманитарном познании
  3. 1. Поиски метафизического обоснования научной картины мира (40 - начало 60-х гг.)
  4. Развитие науки в период формирования классической научной картина мира
  5. Развитие науки в период формирования неклассической научной картины мира
  6. Развитие науки в период формирования постнеклассической научной картины мира
  7. 1.5. КАТЕГОРИАЛЬНАЯ КАРТИНА МИРА (КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ)
  8. ПРИНЦИП ГЛОБАЛЬНОГО ЭВОЛЮЦИОНИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА
  9. 6.2, Современная научная картина мира
  10. 13.1. Научная картина мира и опыт
  11. Глава 6. НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА И ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
  12. § 1. Принципы современной естественнонаучной картины мира
  13. § 3. Естественно-научная и гуманитарная картины мира
  14. § 2. Мир, картина мира, ценностно-смысловой универсум
  15. 1.4. К ВОПРОСУ О НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА И МЕТОДАХ НАУКИ
  16. Установка на реконструкцию языковой картины мира
  17. ГЛАВА 2. Ирония в научной картине мира. Виды и функции иронии
  18. Глава 1. Содержательно-структурные компоненты концепта HEIMAT / РОДИНА в научной и народной (этнической) картине мира