<<
>>

Эксперимент и свидетельство

Ещё одной важной характеристикой эксперимента как практики достижения объективности является возможность свидетельствования независимым очевидцем результатов эксперимента. Этот тезис был одним из ключевых в эмпиристской программе Роберта Бойля.
Для достижения того, что Шейпин и Шефер называют реальными фактами (matters of fact), Бойль считал строго контролируемый эксперимент недостаточным; его должны наблюдать несколько человек, а в теории — любой желающий (и все человечество). Здесь Бойль видел отличие истинной науки от алхимии или религиозного опыта, которые строго индивидуальны и не поддаются свидетельству очевидцев. Гарантией возможности такого свидетельства Бойль видел проведение экспериментов в публичном пространстве, каковым, в той или иной степени, являлось Королевское общество. Здесь, впрочем, снова проявляются определенные двусмысленности. Во-первых, даже публичный сеанс проведения эксперимента не может быть полностью публичным — очевидно, что на заседание Королевского общества пустят не любого желающего (скажем, оппонента Бойля, Гоббса, не пускали — из-за его склочного нрава). Во-вторых, как подчеркивает сам Гоббс, просто наблюдать эксперимент недостаточно. Свидетель должен обладать как минимум двумя качествами: способностью понимать происходящее в рамках эксперимента (то, что Бойль называет «виртуозностью») и честностью. Если один из пунктов вызывал сомнение, такое свидетельство можно было отвергнуть — как некачественное. Р.-М. Сарджент подчеркивает, что роль свидетельства в установлении экспериментального научного знания преувеличивать всё же нельзя. «Вес факту придает не приумножение свидетельств, а их независимость. Так как философ- эксперименталист делает вывод только когда получены все возможные свидетельства, и задача слишком велика, чтобы выполнить ее одному, тогда требуется свидетельство очевидца. Но факты не являются всего лишь продуктом консенсуса мнений о чувственной информации»21. Свидетельство — лишь одна из практик, привнесённых в науку из юридической практики. «Суд», выспрашивание, допрос, ответ перед человеком — всё это распространенные в Новое время метафоры относительно научной практики. «Насилие» над природой в процессе эксперимента — производная этих идей. Материя рассматривается как пассивное начало, которое возможно изменять и формировать по желанию активного субъекта, больше того, без деятельности разумного субъекта природа не могла бы воплотить все свои потенциальные возможности: у естественного развития есть свои пределы. Фрэнсис Бэкон, один из главных мыслителей новоевропейского научного метода, будучи по образованию юристом, не раз прибегает в своих работах к метафоре пытки. Как подчеркивает петербургский философ науки И. С. Дмитриев, «использование пыточной риторики оправдывало перенос методологических подходов, применявшихся для получения информации у обвиняемого, на процесс “вырывания” секретов у Природы. Метод связывания, контроля и допроса человека стал методом, используемым при “допросе” природы. Экспериментатор ставит вопрос — эксперимент дает ответ»22. Пытки, разумеется, нужны не для того, чтобы «издеваться» над природой: эта метафора означает скорее важность целенаправленного давления, применения силы, осознанного изменения природы с целью получить необходимый ответ.
Более того, само слово «эксперимент» происходит от латинского experimentum, а оно, в свою очередь, от глагола experiri, который означает «испробывать, испытывать» и, в том числе, «судиться»23. Как и судебный процесс, эксперимент должен полагаться на показания свидетелей. «Очевидность» экспериментального метода была одним важных аргументов учёных и философов-эмпириков, в особенности британской традиции. В частности, Роберт Бойль, один из активнейших поборников экспериментальной науки, акцентировал внимание на том, что его опыты проводятся под присмотром «независимых экспертов» и теоретически их может не только наблюдать, но и самостоятельно повторить любой желающий. Тем не менее, разумеется, эта очевидность была условной — даже «очевидные» результаты эксперимента могли быть по-разному истолкованы, а машин, подобных воздушному насосу Бойля на всю Англию существовало всего две, да и попасть на заседание научного сообщества и вживую посмотреть на эксперимент было доступно только немногим избранным (например, главный противник Бойля — Гоббс — членом Королевской академии не являлся, и даже не столько из-за отсутствия заслуг или из-за радикально несоответствующих научным принципам взглядов, а всего лишь из-за склочного характера и страсти к полемике). Но именно свидетельство и возможность повторения опыта являются важной чертой экспериментального знания. Тематика эксперимента как судебной процедуры поднималась и французским социологом науки Б. Латуром: «Невозможно, описав, как даже в самом банальном эксперименте осуществляется научная ордалия истины, и далее опираться на господствующую идею о том, что науки чисты, объективны, беспристрастны, дистанцированы»24. Слово ордалия (испытания огнём и водой в архаическом праве) у Латура, кажется менее удачным, чем «муки» (vexationes) Бэкона, ведь в отличие от последних они ставят своей целью испытать подсудимого на прочность, и не важно, останется он в живых (или по крайней мере в целости), в то время как инстицуонализированные пытки, на которые ссылается Бэкон, проводятся по строгому протоколу, для того, чтобы добиться истины, и только в самых сложных случаях (скажем, когда нет свидетелей — ещё одна отсылка к непосредственности опыта). Таким образом, несмотря на то, что эксперимент апеллирует к объективности, независимости от человеческого суждения, он в то же время требует свидетельства очевидца25, и подобно прокурору на суде «выспрашивает» факты у природы, порой добиваясь их насилием. Итак, эксперимент, как бы учёные не уповали на его объективность, всегда находится в рамках уже существующей теории, господствующей научной парадигмы. Как пишет Ян Хакинг в работе «Самооправдание лабораторных наук», «лабораторные науки таковы, что их притязания на истину относятся только к работе, проделанной в лаборатории. Они изучают феномены, которые редко или вовсе никогда не происходят в чистом виде до тех пор, пока люди не начинают их наблюдать. Слегка утрируя, я скажу, что исследуемые феномены создаются в лаборатории»26. Более того, Хакинг подчеркивает, что наши «законсервированные теории и мир так точно подходят друг к другу не столько потому что мы поняли, каков есть мир, а сколько благодаря тому, как мы их подогнали друг к другу»27. Как видно, эксперимент обладает внушительным списком противоречивых свойств и характеристик. С одной стороны, эксперимент претендует на объективность получаемого с помощью него знания, на то, чтобы показывать природу так, как она есть, но в то же время эксперимент представляет собой полностью искусственный человеческий конструкт, опыт, ставящий естественные процессы в противоестественные условия. Эксперимент опирается на использование инструментов для преодоления ограниченности человеческих органов чувств, но само использование приборов ставит под вопрос реальность и «самостоятельность» того, что мы видим с их помощью. Как получилось, что несмотря на свою неоднозначность, экспериментальный метод занимает такое важное место в современной европейской науке, одной из главных ценностей которой всегда считается точность? Рассмотрев эксперимент в его исторической перспективе, мы можем лучше понять, как предпосылки современной экспериментальной программы, так и то, что неоднозначность научного эксперимента обусловлена его историческим развитием.
<< | >>
Источник: БИРГЕР ПАВЕЛ АРКАДЬЕВИЧ. ПРОБЛЕМА НАУЧНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ. 2015

Еще по теме Эксперимент и свидетельство:

  1. II. СВИДЕТЕЛЬСТВА СОВРЕМЕННИКОВ
  2. § 10.4. СКЛАДСКОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО
  3. СВИДЕТЕЛЬСТВО НЕЧЕЛОВЕКОВ
  4. Свидетельство Геродота
  5. П. Источники И СВИДЕТЕЛЬСТВА
  6. СВИДЕТЕЛЬСТВА УБИЙСТВА
  7. СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ХРОНИКИ
  8. ДОПОЛНЕНИЯ Свидетельства о сочинениях 4.
  9. Приложение 5 Свидетельство очевидца[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§]
  10. Свидетельства об отношении византийцев X в. к миссии
  11. Удар по монополиям: свидетельства на мастера и ремесленники, сопровождающие двор.
  12. Статья 1163. Сроки выдачи свидетельства о праве на наследство
  13. Эксперимент
  14. Эксперимент
  15. Эксперимент
  16. 3.2.3. Проведение эксперимента.
  17. Подготовка к эксперименту.
  18. ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ