<<
>>

Герменевтика как философское учение о человеческом бытии


На дальнейшие дискуссии о герменевтике как методологии гуманитарного познания оказали существенное влияние идеи немецкого философа Мартина Хайдеггера (1889—1976), одного из наиболее влиятельных философов XX в., заложившего основы учения экзистенциалистов.

Его учение перевернуло традиционные философские представления о человеке и о познании[CXLIV]. Классическая философия видела в человеке главным образом «познающего субъекта» и отождествляла его с сознанием. Хайдеггер же говорит не о субъекте и не о сознании, но о смертном (и в этом смысле конечном) человеческом существе. Он выбирает термин Dasein, который иногда переводят как «тут-бытие» или как «присутствие», что, наверное, лучше. Выбор данного термина призван подчеркнуть, что исходной характеристикой человека (мы бы даже сказали, его судьбой) является то, что он есть «бытие-в-мире». Он «заброшен» в определенное место и время, в ситуацию. При этом речь вовсе не идет о том, чтобы человек «подлаживался» к миру. Нет, в изображении Хайдеггера человек бросает вызов ситуации, в которую он заброшен, чтобы сбыться, обрести самого себя, несмотря ни на что.
Человек, чье существование является бытием-к-смерти и который сознает это, задается вопросом о смысле бытия. Человек ищет бытие, он открыт бытию, пытается услышать его зов, и эту открытость Хайдеггер называет пониманием. Поэтому герме-



невтика превращается у него и его последователей из методологической концепции в учете о человеческом бытии. Что же касается проблемы «герменевтического круга», то «Хайдеггер отмечает, что «круговой» структурой обладает не только историческое, но и всякое познание вообще. И это по той причине, говорит Хайдеггер, что понимание (герменевтика) составляет онтологический базис самого человеческого существования... Бытие есть круг, а потому и всякое познание тоже протекает как движение в круге. Но к этому кругу Хайдеггер относится иначе, чем Шлейермахер или Дильтей: он считает, что самое главное — правильно войти в него, в то время как эти его предшественники стремились решить задачу, как из этого круга выйти. Что касается выхода из круга, то Хайдеггер склонен думать, что такой выход невозможен, да и не нужен» [Гайденко, 1997, с. 412-413].
Таким образом, понимание выступает не как результат, которого можно достичь и успокоиться. Оно возможно только как постоянное усилие понять, т. е. сохранять открытость навстречу понимаемому. Без такого усилия нет понимания.
В настоящее время герменевтика существует в двух ипостасях. С одной стороны, сохраняется традиция, для которой герменевтика выступает методологией интерпретации текстов. С другой стороны, герменевтика стала влиятельным течением философии XX в. Самыми видными ее представителями являются Ганс-Георг Гадамер (1900—2002) и Поль Рикёр (1913—2005). Для обоих герменевтика есть нечто большее, чем методология истолкования текстов, потому что она является учением о человеке, его отношении к миру и к другим людям. Это обусловлено тем, что человеческое существование неразрывно связано с языком. Человек не просто говорит с помощью языка об окружающем его мире или общается с другими людьми. Дело в том, что мир и другие люди даны человеку сквозь призму языка.
«Человек, живущий в мире, — говорит Гадамер, — не просто снабжен языком как некоей оснасткой — но на языке основано и в нем выражается то, что для человека вообще есть мир. Для человека мир есть «тут» в качестве мира; ни для какого другого живущего в мире существа мир не обладает подобным тут-бытием. Однако это тут-бытие мира есть бытие языка... Не только мир является миром лишь постольку, поскольку он получает языковое выражение — но подлинное бытие языка в том только и состоит, что в нем выражается мир» [Гадамер, 1988, с. 512—513]. Поэтому герменевтическая деятельность становится у Гадамера, как и у Хайдеггера, способом человеческого существования.
Размышляя над проблемами исторической герменевтики, Гадамер подчеркивает, что историк сам принадлежит истории и некоторой культурной традиции. Поэтому, подходя к любому историческому тексту, он неизбежно исходит из своего «предпо- нимания», которое можно также назвать «предрассудком». Последнее слово, объясняет Гадамер, надо освободить от негативных ассоциаций, которые прочно связались с ним со времен Просвещения. Оно на самом деле хорошо выражает то неизбежное обстоятельство, что любому акту рассудка предшествует множество интерпретаций (пред-рассудков), которые рассуждающий человек впитывает вместе с языком. Поэтому является иллюзией упование на то, что историк может воспроизвести в своем переживании мир людей прошлого. Историк должен осознать, сколь многое отделяет его от этого мира прошлого! В процессе работы историк корректирует свое понимание, но никогда не сможет освободиться от него полностью. Нет и не может быть «чистого», свободного от предварительных интерпретаций и предрассудков мышления, ибо это связано с самим бытием человека — в истории, в языке, в традиции. Поэтому историческое познание всегда протекает в круге, выйти из которого невозможно.
Поль Рикёр, подобно Гадамеру и Риккерту, тоже подчеркивает, что историк или культуролог истолковывает не внутренние переживания других людей, а общезначимые смыслы. При этом он подчеркивает, что исследователь социальных структур сам занимает определенное место в этой структуре и усвоил систему исторически сложившихся смыслов и интерпретаций. Не может быть «чистого» восприятия социальных процессов и отношений «как они есть сами по себе». Исследователь «понимает» их посредством усвоенных им — сознательно или неосознанно — интерпретаций. Его работа будет требовать усилий по осознанию собственных интерпретативных схем и критическому дистанцированию от них. Но эта работа не может стать завершенной. Поэтому, говорит Рикёр, не может быть универсальной объясняющей социальной теории, свободной от идеологии и от личной Позиции сторонников этой теории. 
<< | >>
Источник: Под ред. д-ра филос. наук А.И. Липкина. Философия науки: учеб, пособие. 2007

Еще по теме Герменевтика как философское учение о человеческом бытии:

  1. 29. ОНТОЛОГИЯ КАК УЧЕНИЕ О БЫТИИ
  2. Учение о бытии
  3. КНИГА ПЕРВАЯ УЧЕНИЕ О БЫТИИ
  4. Раздел III УЧЕНИЕ О БЫТИИ (ОНТОЛОГИЯ)
  5. 2. 1. Развитие идей С. Л. Рубинштейна о человеческом бытии
  6. 3. Учение о бытии
  7. Учение о бытии.
  8. КНИГА ПЕРВАЯ. УЧЕНИЕ О БЫТИИ 22
  9. § 10 Развитие понимания жизни от описательной психологии к философской герменевтике
  10. § 71 Герменевтика Фактичности как значимая веха
  11. ГЕРМЕНЕВТИКА КАК ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ
  12. Глава 19. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О ЦЕННОСТЯХ
  13. § 2. Философско-этическое учение о праве
  14. ТРЕТИЙ КУРС. СТАРШИЙ КЛАСС УЧЕНИЕ О ПОНЯТИИ И ФИЛОСОФСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
  15. Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, 2009
  16. 2. Человеческая деятельность как целесообразная
  17. § 3. Творчество как залог человеческого спасения. Антроподицея
  18. 5.5. ВИРТУАЛЬНОЕ ВРЕМЯ КАК ФАКТОР ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕСТРУКТИВНОСТИ
  19. 1.1. Генезис человеческого капитала как экономической категории
  20. Тема 7. Свобода как важнейшее условие ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ