Интерпретация исторического времени в Просвещении.

Просветители развивали линейную концепцию времени. Однако в границах этой концепции возможны две модели исторического процесса. Согласно первой модели, существует исходное идеальное состояние человечества, которое является началом развития, а все последующее представляет собой падение, крах, ошибки, заблуждения и тд.
Согласно этой модели, история оказывается историей отпадения и все большего отдаления человечества от идеального состояния, а будущее мыслится как окончательная гибель или же как возвращение к этому идеальному утраченному состоянию. КХМЛсггман обратил внимание на близость во многих чертах этой концепции исторического развития со средневеково-христианской концепцией, схема которой "подвергалась последовательной секуляризации, благая творящая сила передавалась Природе, а момент падения связывался с цивилизацией, нарушением общественного ’договора" или появлением собственности.« Собственная вера заменялась разумом: именно слабость Разума, невежество и простодушие человека Природы привели его к .рехопчдению рабства. Спасение же должен был принести тот же Разум"6.

Во второй модели исторического процесса золотой век отодвигается в ближайшее будущее. Как заметил Коллингвуд, "просветители переняли концепцию исторического исследования, изобретенную церковными историками конца семнадцатого века, направили ее против них, пользуясь ею в подчеркнуто антицерковном, а не церковном духе, как делали последние"7.

Динамичность общественной и частной жизни, новый этап в развитии европейской культуры привели к возникновению нового исторического сознания, ядром которого является идея прогресса, линейно-прогрес- систское переживание времени. Здесь впервые была осознана историчность и природы и общества, а история понята как непрерывный, прогрессирующий процесс, направленный на осуществление в будущем нравственных, политических и культурных ценностей. Новый тип переживания времени, выраженный в различных модусах культуры - от музыки до философии, от поэзии до танцев, связан с расширением горизонта времени, с включением ориентации на будущее, которое открыто, подвластно разуму, с направленностью истории в будущее, с оптимистическим ожиданием улучшений в морали, обществе, культуре, с признанием возможности и необходимости управления историческим процессом, с ориентацией на крупные сдвиги в развитии культуры и науки, осуществляющихся в мелких, незаметных иэме- нениях, аккумулирующихся и поддающихся измерению, с чувством ответственности перед обществом и человечеством за планируемое будущее8.

Эта трактовка исторического процесса и времени связана с историческим подходом к ргзуму. Обращая внимание преимущественно на современные им достижения наук, просветители полагали, что до этого все было суеверием, мраком, заблуждением. История возможна лишь как история заблуждений, но это лишь псевдоистория, поскольку в заблуждениях нельзя обнаружить ничего рационального, необходимого. Истина как таковая истории не имеет, она надгременна и вечна. Истина не может, по их мнению, развиваться сп одного этапа к другому. Просветители не могли объяснить генезис современной им науки, причины возрождения и бурного развития наук в новое время. У них не было никакой удовлетворительной общей теории исторической причинности.

Поэтому они в историографии науки весьма поверхностно выводили генезис и успехи наук из географических и климатических условий, т.е. из физически- природных условий, приписывали громадную роль случайности (например, гениальности ума). Некоторые историки Просвещения (например, КФишер) объясняли неспособность просветителей исторически мыслить их отчужденностью от. религии превращением религии в суеверие9. Антиисторизм Просвещения обусловлен их отношением к истинному научному знанию, которое по сути своей оказывается для них неисторическим образованием. Исторический подход приложим, с их точки зрения, к истории религии и морали. Примерами этого могут быть "История оракулов* Б.Фонтенеля, исследование Шде Броссом фетишистских культур, ’Опыт о нравах и духе народов’ Вольтера и др.

Тем не менее историографическая концепция науки просветителей заключала в себе те импульсы, которые позволили позднее выйти за ее пределы. Эти импульсы связаны с их стремлением разрушить религиозно-теологические догмы, противопоставить теологической интерпретации, трактовавшей историю как воплощение планов потустороннего божественного существа, идею необходимости исторического процесса, последовательного, прогрессивного движения человечества к утверждению разума, к открытию фундаментальных законов, управляющих всей природой и природой человека.

При всей лгнейности трактовки исторического времени просветителями, они были одними из первых мыслителей нового времени, переведших проблему времени из объективной характеристики бытия в проблему личного переживания длительности и бренности индивидуальной жизни.

М.Н.Муравьев в 1778 г. писал сестре из Петербурга: 'Время течет; останавливай его. Всякая минута, которую в свою пользу употребить, не вечно для тебя пропала. Чувствуй свое бытие’16. Эта же мысль приводится им в статье ’Дщицы для записывания10, опубликованной в журнале "Утренний свет*: ‘Считай мгновения: каждое приходило к тебе, способно поместить доброе дело"17. Известный советский историк литературы XYUI в. Г А. Гуковский обратил внимание "на утверждение субъективности времени как философской категории. Время становится формой восприятия мира, а не объективным фактором"1®. В XYIII в. завоевывает популярность элегия - жанр лирической поэзии, посвященной размышлениям о жизни, смерти и любви, тщете земных благ.

Образцом,- например, была "Элегия, написанная на сельском кладбище" Т.Грея (1751). "Все прошло, и уж надежды неч", - писал Сумароков11. Он же пишет сатиру "Недостаток в;>'-мени\ "Время, - пишет Батюшков, - все разрушает и создаст, портит и совершенствует"12. В стихотворении "Моч "енаты" он передает острое чувство бренности жизни: Когда же парки тощи (нігь жизни допрядут) И нас в обитель нощи ко прадедам снссут, Товарищи люСезны! Не сетуйте о нас"^1 "Без смерти жизнь не жизнь", - писал он в другом стихотворении^.

В просветительском историческом сознчнии налицо разрыв между вечностью, над историчностью природы и текучестью бытия личчост;., между неисторичностью Разума и природы челозека и бренностью человеческого бытия. Просвещению еще не достает осознания историчности природы и историчности форм постижения человеком природі., и общества - и природа и Разум выносятся за границы исторического сознания. Однако переживание времени было здесь весьма острым.

<< | >>
Источник: А. Л. Огурцов. Философия науки эпохи Просвещения. 1993

Еще по теме Интерпретация исторического времени в Просвещении.:

  1. Интерпретация рациональности в историографии Просвещения.
  2. КУЛЬТУРА ПРОСВЕЩЕНИЯ И НОВОГО ВРЕМЕНИ
  3. Глава 4 Временные шкалы животных, смещенная временная шкала восприятия человека, гипотеза переменной длительности кадра
  4. 2.3. Основные подходы к историческому прогнозированию: линейная экстраполяция исторических тенденций
  5. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  6. Интерпретация в учениях о культуре
  7. Особенности интерпретаций
  8. Интерпретация модели
  9. Джеймисон Ф.. Марксизм и интерпретация культуры, 2014
  10. 6.3. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕШЕНИЯ
  11. Роль активированных знаний в интерпретации событий
  12. § 3. Интерпретация терминов
  13. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  14. ИСС — проблема интерпретации
  15. Интерпретация и ценности в социальном познании. М. Вебер
  16. 3. ЭВРИСТИКА ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ
  17. § 2. Интерпретация как научный метод и базовая процедура познания
  18. 10.3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ КАК ЭКСТРАПОЛЯЦИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
  19. Интерпретация как метод философствования
  20. Интерпретация результатов исследования