Кондорсэ: метафизика, история и сциентистская утопия

Жан Антуан Кондорсэ (1743-1794) - выдающийся представитель французского Просвещения, член Академии наук, ученый, специализировавшийся в различных областях математики (геометрии, интегральном исчислении, астрономии) и занимашпий с 1773 г.

пост секретаря Академии наук. Он восторженно отнесся к американской революции, которая указала французам путь к свободе, "дала им пример". "Недостаточно, - писал он, - чтобы права человека были записаны в книгах философов и в сердцах добродетельных людей. Необходимо, чтобы безграмотные и слабые люди могли читать их на примере великого народа"1. Кондорсэ активно участвовал во французской революции, сотрудничая в ряде периодических изданий того времени, в частности в "Журнале общества 1789 г." ("Journal de soci?t? de 1789") Сиеса. На его страницах он напечатал статью "О допущении женщин к участию в политических правах" (июль 1790), ставшей манифестом борьбы за политические права женщин. В 1791 г. он избирается в Законодательное собрание, где активно выступает за республиканское правление во Франции. 8 июля 1791 г. он защищает республику "Социальном клубе" ("Social clubs"). При избрании в законодательное собрание Кондорсэ выступил с речью, где заявил, что будет поддерживать конституцию, "при господстве которой каждый человек может признать за счастье жить и которая гарантирует нам наши права"2. 15 августа 1792 г., после низложения Людовика XVI, он писал: "Пушечные выстрелы по Тю- ильрийскому дворцу прогремели по всей Европе, и все троны, потрясенные этими страшными звуками, заколебались в своих старых основах"178. Однако постепенно Кондорсэ вступает в оппозицию политике якобинского Конвента. Известно, что автором первого варианта конституции республиканской Франции был Кондорсэ. Однако этот проект, утвержденный Конституционной комиссией, был встречен весьма недоброжелательно со стороны якобинского Конвента, поскольку его авторы принадлежали к жирондистской партии. Кондорсэ выступил с язвительной критикой нового проекта Конституции, подготовленного в начале 1793 г. якобинцами, критикует деспотизм якобинцев, способствовавший, по его словам, восстановлению монархии179. 8 июля 1793 г. Конвент издал декрет об аресте Кондорсэ, который вынужден был скрыться. В марте 1794 г. он покидает свое убежище в доме вдовы скульптора Вернэ, вскоре его арестовывают, отправляют в тюрьму Бург-ля-Рень, где 29 марта 1794 г. он кончает самоубийством. Именно в изгнании он и написал "Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума". Это набросок главных идей, который он надеялся наполнить конкретно-историческим материалом, доказательствами, более обстоятельными рассуждениями и анализом. "Чуждый всяким страстям, он совсем не хотел пятнать свою мысль воспоминаниями о своих преследователях, - писали Ка- банис и Габа, издатели этой книги, позднее (1801-1804) подготовившие собрание его сочинений в 12 томах, - и в величественном и продолжительном одиночестве он короткий промежуток времени, отделявший его от смерти, посвятил себя работе общей значимости и способной выдержать испытание времени"180.

Идея создания такого труда возникла у Кондорсэ уже давно. В 1787 г. в "Размышлениях об астрономии и исчислении вероятностей" ("Discours sur l'astronomie et le calcul des probabilit?s") он предложил программу курса, в которой была бы "представлена философская картина истории разума, его прогресса, его отношений с другими отраслями наших знаний и с другими потребностями"181.

Сам будучи крупным математиком Кондорсэ подчеркивал первенствующее значение математического метода в анализе истории интеллектуальных успехов человечества: "История математики является одной из наиболее важных частей человеческого разума. Ее нельзя наблюдать с той уверенностью и точностью, которые присущи наблюдениям феноменов, созданных им с помощью различных операций. Прогресс человеческого разума, зачастую скрытый в других делах и неравномерный, здесь представляется более простым, более открытым и в гораздо большей степени поддающийся методическому упорядочению"182. История прогресса человеческого разума имеет своей целью раскрыть универсальный метод разума, метод аналитический, точный и строгий. Так, описывая успехи современной ему истинно экспериментальной химии, Кондорсэ подчеркивал значение наблюдения явлений, соединения и разложения тел, исследования законов этих операций, возрастание точности и строгости химии благодаря использованию научного языка и метода, где "вещества представлены аналитически комбинированными буквами, посредством которых можно выразить даже про- стейшис операции и общие законы химического сродства ..." (С. 196). Успехи химии, охватывающие всю систему науки, Кондорсэ связывает прежде всего с распространением научных методов, с применением языка знаков, аналогичного языку алгебры. Особенно велико значение аналитическо-математического метода для создания наук о человеке, для раскрытия их "истинных принципов", "метода их изучения и искусства сведения их в систему".

Исходный пункт философии истории Кондорсэ - идея прогресса человеческого разума, являющаяся основой социального и культурного прогресса человечества. Анализ "неизменных законов" развития способностей человека, рассмотренного "с точки зрения результатов относительно массы индивидов, сосуществующий одновременно на данном пространстве, и если проследить его из поколения в поколение" и дает картину прогресса человеческого разума (С. 4). Кондорсэ подчеркивает, что развитие разума человечества подчинено тем же общим законам, что и развитие индивидуальных способностей, выводя, по сути дела из натуральной истории индивидуального ума развитие научного разума. Картина прогресса человеческого разума является исторической, что означает для Кондорсэ, во-первых, подверженность ее беспрерывным изменениям, во-вторых, выявление порядка изменений и влияние каждого исторического момента на последующий. Для Кондорсэ движение человеческого разума бесконечно, ибо "способность человека к совершенствованию действительно безгранична" (С. 6), а обновление человеческого рода беспрерывно.

Для Кондорсэ несомненно, что "прогресс просвещения связан с прогрессом свободы, уважения к естественным правам человека". Он предполагает возможность такого состояния общества, "когда просветится вся масса великого народа, язык которого повсеместно распространится, торговые отношения которого охватят весь земной шар" (С. 12). Как и все просветители, Кондорсэ, отстаивая тезис о том, что "потребность в новых идеях и новых ощущениях - первичный двигатель прогресса человеческого разума, который равным образом развивает склонность к излишествам роскоши, поощряет промышленность и любознательность" (С. 42-43), за1цищает позиции идеализма в философии истории. Причем позиции оптимистического идеализма, исполненного веры в человека, в наблюдающий и экспериментирующий разум. "Рост знаний, расширение научной мысли и кругозора в такой мере представляются в глазах Кондорсэ единственным дзигателем культуры, что он сводит к влиянию этого факта само образование сословий, возникновение общественного неравенства"183.

История человеческого разума, по мнению Кондорсэ, должна включать описание истории человеческих ошибок и заблуждений (от паралогизмов до мечтаний бюргера). Столь же необходимо в этой истории дать изображение путей проникновения, распространения и увековечивания заблуждений и предрассудков среди народов. Тем самым история человеческого разума, по Кондорсэ, не может быть лишь описанием прогресса истинного знания, в состав так понятой истории должно включаться изучение долгой и тяжелой борьбы разума с тремя видами предрассудков - предрассудками мифов, предрассудками классов, менее просвещенных, и предрассудками людей просвещенных. "История этих боев, история зарождения успеха и падения предрассудков займет ...большое место в этой работе", - предупреждает Кондорсэ. По его словам, "прогресс разума не всегда вел общество к счастью и добродетели", поскольку "пороки просвещенных народов обусловлены не ростом, а упадком знаний" (С. 30-31). Тем самым конечная причина временных побед жестокости и пороков - упадок знаний и умаление разума. Исторический анализ успехов человеческого разума позволит понять, чем человек "стал в настоящее время, помогут нам найти средства обеспечить и ускорить новые успехи" (С. 5), дать "верный путеводитель, который мог бы нас вести среди революционных движений", в эпоху, которую Кондорсэ называет эпохой "великих революций человеческого рода" (С. 15). Один из важнейших уроков истории науки состоит в том, что прогресс человеческою разума "исчезает под давлением тирании и суеверия", что свобода - непременное условие развития знаний. История человечес-* кого разума, разрушаемою деспотией и религиозными предрассудками, в частности в эпоху средневековья, служит предостережением для людей, "чтобы они не пренебрегли никакими средствами для сохранения и увеличения знаний, если хотят стать и оставаться свободными, и чтобы они укрепляли свободу, если они не хотят лишиться тех преимуществ, которые знания им доставили" (С. 114).

Всю историю человечества и прогресса человеческого разума Кондорсэ делит на десять периодов, или эпох. В первую эпоху люди соединяются в племена, возникает семья, а затем племенное общество.

Во второй эпохе, когда появились "пастушеские народы" и перешли от пастушества к" земледелию, возникают ремесла, имущественные различия, рабство и вместе с тем развивается торговый обмен, возрастает численность народов, смягчаются нравы. Научные знания этого периода Кондорсэ характеризует как "незначительный прогресс в области астрономии" (С. 27). Однако "совершенствуется искусство вводить в заблуждение людей, чтобы их легче эксплуатировать, чтобы поработить их воззрение авторитетом, основанном на страхе и наивных надеждах" (С. 27). Выделяется класс людей стремящихся монополизировать знание: "Посвящая себя исключительно медицине или астрономии, этот класс вооружается всеми средствами для подчинения себе умов" (С. 27). Резюмируя известные ему этнографические данные, Кондорсэ отмечает, что "некоторые народы остались с незапамятных времен в одном из двух состояний, которые мы только что обозревали" (С. 29)184.

Третий период - прогресс земледельческих народов до изобретения письменности. Вместе с развитием торговли, разделения труда и социальных связей между народами ускоряется процесс распространения знаний и умений: "Новый процесс, открытый одним народом, становится общим достоянием соседей" (С. 44). Однако прогресс наук был "чрезвычайно незначительным: "...в оседлых и мирных обществах астрономия, медицина, простейшие понятия анатомии, умение распознавать минералы и растения, первичные идеи естествознания совершенствовались, или, скорее, распространялись единственно в силу влияния времени" (С. 44). В этот же период началось изучение человека и общества. Возникли касты жрецов, преследовавших две цели: "«.приобретение для себя новых познаний и использование тех знаний, которыми они обладали, для того чтобы обманывать народ и господствовать над умами: (С. 45). Кондорсэ подчеркивает, что для этой касты жрецов прогресс наук был "только второстепенной целью, средством упрочить или расширить свою власть. Они искали истину только для того, чтобы распространять заблуждения" (С. 47). Вскоре "всякий прогресс в науках остановился" (С. 51). Примером утверждения эгоистической касты и отсутствия роста наук может служить, по Кондорсэ, древний Китай, где "человеческий разум, предоставленный невежеству и предрассудкам, был обречен на позорную неподвижность" в этих обширных империях, чье неизменное существование со столь давних нор лишило Азию ее прежней славы (С. 51).

Четвертая эпоха характеризует прогресс человеческого разума в Греции до разделения наук в Александрийский период. Решающее условие развития наук в Греции Кондорсэ видит в том, что науки не смогли " стать в Греции занятием и родовым наследием особой касты... Все люди пользовались одинаковым правом познавать истину. Все могли стремиться открывать истину для сообщения ее всем и сообщать ее всю, без 01раниче- ния" (С. 55). В этом, как подчеркивает Кондорсэ, залог быстрого и широкого прогресса научного знания в Греции, особенно геометрии и астрономии. Формирование научно-философских школ - другое условие прогресса теоретического знания. Школы "объединяли узами свободного братства людей, стремившихся проникнуть в тайны природы" (С. 61). Хотя авторитет основателя школы нередко превращался в тормоз для прогресса знаний, однако формирование философских школ "содействовало быстрому и широкому их распространению" (С. 62).

Ведущий недостаток развития знаний в древней Греции - их спекулятивность. Греческие мудрецы и ученые, как говорит Кондорсэ, вместо того чтобы открывать истину, "выдумывали системы, пренебрегали наблюдениями фактов" (С. 55), "злоупотребляли недостатками обычной речи", поэтому словесная философия "не оказывала широкого непосредственного влияния" на прогресс человеческого разума. В этой критике духа систем в философии, в фиксации ограниченностей и недостатков античной философии Кондорсэ единодушен со всеми просветителями, последовательно продолжает их линию и особенно Кондильяка, линию неприятия "духа систем" и защиты "строго аналитического метода для точного определения и ограничения идей" (С. 57). Более подробно история науки изложена во фрагменте, оставшемся неопубликованным в первом издании и изданном в 184в г. Араго в шестом томе сочинений Кондорсэ. В частности, в очерке по истории древнегреческой астрономии Кондорсэ описывает открытия Анаксагора, Пифагора, отмечая, что "если геометрия и астрономия получили в эту эпоху, по-видимому, всеобщее признание, то другими науками абсолютно не интересовались"185. Более обстоятельно изложены учения различных философских школ, функции основателя и главы школы, причем Кондорсэ решительно противопоставляет школу и секту, характеризует школы в современной ему философии186, идеализируя афинскую демократию, противопоставляет ей Спарту^2.

Пятая эпоха охватывает историю аристотелевской школы, прогресс наук от разделения до их упадка. Науки отделились от философии и начали основываться на наблюдении и вычислении. Рассматривая достижения александрийской науки, Кондорсэ особо отмечает разработку теории конических сечений, метода их применений для решения задач, открытие нескольких других кривых. Он обращает особое внимание на работы Архимеда, которого он называет "творцом рациональной механики", создавшим теорию рычага и заложившим основы гидростатики (С. 74). В александрийской науке - в работах Диофанта - формируется алгебра. Однако отнюдь не все естественнонаучные дисциплины получили здесь необходимое развитие. После Гиппарха в астрономии не было сделано открытий, точно так же в медицине после Гиппократа победили "дух сектантства, склонность к гипотезам" (С. 75). Это же касается и развития в физики в этот период. У Аристотеля физика была искажена гипотетическими принципами. Одна из причин слабого развития физики было отсутствие приборов для опытов: "...наблюдение одно недостаточно, нужны также опыты. Последние требуют приборов, а по- видимому, тогда еще не собрали достаточного количества фактов и эти факты изучались недостаточно подробно, чтобы могла возникнуть идея и явиться потребность исследовать природу путем опытов и заставить ее отвечать на вопросы" (С. 76). Физика ограничивалась размышлением над случайными фактами и над наблюдениями, обусловленными промышленной деятельностью187, а не деятельностью ученых.

Христианство, по мнению Кондорсэ, враждебно наукам как гуманитарным, так и естественным: "Свет естественных наук был даже ненавистен и подозрителен, ибо они чрезвычайно опасны для успеха чудес~ Торжество христианства было сигналом полного упадка и наук и философии" (С. 94). Разум, по его словам, спал "долгим, летаргическим сном* (С. 125).

Шестая эпоха охватывает средневековье, которое Кондорсэ называет "глубоким мраком ночи", где господствует "теологические бредни", "суеверные обманы", •религиозная нетерпимость" (С. 100). Кондорсэ отмечает комментаторский характер науки средних веков: "Правила или гримеры, достойные подражания, они искали в священных книгах, у почитаемых авторов, в папских буллах, королевских рескриптах, сборниках обычаев и церковных ежегодниках. Речь шла не об исследовании сущности какого-либо принципа, но о толковании, обсуждении и отрицании или подтверждении другими текстами тех, на которые он опирался. Положение принималось не потому, что оно было истинно, но потому, что оно было написано в такой-то книге и было принято в какой-то стране и с такого-то века... Книги изучались гораздо более природы, и воззрение древних лучше, чем явления вселенной" (С. 126). Порабощен- ность разума авторитетом книжной мудрости, отсутствие просвещенной критики нанесли громадный вред про1рессу человеческого разума. Картина наук в средние веха весьма удручающа: в этот период Кондорсэ отмечает лишь два механических изобретения, заимствованные из других стран: изобретение магнита и пороха.

Такова общая для всех просветителей негативная оценка науки средних веков. В этой главе следует отметить описание Кондорсэ арабской науки: "Они занимались астрономией, оптикой, медициной во всех ее видах, и обогатили эти науки некоторыми новыми истинами. Им мы обязаны обобщением метода алгебры". Именно у них химия "впервые начинает заниматься анализом тел, элементы которых она распознает и является теорией их сочетаний и законов, которым эти сочетания подчинены" (С. 113). Расцвет наук у арабских народов Кондорсэ связывает с наличием свободы: "этой свободе они обязаны тем, что сумели воскресить некоторые истины греческого гения" (С. 113).

Седьмая эпоха охватывает период от первых успехов наук в период их Возрождения на западе до изобретения книгопечатания. В этой главе Кондорсэ описывает время, предшествующее Возрождению, особо подчеркивая значение книгопечатания: "...общий характер этой эпохи выразился в подготовлении человеческого разума к перевороту, к которому открытие книгопечатания должно было привести..." (С.127). С панегирика книгопечатанию начинает- Кондорсэ описание восьмой эпохи, когда "науки и философия отбросили иго авторитета". Книгопечатание способствовало тому, что "факты и открытия не только приобрели более широкую известность, но эту известность они приобрели с гораздо большей быстротой" (С. 129). Благодаря книгопечатанию "образуется общественное мнение" (С. 130), создается возможность критики заблуждений до того, как они получают широкое распространение, освобождения образования от политических и религиозных цепей. Это эпоха беспокойной деятельности и во всех областях, доступных челог;ку: "Люди отважные, увлекаемые любовью к славе и страстью к открытиям, расширили для Европы границы вселенной, показали ей новое небо и открыли неизвестные страны" (С. 134). Раскрыв значение Реформации для преодоления власти церкви, Кондорсэ дает сжатый очерк успехов естествознания в новое время. "Развитие наук становится быстрым и блестящим. Алгебра обобщается, упрощается и совершенствуется... Положены основания общей теории уравнений^ Гениальное изобретение логарифмов...облегчает все применения вычисления к реальным предметам и, таким образом, расширяет сферу всех наук... Закон падения тел был открыт Галилеем... Коперник воскресил истинную систему мира...гений Кеплера открыл форму их орбит (движения планет. - А.О.) и вечные законы, согласно которым они обегают эти орбиты. Галилей, применяя в астрономии недавнее изобретение зрительных труб, которые он усовершенствовал, открыл взорам людей новое небо... Галилею человек обязан первой математической теорией движения... Естественная история, химия...а также медицина и хирургия изумляют своими быстрыми успехами" (С. 149-150). Особо выделяет Кондорсэ роль Ф.Бэкона в открытии метода изучения природы, Галилея - в понимании законов природы и Декарта - в создании метода нахождения и познания истины.

Девятая эпоха охватывает в истории наук переход от Декарта до образования Французской республики. В начале своего очерка Кондорсэ описывает успехи философии, прежде всего в выработке строгого анализа, включая в себя точное определение идей, последовательное разложение их на более непосредственные и более простые. Аналитический метод стал успешно применяться не только в естественных, но и в социальных науках. Он превратился в универсальное орудие человеческого разума. Наряду с прогрессом философского знания Кондорсэ указывает на то громадное воздействие, которое оно оказало на общественное мнение, на борьбу с прежними авторитетами и иредрассудками, на преодоление “бреда сверх ьестественной веры" (С. 175), на распространение научных знаний.

Переходя к эскизу картины прогресса математических и физических наук, Кондорсэ обращает внимание на приложение алгебры и геометрии в аналитической геометрии Декарта, которую он называет великим открытием, показавшим впервые "конечную цель науки - подчинять вте истины точности счета4 (С. 190), на изобретение Лейбницем и Ньютоном дифференциального ис- чиелгиия, на превращение рациональной механики в обширную и глубокомысленную науку, на создание Ньютоном теории криволинейного движения и открытие им закона тяготения - физического закона Вселенной, на превращение механики в работах Д’Аламбера в точную науку. Быстрыми темпами осуществляется и прогресс в астрономии, что Кондорсэ объясняет познанием законов, управляющих небесными явлениями, разработкой в математическом анализе более точных методов вычисления, повышением точности оптических инструментов и машин, предназначенных для определения времени, увеличением числа астрономов и обсерваторий. Физика, по его словам, "не только каждый день обогащалась новыми истинами, но истины, уже доказанные, приобретали гораздо больше достоверности" (С. 195).

Большие успехи сделала и химия, которая перешла к исследованию газов; выработала свой аналитический язык и номенклатуру, постигла общие законы химического сродства. Столь же велики достижения биологических наук, в частности физиологии, которая вместе с открытием кровообращения, чувствительности и раздражимости вступила в "блестящую эпоху" (С. 200).

Кондорсэ особо останавливается на приложении научных достижений в различных искусствах - открытий механики в искусстве вождения кораблей, в архитектуре и строительстве» открытий химии в различных ремеслах, сельском хозяйстве и медицине, где "новые методы изучения химической медицины и сочетания наблюдений предвещают более реальный, более обширный прогресс" (С. 202). Кондорсэ отмечает громадное влияние развития науки на искусства: "Мы покажем, насколько механические искусства в собственном смысле обязаны своим усовершенствованием производству инструментов, машин, постройке мастерских и последние своим развитием обязаны прогрессу рациональной механики и физики. Мы выявим то, чем эти самые искусства обязаны науке, давшей возможность упот|)ебить уже известные двигатели с меньшими издержками и меньшей потерей или изобретать новые двигатели" (С. 201). Кондорсэ исходит из идеи взаимовлияния научного знания и промышленности. Эта идея представляет собой не только отправной пункт ею исследования, но и важнейшую характеристику прогресса наук в будущем и социального прогресса в целом. Про1ресс человеческого разума оказывается фундаментом материального и морального благополучия человека, совершенствования всех его способностей - физических, интеллектуальных, моральных, политических. "Про1ресс наук обеспечивает пршресс промышленности, который сам затем ускоряет научные успехи, и это взаимное влияние, действие которого беспрестанно возобновляется, должно быть причислено к более деятельным, наиб<1лее могущественным причинам совершенствования человеческого рода" (С. 250). С прогрессом наук Кондорсэ связывает увеличение массы продуктов, уменьшение сырьевых и материальных затрат при выпуске продуктов промышленности, уменьшение доли тяжелого труда, повышение целесообразности и рациональности потребления, рост народонаселения и в конечном итоге устранение вредных воздействий работ, привычек и климата, удлинение продолжительности человеческой жизни. Для него несомненно то, что применение методов теории вероятностей позволит распознавать различные степени достоверности и вероятности фактов, исследовать продолжительность жизни и влияние на нес различных факторов, смертности, колебаний народонаселения, осуществлять в политической экономии вычисления доходов, ренты, налогов, страховых взносов и др., перестроить ьа точном математическом основании все социальные науки.

Кондорсэ одним из первых французских просветителей обратил внимание на социальные аспекты развития науки, в частности на значение системы начального и высшего образования, на роль литературы и искусств в популяризации знаний, на влияние ученых на прогресс человеческого разума, на различные формы социальной поддержки науки - "историю поощрений, данных правительствами прогрессу человеческого разума, и препятствий, созданных ими на его пути" (С. 211).

Кондорсэ выдвигает идеал "трибунала разума", умеющего "взвешивать авторитеты, сравнивать их между собой", критиковать свидетельства, отбрасывать факты, противоречащие правдоподобию. Наука и философия снабдили человеческий разум "факелом более здоровой критики" (С. 214)188. Общий итог проекта исследования прогресса человеческого разума, предложенного Кондорсэ, заключается в идее, чтобы все интеллектуальные занятия людей "содействовали прогрессу человеческого разума", и стали бы подобны "хорошо составленному произведению, части которого, методически разделенные, должны тем не менее бьггь тесно связаны, образовать одно целое и стремиться к одной цели" (С. 215). Тем самым вся система наук уподобляется Кондорсэ органической целостности, осуществляющей определенную цель.

Основной путь развития естественных наук Кондорсэ усматривает в сравнении с фактами выводов из гипотез и теории, в открытии законов природы с помощью этого сравнения. Иными словами, методологическая установка Кондорсэ исходит из идеи эмпирической проверяемости выводов из гипотезы или теории, их интерпретации на эмпирическом материале. Причем Кондорсэ подчеркивает неравенство успехов различных наук, различие в уровне их развития, которые он объясняет природой вещей, ставших объектом исследования, и методами, используемыми в науках. Критерий прогресса научной дисциплины состоит в сумме заключающихся в ней истин. Критерий успеха в каждой науке иной, и он определяется "количеством людей, обладающих наиболее употребительными, наиболее важными истинами, и количеством и природой этих общеизвестных истин" (С. 155). Поэтому для Кондорсэ столь важно проанализировать проблемы социализации науки, распространения и популяризации научных знаний в обществе, исследовать процессы превращения знания в неотчуждаемое достояние народа. Общая особенность прогресса человеческого разума состоит, по Кондорсэ, в том, что на каждом шагу он встречается с новыми препятствиями, "возобновление которых неизбежно при каждом новом прогрессе, ибо они обусловлены самой организацией нашего ума или отношением, установленным природой, между нашими средствами открывать истину и сопротивлением, которое оно противопоставляет нашим усилиям" (С. 160). npoipecc человеческого разума, иными словами, не прямолинеен и не безмятежен, он внутренне драматичен, являясь одновременно борьбой с самим собой и с суеверием. Движущей силой прогресса наук является случай, гений и ум ученого; усилия гениального человека образуют тайную нить прогресса человеческого разума.

В последней главе, посвященной десятой эпохе, Кондорсэ намечает основные линии будущего прогресса человеческого разума и основанного на нем прогресса в социальной жизни человека: уничтожение неравенства между нациями, npoipecc равенства между различными классами того же народа, социального равенства между людьми189, наконец, действительное совершенствование человека. Это приведет к победе человеческого разума, к утверждению такого общественного состояния, “когда солнце будет освещать землю, населенную только свободными людьми, не признающими другого господина кроме своего разума" (С. 228). Один из важных путей достижения этого состояния - равенство образования. Прогресс различных наук, увеличение созокупности добытых разумом истин, которое ранее приводило к разрыву между образованной и необразованной частью населения, к отчуждению подавляющей части народа от науки, предполагают, с одной стороны, организацию на новых основаниях с тем, чтобы их мог усвоить обыкновенный ум, а с другой - изменение способностей человека, увеличение его активности, повышение силы и энергии разума, ускорение совершаемых им операций.

Достижения равенства в образовании и в отношениях между нациями являются как условием дальнейшего прогресса научного знания, так и его результатом. Всеобщее освоение элементарного базиса социальных наук является, по Кондорсэ, непременным условием свободы человека, "служит нам порукой в улучшении участи человеческого рода" (С. 251). Однако и естественные , и особенно социальные науки должны быть перестроены в соответствии с той методологией, которую выдвинул вместе со всеми просветителями Кондорсэ. Он намечает пути перестройки научного знания: во-первых, "применение вычисления сочетаний (calcul des combinations) и вероятностей к социальным наукам., является средством придать их результатам почти математическую точность и оценить степень их достоверности или правдоподобия" (С. 243); во-вторых, усовершенствование языка наук, избавление его от смутности, неясности с тем, чтобы достичь точности и "абсолютной общности"; в-третьих, осознание важности аналитических методов в познании, эмпирического базиса, или фак ов, для построения теории; в-четвертых, всемерное развитие того, что Кондорсэ называл техническими методами, или искусством "соединять в систематическом порядке большое число объектов и дать, таким образом, возможность с первого взгляда видеть их отношения, быстро заметить их сочетания и легче образовывать их сочетания" (С. 252)16; в-пятых, создание всемирного языка, аналогичного языку алгебры, который позволил бы дать изложение научной теории, прогресса искусств, представить отчет о том или ином опыте, новом наблюдении, изобретении истины или нового метода.

Идея безграничного, непрерывного прогресса человеческого разума, основанного на анализе успехов различных отраслей научного знания, привела Кондорсэ к построению одного из вариантов оптимистически-сциентистской утопии, где разуму приписывалась решающая, детерминирующая роль в создании нового социального строя, новой промышленности, новой нравственности, новой системы образования, в утверждении идеалов французской революции - равенства, братства, свободы, в совершенствовании всех способностей человека. Именно поэтому Кондорсэ критикует Руссо, для которого наука губит лучшие стороны человеческого существа,ведет к нравственной порче и падению. Кондорсэ, выступая против руссоистских декламаций, отрицающих влияние на общественную жизнь искусств и наук, подчеркивал, что они "основаны на ложном применении истории и что, напротив, развитие доброде- 1

^Кондорсэ в отличие от просветителей первого поколения, не При- емлевших "дух систем”, сохраняет системную ориентацию методологического анализа, связывая с построением на новых основаниях теоретических систем прогресс человеческого разума в наступающей эпохе, причем этот системный идеал научного знания строится им по образу и подобию математических наук, особенно геометрии (см^ например, С 252, 254 и др.).

тел и всегда сопровождалось успехами просвещения, подобно тому как порча нравов всегда следовала или предвещала упадок" (С. 70) просвещения. Столь же не приемлет Кондорсэ создание некой религии Разума, с помощью которой де можно перестроить общество и человека. Религия вообще и христианская в частности не занимают никакого места в успехах человеческого разума и играют сугубо негативную роль в человеческой истории. Во фрагменте истории десятой эпохи Кондорсэ отмечает необходимость разрушения таких предрассудков, как астрология, магия, преодоление религиозных нелепостей, например, веры в пресуществление, в полезность политического неравенства во имя равенства прав людей, суверенности народа, прав индивида, совершенствования человека и человеческого рода.

Выяснение законов исторического разума, по Кондорсэ, совпадает с уяснением рациональности истории. Характеризуя философию истории просветителей, А.Койре правильно отметил, что для них "история не есть некая безличная сила, реализующаяся в мире, скорее наоборот, она результат человеческой деятельности, его собственной активности. История не есть некая вещь, которая нам дана, но нечто, создаваемое нами". Это "история прогресса, иначе говоря, история прогрессирующего освобождения человеческого разума, история борьбы с такими силами, как невежество, предрассудки, которые угнетали или угнетают его, история последовательных побед человека, просвещения, т.е. его свобода в действительности"190.

Громадно значение прогресса науки для различных искусств. В "Эскизе исторической картины..." Кондорсэ уделил этому вопросу гораздо меньше внимания, чем в других работах, в частности во фрагментах, особенно во фрагменте, посвященном истории четвертой эпохи. По словам Кондорсэ, "изучение наук увеличивает сферу поэтических идей, обогащает поэзию новыми образами. Без этого ресур1 а поэзия неизбежно замыкается в узком кругу, не становясь изящным и гармоничным искусством обновления познанных идей и исчерпавших себя описаний"18. В искусстве Кондорсэ видит средство, с помощью которого разум может проникнуть в души и распространить свои достижения1^. В этом подходе к роли искусства не трудно заметить утилитаристские мотивы, уже присущие просветительскому сциентизму, однако следует обратить внимание на другой аспект: просветители осознано проводят различие между искусствами и наукой.

Просвещение сознает специфичность научного знания по сравнению с искусством, отмечает взаимосвязи, существующие между различными областями культуры - между наукой и искусством, наукой и моралью, наукой и образованием. Сциентизм просветителей, отчетливо выражаемый и Кондорсэ, вряд ли можно характеризовать как "миф об интегральном гуманизме"*0, однако абсолютизация роли науки в развитии материальной и духовной культуры, превращение науки в единственную движущую силу человеческого прогресса приводят не только к идеализму в объяснении социальных явлений, но и к специфической концепции в историографии науки. Эта концепция строится на принципах кумуляти- визма, непрерывного прогресса, единства исторического процесса, который, правда, трактовался весьма статично: как смена различных состояний, оценивавшихся сугубо однозначно - либо позитивно (с этим связана идеализация античности, присущая и Кондорсэ), либо негативно (прежде всего средневековье). Историографическая концепция просветителей имеет своим фундаментом определенную концепцию истории наук как прогресса разума, которая, в свою очередь, предполагает специфическую гносеологию, обусловливающую развитие и широкое применение аналитических методов, особую роль гения в истории науки, необходимость реформы научного языка, методов и понятий различных наук. "Фундаментальная идеи Кондорсэ, - писал французский историк философии Р.Флинт, - это идея совершенствования человека, которая в прошлом выражается в непрерывном прогрессе и должна привести к бесконечному про!рессу л будущем"21. Предсказания, делаемые Кондорсэ при анализе грядущей, десятой эпохи, Флинт называет пророчествами, а его самого - пророком, однако в отличие от других исследователей философско-науч- ного знания, подчеркивающих апокалиптические фина- листские тенденции в просветительской историографии, он проводит мысль о том, что для Кондорсэ "прогресс абсолютно бесконечен, включая прогресс абсолютно бесконечного существа, есть противоречия в терминах; но Кондорсэ совершенно прав, утверждая, что человеческий дух не может установить какие-то пределы, детерминированные его собственными продвижением вперед в познании, и что наука как по богатству достигаемых результатов, так и по возможностям совершенствования своих методов, может расти бесконечно, беспрестанно раздвигая свой горизонт, охватывая взглядом область все более обширную и все более понимаемую"22.

Кондорсэ высоко оценивает работы Д’Аламбера. В его трудах, как писал Кондорсэ, "была развита общая система наших знаний, метод открытия истины превращен в искусство и, одним словом, в формулы; разум познал тот путь, которым он должен идти, и путеводную нить, которая удерживает его от заблуждений"23. Создание социальной математики, перестройка всех наук на базе аналитического и математического методов, приложен не эмпирической гносеологии по всем отраслям научного знании приведет в конечном итоге к социальному, моральному и материальному благосостоянию человечества. Кондо|х:э писал: "Мы приближаемся к великой революции в приложении физических и химических наук к потребностям и к счастью людей"24. Во фрагменте об Атлантиде он развивает идеи о совершенствовании в будущем человеческого рода, об освобождений от болезней, об увеличении продолжительности жизни, о модификации физических и интеллектуальных способностей человека благодаря всемерному развитию наук и приложению их достижений в жизни. Иными словами, с прогрессом человеческого разума он связывает прогресс гуманности и свободы“5. Сознание свободы, в свою очередь, оказывается важным фактором прогресса человеческого разума. Прогресс человеческого разума и свободы оказывается бесконечным: "Во все времена человеческий разум видит перед собой бесконечное пространство"20. Идея бесконечности прогресса противоречит апокалиптическим тенденциям, обнаруживающимся и в творчестве Кондорсэ, который, по мнению Ж.Гюсдорфа, считает, что “оптимистический характер идеи прогресса заключает в себе движение к концу истории, в котором история уже завершена. Прогрессивное движение приходит в конце эскиза к стабильному состоянию, рассматриваемому как окончательное . Эта же мысль проводится и Коллингвудом28. Прогресс наук, разума и истории человеческого разума бесконечен, а его темпы ускоряются но мере освобождения от предрассудков, развития просвещения и совершенствования физической, моральной и интеллектуальной природы человека. В историографических концепциях просветителей нельзя не видеть эсхатологические мотивы, мотивы конца истории вместе с утверждением разума.

Кондорсэ - последний представитель философии Просвещения. Он завершает эпоху в историографии науки - эпоху просветительских концепций. Концепция Кондорсэ оказала большое влияние на развитие философии истории, исторической мысли в разных областях науки. О.Конт, характеризуя предшественников своей "социальной физики", обращается к наследию Кондорсэ191. Биограф Кондорсэ - Алангри - писал, что Кондорсэ "долго еще будет вождем тех, кто черпает свою

алам справедливости и про-

науки XIX в. многие идеи

.. и развиты. Это относится к

идее прогресса, и к мысли о необходимости перестройки социальной науки на основаниях точного, позитивного знания, и к его положению о взаимовлиянии промышленности и науки.

<< | >>
Источник: А. Л. Огурцов. Философия науки эпохи Просвещения. 1993

Еще по теме Кондорсэ: метафизика, история и сциентистская утопия:

  1. «Утопия» — манифест интеллектуалов
  2. Глава 9 Пауперизм и утопия
  3. IV МЕТАФИЗИКА СВОБОДЫ
  4. Метафизика.
  5. СТАНОВЛЕНИЕ МЕТАФИЗИКИ ВЕРЫ
  6. Очерк 4 «Метафизика» социальности
  7. Хайдеггер М.. Что такое метафизика?, 2013
  8. 5. Метафизика и социология человеческого бытия
  9. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МЕТАФИЗИКИ ВЕРЫ
  10. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МЕТАФИЗИКИ ВЕРЫ
  11. Раздел первый: Деконструкция метафизик
  12. Глава II «Конкретная метафизика» П. А. Флоренского
  13. § 4. Метафизика.
  14. У ВОДОРАЗДЕЛОВ МЫСЛИ (Черты конкретной метафизики)
  15. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПОНЯТИЙНЫЕ ОСНОВЫ МЕТАФИЗИКИ ВЕРЫ
  16. Часть I МЕТАФИЗИКА И ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО ОПЫТА
  17. «Конкретная метафизика»
  18. ПРОБЛЕМЫ МЕТАФИЗИКИ