<<
>>

«Научные революции» в физике и модель С. Тулмина


Теперь перейдем к анализу революционных изменений. Ввиду наличия двух иерархических уровней в сравниваемых трех моделях и выделенных выше соответствий для случая зрелого раздела физики между «парадигмой», «жестким ядром» (в случае «монополии») и «ядром раздела науки» во всех них можно ввести понятие «научная революция».
Ей будет соответствовать появление новой парадигмы, установление господства нового «жесткого ядра» (и «исследовательской программы») Лакатоса или создание нового «ядра раздела науки» в нашей модели.
Само понятие научной революции вызвало много споров. Ярым противником этого понятия и критиком Куна выступал С. Тулмин — продолжатель попперовской эволюционной эпистемологии. Поэтому рассмотрим подробнее его (и Поппера) концепцию в применении к физике.
Сравнив общие умозрительные положения Тулмина с конкретной структурой физического знания, мы выявляем почти полную неадекватность эволюционной эпистемологии С. Тулмина.
Начнем с его критики модели Куна. Тулмин и другие, во-первых, оспаривали тезис Куна, что в истории науки «непрерывный интеллектуальный прогресс прерывался «революциями» [Тулмин, 1984, с. 124]. Тулмин утверждал, что «при более близком рассмотрении... даже революции, произведенные Коперником и Эйнштейном, были не совсем «революционными» (в куновском смысле) [Там же], не было, мол, стены непонимания между ньютонианцами и эйнштейнианцами (однако Тулмин замалчивает тот факт, что сообщество физиков, включая весьма известных, долго и с большим трудом принимало теорию относительности Эйнштейна, что следовало бы истолковать в пользу модели Куна), и что куновские исторические реконструкции этих революций являются «карикатурами». В качестве аргумента в свою пользу Тулмин приводил отступление перед подобной критикой самого Куна, который после нее начал говорить о постоянных «микрореволюциях». Действительно, Кун был не до конца последователен и в ответ на критику предпринял попытку уточнения понятий «парадигма» и «научная революция» отдельно друг от друга. Эти уточнения и критиковал Тулмин, исходивший из того, что «два ключевых понятия в объяснении Куна — «парадигма» и «революция» — в действительности разделены и независимы друг от друга и по своему смыслу, и по своему историческому происхождению».
Однако на материале физики можно увидеть несостоятельность критики Тулмина. Во-первых, куновские понятия «парадигма» и «революция» нельзя рассматривать независимо — это элементы системы из четырех понятий. Во-вторых, в физике, как было сказано чуть выше, можно дать четкий образ парадигмы. Это «ядро раздела науки» (ЯРН) для раздела физики. Тогда «революции» отвечает создание нового раздела физики. Граница между разделами очень четкая — разные ЯРН. Вопрос об историческом процессе создания нового ЯРН — центральный для Тулмина — наш аппарат рассмотреть не позволяет. Но из конечного результата видно, что для двухуровневой иерархической структуры, которую демонстрирует теоретическая физика (на уровне зрелого раздела физики со сформированным ЯРН), в противоположность тому, что утверждает Тулмин, имеется единая логическая система понятий — ЯРН, а следовательно, раздел физики не является «исторической популяцией» логически независимых понятий и теорий», полученных «независимо друг от друга, в разное время и для разных целей», «каждая из которых имеет свою собственную, отличную от других историю, структуру и смысл»[CXXXII] [Там же, с.
140]. При этом базовые понятия (ПИО), входящие в ЯРН, приобретают внутри него жесткое значение, которое далее не меняется. То есть основные понятия ведут себя здесь не по Тулмину, а по Куну. Единицами в физике, как было показано в гл. 7, являются система ЯРН, в которую входит ПИО на первом уровне, и модели-теории явлений (ВИО) — на втором, т. е. достаточно четкие единицы, а не расплывчатые «нововведения».
Неадекватность концепции Тулмина в отношении физики, в частности, связана с тем, что он знакомится с физикой по курсам общей, а не теоретической физики, о чем свидетельствует то, что он приводит примеры из «оптики» и «атомной физики» — стандартные разделы курсов «общей физики», отсутствующие в курсах теоретической физики, где они включаются соответственно в электродинамику и квантовую механику — разделы физики со своими ЯРН.
Как же Тулмин выделяет общность-дисциплину под названием «атомная физика»? «В чем состоит основной отличительный признак, благодаря которому интеллектуальная деятельность приобретает характер научной дисциплины?» — спрашивает он [Там же, с. 152]. «Для того чтобы адекватно охарактеризовать науку (речь идет об атомной физике. — А.Л.), мы должны дать определение (т. е. определить критерии единства, последовательности и преемственности) в таких терминах, которые охватывают идеи, распространенные среди физиков-атомщиков и в 1910-х, и в 1930-х, и в 1950-х гг., кроме того, мы должны дать такое определение, которое показывает, как предмет этой науки связан с ее предшественниками в общей физике 90-х гг. XIX в., а также и с более специализированными и узкими дисциплинами, которые выступили ее преемниками в 60—70-е гг. XX столетия...» [Там же, с. 154].
Тулмин считает, что критерий, установленный в терминах человеческой преемственности, обеспеченной самими физика- ми-атомщиками («Атомная физика — это предмет, изобретенный Дж.Дж. Томсоном, Эрнестом Резерфордом и Нильсом Бором и развитый их учениками и преемниками» [Там же, с. 154]), не годится. Нет, с его точки зрения, и общности в терминологии, ибо к 1930-м гг. из того, с чем имел дело Резерфорд, «вряд ли выжило что-либо, кроме слов; понятия «электрон» и «ядро» кардинально изменились [Там же, с. 155]. Тулмин останавливается на «.генеалогии проблем», но конкретного анализа в подтверждение этой версии не приводится. Остаются без ответа и вопросы, на каком основании он выделяет данный период, на каком основа

нии определяется принадлежность к «физикам-атомщикам». Он хочет найти преемственность, и он ее находит, ибо с чем придешь, то и найдешь. У каждого ученого можно найти учителя. Абсолютные самоучки — большая редкость, к тому же на каком основании можно опровергнуть, что некто, с кем ты говорил или кого ты читал, не стал твоим учителем? Можно прорисовать и последовательность объектов, а можно — последовательность пррблем по поводу этих объектов (кстати, не совсем ясно, как отличить одно от другого). То есть у Тулмина все расплывчато, плохо определено и не фальсифицируемо в смысле Поппера.
Наоборот, со стороны квантовой механики как раздела теоретической физики все очень четко (см. гл. 13): в 1925—1927 гг. была создана четкая система понятий, составившая ЯРН для квантовой механики, и эта система понятий с тех пор не менялась. Этой научной революции в смысле Куна предшествовали четверть века «старой квантовой теории», состоящей из набора рецептов применения постоянной Планка, ей предшествовал период возникновения «парадоксов» в различных разделах физики: спектр теплового излучения черного тела, фотоэффект, теплоемкость твердых тел при низких температурах, слабо связанных с понятием атома, а также парадокс с планетарной моделью атома Резерфорда и атомным спектром водорода, которые только и приводит Тулмин. Все эти явления первоначально далеко отстояли друг от друга и были совмещены только своим решением, использующим постоянную Планка. Мне представляется, что эти события куда лучше описываются моделью Куна, чем эволюционной эпистемологией Поппера—Тулмина1, носящей умозрительный и нефальсифицированный характер[CXXXIII] [CXXXIV]. 
<< | >>
Источник: Под ред. д-ра филос. наук А.И. Липкина. Философия науки: учеб, пособие. 2007

Еще по теме «Научные революции» в физике и модель С. Тулмина:

  1. ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ РУДООБРАЗУЮЩИХ СИСТЕМ
  2. ФИЗИКО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ФОРМИРОВАНИЯ РУДНЫХ ПОЛЕЙ И МЕСТОРОЖДЕНИЙ
  3. Тема 6. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ(лекции 29—32)
  4. И.А. Шматко «научная революция» в экономике
  5. ГЛАВА 19 ТРЕТЬЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  6. ТРАДИЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ В НАУКЕ. ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
  7. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  8. § 2. Особенности научных революций в естественных и социально- гуманитарных науках
  9. 4.1. Научная революция XVII века и философские выводы из нее
  10. Лекция 29. Понятие о научно-технической революции. Наука как подсистема НТР
  11. ИЕРАРХИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ НАУЧНОГО КОНСЕНСУСА Дисько-Шуман М.Р.
  12. Глава 15 ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОГРАФИИ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВАВ ЭПОХУ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  13. Тема 11. Советский Союз в послевоенный период. Научно-техническая революция и её влияние на ход общественного развития
  14. Февральская революция и история России Революция 1905 г. - развертывание социального конфликта
  15. § 8.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ НАУЧНОЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. § 5. СОВЕТЫ В ПЕРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  17. Группа С. Медиаобразовательные модели, представляющие собой синтез социокультурной, образовательно-информационной и практико- утилитарной моделей Медиаобразовательная модель А.В.Шарикова [Шариков, 1991]*