<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе работы мы рассмотрели процесс появления и развития эксперимента от самых условных протонаучных опытов до квантовой физики современности. Последовательный, исторический формат исследования позволил не только выявить закономерности в философском понимании научного эксперимента и то, как эти закономерности влияют на научную мысль, но и показать, что эксперимент является своеобразным отражением научной мысли каждого периода.
Целью работы было раскрыть неоднозначные стороны эксперимента в их историческом развитии. Как мы увидели, начиная с античности, отношения эксперимент-теория, эксперимент-объект — проблематичны. Греки, часто считающиеся основателями европейской науки, использовали эксперимент как риторическое средство для подтверждения собственных умозрительных теорий. Обращение к эксперименту было случайным и несистематичным, методы его проведения — несовершенными, а задачи, ради которых он применялся — порой бессмысленными, устройство греческого общества и отношение к ремеслу мешало развитию механического инструментария, а идея упорядоченного космоса противоречила самой идее манипуляции с земными вещами ради постижения истины. Однако, несмотря на это, грекам удалось совершить ряд экспериментальных прорывов, которые впоследствии будут использоваться учёными в Средние века — в оптике, медицине, в меньше степени механике, и возможно, даже математике — ведь даже геометрические теории, кажущиеся нам очевидными на практике, могли быть изначально доказаны экспериментально. Эмпирическая школа159 приводит к дальнейшему упадку популярности эксперимента, так как её эпистемологическая модель просто не оставляет места систематическом экспериментированию, и, к сожалению, с наступлением христианской эры принципиального улучшения в этом положении не наблюдается. Общий упадок образования и сохранение культуры в монастырях, текстоцентричность, теологическое обоснование истины, контраст между идеальным божественным знанием и ограниченным, несовершенным мирским, практически не оставляют места эксперименту за пределами мысленного эксперимента, который становится заменой эксперименту физическому. Именно мысленный эксперимент становится одним из связующих звеньев между средневековой схоластической мыслью и новоевропейской рациональностью. Мысленный эксперимент, хотя и продолжает апеллировать к безусловной истине, обретает постепенно столь необходимую ему связку с миром чувственным. Мысленный эксперимент становится тем поворотным механизмом, благодаря которому меняется само представление ученого о мире. Эксперимент всё так же неразрывно связан с теорией, но теперь он уже не просто служит способом доказать её или опровергнуть; благодаря эксперименту происходит переворот самой теории. Здесь впервые проявляется их диалектическая взаимосвязь, которая предстанет в своей несомненности в современной науке. Вместе с этим начинается расцвет реального эксперимента: инструменты, механизмы, новые оптические приборы позволяют изучить предметы физической реальности настолько подробно, как это не было возможно до этого — будь то планеты или поверхность луны. Но это вызывает справедливую критику противников новой науки: может ли эксперимент сам по себе давать знание об истинной сути вещей, если по сути он собирает лишь разрозненные факты о реальности, да и те — вырванные у природы насильно? По мере того, как экспериментальные приборы становятся все эффективнее, а объекты исследования — всё более туманными, вопрос взаимоотношения субъекта и объекта исследования выходит на первый план, и для современной философии науки становится очевидно, что эти два понятия неотделимы друг от друга: рефлексия объекта науки требует не меньшей рефлексии субъекта. В то же время отношение эксперимента и теории претерпевает очередное изменение и входит в состояние бесконечной диалектики.
Мы увидели, что на протяжении всей истории науки, научный эксперимент остается одновременно и противоречивым, и в то же время эффективным методом верификации, фальсификации теорий и получения нового знания. Отношения эксперимента с теорией, инструментом и механизмом, субъектом исследования, понятиями истины и объективности меняются на протяжении истории науки, однако эти изменения происходят органически. Более того, научный эксперимент Сейчас, из-за возрастающей сложности, дороговизны, ресурсоемкости научных исследований, эксперимент становится изолированным в научных лабораториях и становится уделом квалифицированных специалистов, целенаправленно практикующих определенные сферы знания. Эксперимент становится полностью контролируемым, запротоколированным, предсказуемым, прирученным, но от того не менее сложным с эпистемологической точки зрения. Эксперимент помогает нам в поисках объективного знания о природе, научный эксперимент является синонимом непредвзятости, отстраненности, исключённости, однако в тоже время он как ни один другой инструмент познания препарирует природу по велению человека, разделяя объект на все более мелкие части, пока не объект не перестает быть самим собой. Именно поэтому и учёным, и философам науки необходимо понимать, что вся история развития научного эксперимента говорит о том, что он — не статичное явление, и, однажды, мы можем столкнуться с очередным эпистемологическим переворотом в понимании эксперимента. Он может быть связан, например, с теорией всего — если будет создана универсальная физическая теория, описывающая все существующие в природе виды взаимодействия, то что тогда произойдёт с экспериментом? Будет ли он вытеснен на периферию науки, как чисто инструментальный прием для разработки новых видов пластмассы? Или же вместе с концом теоретической физики эксперимент приобретёт новую, доселе невозможную форму, как это произошло на рубеже средневековья и Нового времени? Мы не знаем, какие изменения нас ждут в науке будущего, но мы должны понимать, что эксперимент обязательно будет меняться вместе с ней, и нам нужно быть к этому готовым и не забывать о том, чему нас учит история — эксперимент неоднозначен, и в этом заключается его эпистемологическая мощь. В процессе исследования нами были рассмотрены работы ряда авторов, как непосредственно занимавшихся наукой ученых, так и философов науки, проводивших рефлексию проблематики эксперимента. Была проведена тематизация понятия эксперимента, его взаимоотношения с теорией, объектом, субъектом и инструментом. Был проведен анализ конкретных экспериментальных практик античности, Средних веков, Нового времени и современности. Были показаны характерные для каждой их эпох внутренние противоречия в эксперименте. Проведенный анализ эксперимента в его историческом контексте позволяет нам прийти к выводу, что эксперимент в современном его понимании является исторически обусловленным феноменом, который, если мы хотим его по- настоящему понять, невозможно рассматривать вне контекста его развития и появления. Исследование показывает, что значительная часть проблематики эксперимента формируется ещё в эпоху античности, впоследствии трансформируясь и обрастая новыми словами в процессе развития научной мысли. Неоднозначность научного эксперимента, таким образом, можно считать его неотъемлемым, имманентным свойством, так как она лежит в самых его основаниях.
<< | >>
Источник: БИРГЕР ПАВЕЛ АРКАДЬЕВИЧ. ПРОБЛЕМА НАУЧНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ. 2015

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. Часть V. Заключение.
  5. Часть IV Заключение
  6. Глава 28. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 5.14. Заключение эксперта
  11. Заключение договора поставки
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. Заключение 1
  16. Заключение
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  18. Заключение
  19. Раздел Н.ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ БРАКА.
  20. § 5. Заключение эксперта