<<
>>

Различия между архатами и проблема неокончательного освобождения

Между архатами существуют различия, на которые указывают канонические источники, в частности «Мадхъяма-сутра». Из них известно о существовании шести типов архатов: рискующие отпасть от обретенного статуса; обладающие волей к прекращению существования; способные контролировать свои мысли; обладающие свойством неизменной устойчивости; способные к дальнейшему проникновению; неколебимые.

Относительно определения первого типа между теоретиками постканонической традиции существовали некоторые разногласия. Так, учитель Дхармашри определял архата, могущего отпасть от обретенного статуса, следующим образом: «... когда он отпадает [от обретенного статуса], когда он со слабым знанием и слабой энергией [в преследовании цели] характеризуется свойством отпадения, он получает наименование "тот, кто отпадает"» (Ahr, 114, с. 78-79).

Несколько иначе этот тип подвижников определяется в «Абхидхармасамуччае» Асангой: «Кто такой архат, который [характеризуется] свойством утраты или отпадения [от статуса]? Это личность (пудгала), которая, обладая по своей природе слабыми способностями, с рассеянным или нерассеянным [сознанием], размышляющая или нет, выпадает из состояния блаженства в этой жизни» (L'AS, с. 157).

Яшомитра подчеркивал, что архат этого типа даже в случае отпадения от плода своей религиозной практики не утрачивает своего семейства, ибо его семейство является естественным (SAKV, с. 585).

Проблема интерпретации второго типа архатов, объединяющего в себе подвижников, которые обладают волей к прекращению существования, также вызвала дискуссию между абхидхармистами.

Дхармашри предлагал обозначить данный тип иначе — «желающий положить конец своему существованию». Йогины, принадлежащие к нему, отмечает автор «Аб- хидхармахридаи», обладают слабым знанием и слабой энергией и при этом снова и снова испытывают отвращение к своему телу и мечтают о его разрушении, будучи свободными от аффективной привязанности и к телу, и к самой жизни (Ahr, 114, с. 79).

Асанга определял второй тип архатов так: «Кто такой архат, характеризующийся [волевым] побуждающим импульсом? — Это личность, которая, обладая по своей природе слабыми способностями, с рассеянным [сознанием] или нет, утрачивает состояние блаженства в этой жизни, если испытывает побуждение к этому; однако она не утрачивает его, если не испытывает побуждения к этому» (L'AS, с. 157).

Третий тип архатов, включающий в себя подвижников, способных контролировать собственные мысли, определялся Дхармашри как характеризующийся слабым знанием, но большой целенаправленной энергией. Именно благодаря свойственной им энергетической мощи архаты третьего типа оказываются в силах постоянно контролировать свои помыслы (Ahr, 114, с. 79).

Асанга говорил об этом типе несколько по-другому: «Кто такой архат, обладающий охранительной природой? Это личность, которая, имея слабые способности, выпадает из состояния счастливого пребывания в этой жизни в случае рассеяния сознания (то есть утраты йогического сосредоточения) и не выпадает, если сознание не рассеивается» (L'AS, с. 157).

Четвертый тип — «обладающие свойством неизменной устойчивости» — объединяет в себе, согласно Дхармашри, тех йогинов, у которых среднее (по своей остроте) знание и средняя энергия. Они не уменьшают и не увеличивают свою ревностность в достижении цели и остаются всегда в ровном состоянии на среднем пути (Ahr, 114, с. 79).

Асанга в своем определении подчеркивал отсутствие у таких архатов тенденции к развитию способностей: «Кто такой архат, который [всегда] устойчив и неколебим? Это личность, которая, обладая по своей природе слабыми способностями, с рассеянным [сознанием] или нерассеянным, не утрачивает свое состояние счастливого пребывания в этой жизни, но и не развивает свои способности» (L'AS, с.

157).

Пятый тип — «способные к дальнейшему проникновению» — определяется Дхармашри как включающий в себя йогинов, обладающих малой степенью остроты постижения, но большой энергией в преследовании цели. Они «способны к проникновению», потому что безусловно могут достигнуть состояния неколебимости (Ahr, 114, с. 79).

Асанга, отвечая на вопрос, кто такой архат, обладающий свойством проникновения, отмечал характерную для подвижников этого типа тенденцию к развитию способностей: «Это личность, которая, имея слабые способности, с рассеянным или нерассеянным [сознанием], утрачивает свое состояние счастливого пребывания в этой жизни, но развивает свои способности» (L'AS, с. 158).

Шестой тип — «обладающие свойством неколебимости» — объединяет, по мнению

Дхармашри, архатов, располагающих мощным знанием и большой энергией, устремленной к Нирване; они впервые обретают состояние неколебимости благодаря яркой выраженности присущих им свойств (Ahr, 114, с. 79).

Асанга делал акцент на неотпадении таких подвижников от своего статуса: «Это личность, которая, имея по своей природе острые способности, с рассеянным [сознанием] или нет, не выпадает из состояния счастливого пребывания в этой жизни» (L'AS, с. 158).

Следует отметить применительно к вышеизложенным определениям Асанги, что в них под «рассеянным» сознанием имеется в виду обычное состояние сознания, а под «нерассеянным» — состояние йогического сосредоточения.

Из дискуссий о различиях между типами архатов следовало, что выпадения из «счастливого пребывания в этой жизни», то есть утрата архатства, интерпретировались как могущие произойти во время пребывания подвижника и в йогическом сосредоточении, и в неизмененном, рассеянном состоянии сознания.

Приведенные определения шести типов архатов показывают явные преимущества подвижников, причисляемых к последнему типу. Неколебимый архат наделен острыми психическими способностями и не выпадает в этой жизни из состояния счастливого пребывания.

Йогины, принадлежащие к остальным пяти типам, то есть не обладающие свойством неколебимости, отмечает Васубандху, прежде следовали в своей практике путем веры, не имея ярко выраженного интеллектуализма. Их освобождение не является окончательным — только от времени до времени таким подвижникам удается войти в нирваническое состояние.

Будучи блаженством, «состоянием счастливого пребывания в этой жизни», оно очень для них желанно. И поэтому временно освобожденные архаты стремятся оберегать сосредоточение сознания как драгоценность.

В канонической традиции различались восемь состояний временного освобождения. Они связывались со счастливым пребыванием сознания йогина в одной из четырех дхьян мира форм или на каком-либо из четырех уровней саморастворения сознания (самапатти) мира не-форм.

Архаты, достигающие лишь временного освобождения, говорит автор «Энциклопедии Абхидхармы», называют его «дорогим», «желанным», «нуждающимся в постоянной защите» по аналогии с ценностями обыденной жизни. И эта аналогия, апеллирующая к прошлым переживаниям счастливого сансарного опыта, уже сама по себе указывает на неокончательность их освобождения. Они освобожденные, но в то же время и зависимые в эпизодах временного обретения освобождения от обстоятельств — подобно тому как зависит от жизненных обстоятельств счастье любого существа, пребывающего в круговороте рождений.

Актуализация чистого йогического сосредоточения обусловлена у неокончательно освобожденных архатов «пищей» — фактом обладания определенным количеством материальных благ, хорошим здоровьем, особым местом, предрасполагающим к чистому созерцанию. Подобно тому как пища поддерживает жизнь, указанные условия поддерживают у временно освобожденных архатов практики пути необучения.

Согласно Дхармашри, подобные укорененные в вере подвижники характеризуются выраженным религиозным темпераментом. Они обладают двумя видами знания: знанием уничтожения, так как аффекты у них уничтожены, и истинным воззрением, характерным для тех, кто более не нуждается в обучении. Дхармашри подчеркивает, что «освобожденные на время» ищут подходящей возможности очередной раз вкусить благо освобождения. Они не в силах постоянно практиковать путь архата вне зависимости от условий, хотя им этого и очень хочется (Ahr, с. 236).

Итак, каждый архат, принадлежащий к какому-либо из указанных пяти типов, исключая «неколебимых», рискует в любой момент утратить свой высокий статус. А это и означает, что им свойственно отпадение от архатства.

И только у архата, достигшего неколебимости, освобождение сознания также неколебимо. Его «счастливое пребывание в этой жизни» не зависит от условий, и он ни при каких обстоятельствах не утрачивает высший плод религиозной практики. А соответственно, отпадение от обретенного статуса ему не угрожает.

Из вышеприведенного определения неколебимого архата следует, что именно он и является окончательно освобожденным. В данном определении подчеркивается необусловленность состояния освобождения у «неколебимых». Их освобождение не зависит от «пищи» —условий и обстоятельств. Они по собственному произволению способны в любой момент актуализировать путь необучающегося — чистое йогическое сосредоточение.

Согласно другой абхидхармистской интерпретации, неокончательное освобождение, зависящее от обстоятельств, — это свойство быть освобожденным на время, а окончательное — свойство быть абсолютно свободным. Первое свойство проистекает из неустойчивости, а второе — из неколебимости. В свою очередь, неустойчивость и неколебимость, соответственно, зависят от принципиальной возможности или невозможности утраты плода архатства.

Неколебимый архат, говорит Васубандху, ведет свое кармическое происхождение от тех, кто обрел истинные воззрения, следуя не путем веры, а путем Дхармы. Истинные воззрения сформировались у «неколебимого» в прежних существованиях благодаря приверженности к аналитическому методу понимания реальности и обладанию преимущественно интеллектуальным (философским) темпераментом. Его способности были сильными («острыми»), и он не искал для себя опоры в неколебимой вере других людей. Руководствуясь сутрами и другими каноническими наставлениями, он самостоятельно поставил пред собой цель и обрел истинные воззрения благодаря чистой сверхмирской практике.

<< | >>
Источник: Васубандху. Энциклопедия буддийской канонической философии (Абхидхармакоша) / Составление, перевод, комментарии, исследование Е. П. Островской, В. И. Рудого. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. — 523 с.. 2006

Еще по теме Различия между архатами и проблема неокончательного освобождения:

  1. Индивидуальные различия в связях между понятиями
  2. § XXV. Различия между дворянами и простонародьем
  3. Генетические различия между группами современных людей
  4. ПРИБАВЛЕНИЕ.О РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ ТЕОРЕТИЧЕСКИМИ ПРАКТИЧЕСКИМ ПОЗНАНИЕМ
  5. III РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ГОЛОВОЙ И БЕЗГОЛОВЬЕМ (KOPFLOSIGKE1T)
  6. 4.2. РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ВНУТРЕННИМ СТРОЕНИЕМ НОВЕЙШИХ СТРУКТУРНЫХ ФОРМ И ИХ ВЫРАЖЕНИЕМ В РЕЛЬЕФЕ
  7. ГЛАВА ПЕРВАЯ О МАТЕРИАЛАХ НАШИХ ЗНАНИЙ И О РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ ДУШОЙ И ТЕЛОМ
  8. VIII. С ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО КАЧЕСТВУ.— ЯСНОСТЬ.— ПОНЯТИЕ ПРИЗНАКА ВООБЩЕ.— РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПРИЗНАКОВ.—ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ВЕЩИ.—РАЗЛИЧИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ И РЕАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ.— ОТЧЕТЛИВОСТЬ КАК ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ЯСНОСТИ.— ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ ОТЧЕТЛИВОСТЬ.—РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АНАЛИТИЧЕСКОЮ И СИНТЕТИЧЕСКОЮ ОТЧЕТЛИВОСТЬЮ
  9. Различия между совещательной демократией и демократией совместной работы
  10. Объяснение различия между объективной и субъективной религией; важность этого объяснения для всего вопроса