<<
>>

? Трудности, с которыми здесь сталкивается Шеллинг, определяются прежде всего следующим.

Шеллинг утверждает (напр. SW2, Bd. 3, S. 277), что абсолютный дух полагает «напряжение потенций» для того, чтобы через возвращение к себе сквозь «действительное бытие» (Гегель сказал бы: «свое действительное инобытие») снять непосредственность (т.е.
несамоположенность, непредмыслимую предположенность) своего собственного изначального бытия (Ursein). Этот момент непосредственности как раз и есть момент несвободы абсолюта. Он пока еще остается, и именно от него, по Шеллингу, абсолют и должен избавиться. Получается, таким образом, что абсолютный дух овладевает своим изначальным бытием в результате этого «теогонического» (богопорождающего) процесса, и только в его результате. Причем многочисленные оговорки Шеллинга, сводящиеся к тому, что абсолютный дух и без этого акта выворачивания своих потенций наизнанку и последующего возвращения к себе уже «усматривает» себя во всей полноте своего бытия, не меняют сути дела: ибо одно дело усмотреть, а другое - действительно реализовать эту полноту, а именно, полноту своей свободы, которая по своему понятию должна распространяться и на само это изначальное бытие абсолюта (см. также S. 278). Приходится констатировать, что здесь Шеллинг на самом деле не выходит за пределы той самой лягушачьей перспективы, которую он - вместе с подавляющим большинством современных ему и последующих (включая современных нам) интерпретаторов - столь безапелляционно приписывает Гегелю уже в своих «Мюнхенских лекциях». Дело в том, что это снятие «напряжения потенций» есть, по Шеллингу, процесс, имеющий начало, середину и конец. Спрашивается: каков же метафизический статус этого процесса в целом и его конца в частности? Каков результат этого процесса, в котором абсолют порождает - а точнее: полагает - себя в качестве абсолютного духа, действительно утверждающего свое актуально бесконечное можествование как в отношении своего инобытия, так и в отношении своего собственного бытия абсолютным духом, т.е. полагает себя в качестве Бога в собственном смысле слова? Этот результат - восстановленная абсолютность абсолютного духа, причем восстановленная через отрицание отрицания, т.е. как сказал бы Гегель, аффирмативно положенная абсолютность. Так вот я утверждаю: упомянутый выше принцип обращения результата должен быть применен и к пониманию этого конца, т.е. к пониманию результата самого действительного теогонического процесса (метафизическая позиция III), а не только к пониманию того, как умопостигаемые формы абсолютного духа относятся к самому абсолютному духу, оказывающемуся - в силу гипотетического характера движения нашей мысли, восходящей к истинам все более высокого порядка - на самом деле не результатом, а первоначалом. Этот принцип и здесь должен был бы иметь то самое онтологическое значение, какое он имеет в системе Гегеля. Это значит, что сам результат этого теогонического процесса должен быть опять-таки понят как метафизически первая реальность. Отрицать это онтологическое измерение (или умалчивать о нем) - это значит признать (или молчаливо допустить), что абсолютность абсолютного духа все же так и остается в «подвешенном состоянии» (suspendiert).

Шеллинг утверждает, что абсолют в качестве абсолютного духа самодостаточен и поэтому в принципе не нуждается в творении.

Это, как уже отмечалось, помимо прочего должно было бы означать, что если абсолютный дух «решается» на творение, то целью этого акта не является он сам, а поскольку кроме него и предполагаемого творения ничего помыслить невозможно, то приходится утверждать, что цель этого акта заключается только в самом творении, в сотворяемом и сотворенном. Но если вслед за Шеллингом (см. особенно лекции 15, 16 и далее) допустить, что абсолютный дух есть действительная Троица (как сверхличностное единство трех действительных Личностей (Лиц)) только в результате положенного им теогонического процесса, что так называемые «теогонические потенции» становятся Личностями только «после» того, как этот процесс завершен, то такой результат касается отнюдь не только творения и сотворенного, но именно и прежде всего самого абсолюта как такового. Абсолют здесь кое-что приобретает, и это приобретение - он сам как действительный абсолют81. Интересно, что и само обращение результата, этого результата, даже если бы оно было сформулировано Шеллингом, не снимает всей проблемы. Ведь в любом случае получается, что абсолют все-таки нуждается в творении и потому не свободен по отношению к нему. Но тогда он уже не есть тот абсолют, к которому стремится Шеллинг, т.е. не Тот, Кто может творить, а может и не творить мир. Если такой абсолют хочет обрести действительную полноту своего совершенства, т.е. стать действительным абсолютом, он будет вынужден постоянно творить мир. Однако это уже не будет мир как результат свободного полагания. Но именно к последнему хочет прийти Шеллинг. На самом же деле он приходит лишь к представлению о неком мировом организме: мировой процесс признается необходимым моментом жизнедеятельности (системы собственного жизнеобеспечения) абсолютного духа. Дальше этого, правда, на самом деле не идет и Гегель, и эта констатация остается в силе даже в том случае, если учесть такие конституирующие гегелевскую систему моменты, как принцип обращения результата и дистинкция «микро-» и «макроуровня» абсолютного духа (она будет рассмотрена ниже), которые «освобождают» абсолют лишь от того, чтобы быть только результатом деятельности человека или каких-либо других метафизически локальных процессов снятия конечности, ведущих к «прорыву» абсолютного духа в мир, но не от самого мирового процесса в его тотальности (как процесса Универсума). Такой задачи - представить абсолют в качестве Того, Кто не зависит от мирового процесса в целом и потому может обойтись без полагания мира, - Гегель, правда, перед собой и не ставил. Для Шеллинга же эта задача имеет принципиальное значение. ?

Мой собственный тезис состоит здесь прежде всего в том, что (1) как «начало», так и «конец», или результат, теогонического процесса на самом деле являются в концепции Шеллинга вечными - и потому в определенном смысле сосуществующими - метафизическими позициями и что (2) само шеллинговское «напряжение», или «натяжение», потенций возможно лишь в том метафизическом пространстве, которое локализовано между этими лежащими в вечности полюсами «начала» и «конца» (напряжение между началом и концом).

? Здесь мне могли бы возразить, что ведь Шеллинг говорит совсем о другом напряжении, а именно - о напряжении между подвернутыми обращению потенциями и внутри самих этих подвергнутых обращению потенций. Мой ответ на это возражение будет определяться следующими соображениями. Используя терминологию Тейяра де Шардена82, можно было бы сказать, что у меня речь идет о напряжении радиальном (SR), простирающемся между периферией и центром, или абсолютной вершиной процесса (здесь и в дальнейшем этот центр я обозначаю как «Алеф» - К), а у Шеллинга - о напряжении тангенциальном (ST), максимум которого локализован на периферии и которое уменьшается (преодолевается) по мере - радиального - продвижения к пункту К . Так вот я утверждаю, что без SR не могло бы быть и ST. Почему это так - будет видно из нижеследующего. ?

Введу теперь формулировку, которую мы опять же напрасно искали бы у Шеллинга, но которая открывает, на мой взгляд, принципиально иную перспективу: именно потому, что, согласно самому же Шеллингу, единство абсолютного духа не разрывается в полагаемом абсолютным духом отрицании своих изначальных форм, само это отрицание - причем «сразу», а не «потом» - оказывается локализованным внутри этого единства, только благодаря чему, кстати, мы здесь и можем вообще говорить о «натяжении», или «напряжении». Мир как привативно бесконечный процесс восстановления «божественного бытия» подвергнутых отрицанию и тем самым положенных в отношение ST форм абсолютного духа есть не что иное, как середина этого процесса, «подвешенная» (suspendiert) между его началом и концом (отношение SR), лежащими в вечности и полагаемыми «сразу» единым актом воли абсолютного духа. В качестве этого объемлющего всеединства абсолютный дух и есть подлинная - «надма- териальная» - причина всего процесса, так что в этом отношении не только М1, но и М2 и М3 можно было бы назвать причинами «материальными»83. Само пребывание вне себя и вне друг друга сущих форм абсолютного духа (= натяжение) в метафизическом пространстве его всеединства уже есть не что иное, как снятие этого отрицания, т.е. то самое отрицание отрицания, диалектическая структура которого описана Гегелем. Поэтому получается, что само это отрицание возможно лишь в пространстве, которое создано «уже» реализованным отрицанием отрицания, так что это последнее приходится принять как реальность, в метафизическом плане первичную по отношению к акту отрицания84.

? Здесь, правда, необходим несколько более дифференцированный анализ. Попробую изложить его в виде диалога.

-

<< | >>
Источник: Кричевский А.В.. Образ абсолюта в философии Гегеля и позднего Шеллинга [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М. : ИФ РАН,.. 2009

Еще по теме ? Трудности, с которыми здесь сталкивается Шеллинг, определяются прежде всего следующим.:

  1. ПРОБЛЕМЫ, С КОТОРЫМИ СТАЛКИВАЮТСЯ РОДИТЕЛИ
  2. 10. Утверждение Славы (отклик ей) выражается прежде всего в слове, в песне, в гимне, возносящем славу, хвалу.
  3. О ВНУТРЕННИХ ОТНОШЕНИЯХ в ВЮРТЕМБЕРГЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО О НЕДОСТАТКАХ КОНСТИТУЦИИ, КАСАЮЩИХСЯ УПРАВЛЕНИЯ МАГИСТРАТОВ
  4. Есть ли какие-то пересечения между новым романом, представленным прежде всего Роб-Грийе, и творчеством Каль?
  5. О ВНУТРЕННИХ ОТНОШЕНИЯХ В ВЮРТЕМБЕРГЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО О НЕДОСТАТКАХ КОНСТИТУЦИИ, КАСАЮЩИХСЯ УПРАВЛЕНИЯ МАГИСТРАТОВ36. 1798
  6. V. Конституция каждой церкви всегда исходит из какой-нибудь исторической веры (веры откровения),которую можно называть церковной верой и которая лучше всего основывается на священном Писании
  7. Прежде чем собирать травы, ознакомьтесь со списком, в котором указано лучшее время сбора
  8. Глава тринадцатая О ПРОСТЫХ МОДУСАХ, И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ПРОСТЫХ МОДУСАХ ПРОСТРАНСТВА
  9. Некоторые содержательные аспекты, определяющие различие элементов схемы строения абсолютного духа у Гегеля и Шеллинга
  10. ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОСЛЕ ВСЕГО КУРСА, КОТОРОГО ЗАКОНЧИТЬ НЕ ПРИШЛОСЬ.
  11. Здесь был мрак
  12. ГЛАВА III ОБ ОЩУЩЕНИЯХ, КОТОРЫЕ ПРИПИСЫВАЮТСЯ ОСЯЗАНИЮ И КОТОРЫЕ НЕ ДАЮТ, ОДНАКО, НИКАКОЙ ИДЕИ ПРОТЯЖЕНИЯ 17
  13. КТО ЗДЕСЬ СФИНКС И КТО ЭДИП? ПРОБЛЕМА БЕЛОРУССКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И.Я. Левяш
  14. О ТОМ, ЧТО Г-Н ДЕ БЮФФОН, ПРИНИМАЯ ГИПОТЕЗУ, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ЖИВОТНЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЧИСТО МАТЕРИАЛЬНЫМИ СУЩЕСТВАМИ, НЕ МОЖЕТ ОБЪЯСНИТЬ НАЛИЧИЯ У НИХ ОЩУЩЕНИЙ, КОТОРЫЕ ОН ИМ ПРИПИСЫВАЕТ
  15. КОНЕЦ ВСЕГО СУЩЕГО
  16. ГЛАВА 17, в которой приводятся на память скудные сведения из жизнеописания Старца Исидора, о месте его рождения, о дальнейшей его жизни и о тех духовных воздействиях, которым подвергался Старец
  17. КОНЕЦ ВСЕГО СУЩЕГО 1794