<<
>>

Возможное возражение.

Предположим, мы согласимся с тем, что «периферия», полагаемая «Алефом» как абсолютным Центром, и в самом деле не выходит за пределы самого «Алефа»: ведь никакого предела для него нет и быть не может. Это и вправду значит, что даже на этой периферии, в позиции экстремально- го инобытия форм абсолютного духа (= позиция II) «Алеф» лишь совпадает с самим собой. Иначе говоря, это значит, что позиция II полностью проникнута присутствием «Алефа». Однако это еще совсем не значит, что позиция II не может существовать без того, чтобы «вместе с ней» не была также реализована позиция III. Или: факт присутствия «Алефа» в позиции II еще не есть реализация позиции III. Ведь «Алеф» как таковой не принадлежит ни какой-либо одной из позиций в отдельности, ни даже им всем, вместе взятым. Поэтому радиальное отношение SR (отношение периферии к Центру) в любом случае есть не отношение позиции II к позиции III (или «натяжение» между позициями II и III), а отношение позиции II к «Алефу» как таковому. Вне такого отношения позиция II действительно не мыслима. В III-й же позиции имеет место лишь метафизический «прорыв» «Алефа»85, его явленное присутствие в Троице как магическом круге взаимоопосредствования трех форм абсолютного духа, пришедших к для- себя-бытию, рефлектировавших в себя и тем самым в абсолютный дух как таковой. Но это как раз и значит, что собственное - абсолютное - наличное бытие «Алефа» отнюдь не привязано к позиции III. Поэтому условием возможности SR является не актуальная реализованность позиции III, а лишь абсолютное наличное бытие «Алефа». Поэтому высказанный выше тезис о том, что «без SR не может быть и ST» не совпадает с тезисом о том, что «без реализованной позиции III не может быть и позиции II». Более того. Хотя позиция II действительно с необходимостью локализована внутри единства «Алефа», но она положена в этом единстве именно как таковая, а не как «уже снятая»: иначе это была бы уже позиция III. Гегелевское понятие «полагающего снятия» инобытия в данном случае не работает. Здесь речь идет об экстремальном инобытии форм абсолютного духа, положенном и фиксированном как таковое. Здесь К вечным актом своей воли удерживает свои формы в обращенном состоянии, создавая тем самым метафизический источник мирового процесса. Что же заставляет нас тогда говорить о соотношении SR не только между позицией II и К , но и между позицией II и позицией III? Иначе говоря: если К не привязан к Троице (а такая непривязанность как раз и утверждается в тези- се о том, что в Троице К присутствует лишь как метафизический «прорыв», а не как таковой), то SR хотя и означает напряженное соотношение периферии (т.е. ST, метафизическое место которого - позиция II) с Центром, но еще не означает ее соотношения с действительной Троицей (полагаемой в позиции III). В таком случае нет необходимости утверждать, что полагание позиций II и III есть единый метафизический акт. Тогда, казалось бы, Троица вполне могла бы рассматриваться как дело будущего, причем безо всякого ущерба для полагаемого в позиции II единства ST и SR. -

Но для «Алефа» нет ни прошлого, ни будущего. Для него прошлое и будущее суть актуальные моменты его настоящего, которыми он обладает сразу. -

Этот ответ слишком абстрактен и потому неудовлетворителен. Ведь еще не удалось показать, что позиции II и III «Алеф» полагает единым актом. У Гегеля, по-видимому, дело обстоит проще. «Дух» разделяет себя на свои моменты («Идею» и «Природу»), но это разделение остается для него «внутренним», и уже тем самым оно фактически сразу же есть «снятое разделение», т.е.

- абсолютный дух. Поэтому и получается, что такое «перводеление» (Urteil) реализуется в самом же метафизическом пространстве, создаваемом единством абсолютного духа, что означает снятие этого разделения, его замкнутость в этом единстве (Schluss) и т.д. Здесь действительно получается единый акт - «сохраняющее снятие» инобытия, в котором абсолютный дух и полагает сам себя. У Шеллинга же тот факт, что позиция II реализуется в метафизическом пространстве единства абсолютного духа, еще не означает ее «одновременного» снятия в позиции III. То, что позиция II пронизана единством К, означает, правда, что в ней имеет место как ST, так и SR. Вне единства с К, а значит, вне соотношения с Ним, т.е. вне соотношения SR, не может быть ничего, в том числе и действительного инобытия Его форм, «напряженно» соотносящихся в этом своем инобытии друг с другом, т.е. соотношения ST. Однако эта замкнутость в К и пронизанность соотношения ST соотношением SR еще не означает действительного снятия ST. Для этого снятия, по Шеллингу, необходимо нечто большее, а именно - приведение первой формы посредством деятельности второй формы в исходное положение. Результат - Троица. Но, как уже подчеркивалось, К на Троицу не завязан, а потому Он не есть этот результат, но лишь присутствует в этом результате в качестве прорыва. Поэтому утверждение, что позиция II замкнута в К, не тождественно утверждению, что она замкнута в Троице. А поэтому еще не доказано, что «начало» мирового процесса (позиция II) и его «конец» (позиция III) полагаются абсолютным духом единым актом.

- И все же то обстоятельство, что К не привязан к своим трем формам, не означает, что они не привязаны к Нему: напротив, они коренятся именно в Нем. И если бы мы сказали, что в Нем как таковом этих форм нет, то мы тем самым утверждали бы, что Он есть иное по отношению к ним. Это бы значило, что мы превратили бы Его в четвертую форму, что, по Шеллингу, недопустимо. Поэтому придется согласиться с тем, что по отношению к своим формам К выступает как Неиное. Ведь в позиции I К созерцает свои формы именно в себе самом. Поэтому создаваемое в позиции II напряжение SR есть отношение подвергнутых обращению потенций к К как для себя сущему единству его же собственных имманентных форм. А поэтому SR есть отношение к триединству, не устраняемому полаганием позиции II. Чем же будет это триединство по отношению к позиции II? Может быть, это будет триединство все той же I позиции? Но мы знаем, что, по Шеллингу, позиция I при полагании позиции II как бы выпадает из вечности и уходит в «прошлое». И все же К, полагая позицию II, не утрачивает самого себя, причем Он сохраняет себя вместе со своим собственным триединством, ибо Он не есть иное по отношению к нему. А может быть, это будет некое триединство, фиксированное в самой же позиции II как таковой? Такое триединство (как будет потом показано в пассаже о диалектике представления у Шеллинга) в позиции II действительно присутствует. Однако это есть триединство превращенных форм, некое «тангенциальное», периферическое триединство, имманентно-трансцендентным ядром которого выступает опять-таки К как единство своих форм, причем не превращенных, а сущих как таковые. Все это как раз означает, что три формы абсолютного духа, положенные в позиции II, будучи пронизаны и охвачены единством К , находятся в отношении SR к себе же самим, но как пребывающим на своих естественных метафизических местах даже «после» перевода позиции I в ее метафизическое «прошлое». Но это в свою очередь значит, что и после снятия позиции I (вечность этой позиции - если ее вообще допустить - лежит совсем в ином метафизическом измерении86) существует некая - отличная от позиций I и II - метафизическая позиция, к которой позиция II находится в отношении SR. Так вот эта позиция не может быть ничем иным, кроме как позицией III. Но это как раз и означает, что К полагает позиции II и III сразу, единым актом. Поэтому следует допустить, что абсолютно действительная, актуально сущая Троица полагается вместе с позицией II. Следовательно, эта Троица не возникает «в результате» снятия позиции II. Результат мирового теогонического процесса есть поэтому не «возникновение» Троицы, а ее метафизический прорыв. При этом Троица, которая действительно созидается, собирается и возникает в результате этого процесса возвращения форм абсолютного духа к своему исходному бытию, парадоксальным образом просто совпадает с вечной Троицей, полагаемой абсолютным духом - единым вечным актом - «одновременно» со столь же вечной позицией II. К этому «результату» можно отнести слова Тейяра де Шардена: «Последний член ряда, он вместе с тем вне ряда»87. Или: К, сущий в качестве Троицы, полагает себя в качестве локализованного в актуальной бесконечности «последнего члена» привативно бесконечного ряда (теогонического процесса), который сам остается «вне» этого ряда. ?

<< | >>
Источник: Кричевский А.В.. Образ абсолюта в философии Гегеля и позднего Шеллинга [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М. : ИФ РАН,.. 2009

Еще по теме Возможное возражение.:

  1. 3.5.2. СТОРОНЫ СТАНОВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ 352.1. ВОЗМОЖНОСТЬ 3521.1. Общая характеристика возможности
  2. § X. Устраненные возражения
  3. Ответы на некоторые возражения
  4. Раздел второй. Ответы на возражения
  5. Опровержение прочих возражений
  6. § 21. Защита и возражения против иска 64.
  7. Возражения против генетической теории
  8. 3. КРИТИКА ВОЗРАЖЕНИЙ ПРОТИВ ПСИХОЛОГИИ НАРОДОВ
  9. Раздел второй. Ответы на возражения, выдвинутые против наших положений 33.
  10. Раздел второй. Ответы на возражения против данного нами определения термина 12.