<<
>>

2.1. Культура как регулятивная система высшего уровня

Установившийся в науке взгляд на культуру как особую реальность, имеющую истоки и основание в духовной деятельности человека, способствовал категоризации понятия культуры, а следовательно способствовал становлению и развитию социогуманитарного знания.
Но ограниченность этого подхода состояла в том, что культура понималась как система особого рода, не имеющая ни в своем происхождении, ни в своем содержании ничего общего с естественными системами, кроме того, что она функционирует в естественной среде. Построить социогуманитарное знание на основе общенаучного единства естественных дисциплин и социогуманитарных дисциплин возможно в контексте анализа системы «человек - природа» и привлечения методологии системных исследований. С позиций теории организационных систем культура представляет собой ингресивный725 механизм, опосредующий взаимодействие общества и природы. Понимание культуры как специфического средства взаимодействия со средой, связанного с производством искусственных материальных и идеациональных объектов, переводит культуру из разряда единичных феноменов в ряд специфических, но детерминированных объективными факторами систем, следовательно, имеющих объективную верификацию. 142 Такой подход был предложен еще классиком культурологии Б.Малиновским143, но до сих пор встречает возражения в среде гуманитариев. Малиновский определяет культуру как целостный инструментальный аппарат, с помощью которого человек удовлетворяет свои потребности в процессе взаимодействия со средой144. Самый «гуманитарный» объект - культуру, который так мыслится со времени конституирования гуманитарного знания, английский антрополог предлагает исследовать как естественный объект. Он недвусмысленно возвращает культурологические исследования в методологическое русло естественных наук (но уже неклассической парадигмы): «теория культуры должна изначально основываться на биологических факторах»145.
Содержательно любая теория любого генезиса (любого объекта или явления) включает в себя способы решения следующих проблем: 1. причины возникновения объекта, 2. источник развития, 3. принципы развития, 4. механизмы развития. Так как сообщества (стаи, стада, прайды и т.д.) существуют и в животном мире, а общество как организация индивидов, регулирующих взаимодействия друг с другом посредством норм - искусственных, внебиологических детерминант поведения, то проблема возникновения общества не сводится, но приводит к проблеме возникновения культуры. Поэтому фундаментальной проблемой всего социального знания являются проблемы культурогонии и культурогенеза. Этот алгоритм (причины, источник, принципы, механизмы развития) справедлив для построения концепции как культурогонии, так и культурогенеза. Первая проблема - причины возникновения структуры, связана с решением вопроса о цели существования объекта. Так как исследуемый нами объект - культура возникает у некоторого сообщества живых существ, то вопрос состоит в том, какая потребность вызвала к жизни данное явление. При этом следует помнить, что согласно современным представлениям социобиологии, релационные связи существуют в животных сообществах, социетальное сообщество существует только у человека. Надо сказать, что в социальном знании, и в культурологии, в частности, структурнофункциональный подход разрабатывался уже достаточно давно (см.гл. 1). Содержание этого подхода в лаконичной форме можно сформулировать следующим образом: функция порождает структуру. Поэтому назовем этот фактор, для которого возникает объект или структура в объекте системообразующий фактор или структурообразоющий фактор. Под системообразующим фактором (СОФ) для социетального общества как системы будет пониматься реально существующая потребность, проблема (принцип функциональности), которую необходимо решать системе, объекту - в данном случае, человеческой популяции - в целях сохранения жизнеспособности (принцип гомеостатичности). Системообразующие факторы (СОФ) - это факторы, которые обеспечивают возникновение системных свойств объекта.
Применительно к человеческой популяции - это функциональные потребности, которые должны быть удовлетворены в целях обеспечения существования в конкретной среде - потребности воспроизводства системы (технология обеспечения жизни). Родовое отличие человека как биологического вида (точнее - рода Homo) от других живых существ и представителей семейства приматов состоит в ином механизме адаптации. Остальные живые существа имеют биологические средства адаптации. Один из них слишком медленный - эволюционное изменение самого организма. Другой из них, условные рефлексы - недостаточный. Если изменения происходят слишком быстро, такие организмы не успевают адаптироваться. Высшим животным доступен способ адаптации, который позволяет адаптироваться к более быстрым изменениям среды посредством выработки условных рефлексов. Условные рефлексы не могут преодолеть организмических ограничений. И только человеку доступно иное средство адаптации, которое позволяет преодолеть организмические ограничения и реагировать на катастрофические изменения путем создания искусственной среды обитания и формирования внебиологических способов регулирования жизнедеятельности. Культура в различных концепциях предстает как довольно противоречивое явление. Это понятие может содержать в себе интенцию поступательности, если она определяется как объем материальных и культурных ценностей, накопленных обществом в ходе своего исторического развития. Но в традиционалистском подходе, если культура понимается как совокупность традиций, в абсолютном виде культура - это сохранение образцов и идеалов, из которого вытекает идея консерватизма, циклизма и локальности. Такой подход отражает некоторые тенденции в развитии культуры, но только в закрытых социокультурных системах, взаимодействия с которыми, как правило, носят суженный характер или практически невозможны. Также понятие культуры может быть расширено до обозначения вообще всех объектов, имеющих искусственное происхождение. Такой подход характерен для антропологов и археологов, по роду исследовательских задач имеющих дело только с материальной культурой.
Духовная культура предстает для них опосредованно и как идеальное выражение уровня развития материальной культуры. Но для большинства научных дисциплин, имеющих объектом исследования культурные явления, как раз артефакты являются материальным воплощением символического выражения восприятия реальности. Абсолютизация материального начала или духовного, прогрессизма или традиционализма, личностного или социального не может отразить сущность культуры. Понятие культуры содержит в себе все стороны человеческого бытия. Итак, содержание понятия культуры включает в себя отражение специфических способов человеческого бытия, которые отличают род Homo от других живых существ, живущих социальным образом жизни. Самый общий взгляд на человеческую природу обращает внимание на главное видимое отличие - человеческое бытие связано с наличием психики и социальной организации. Но проблема заключается в том, что ни феномен психического, ни феномен социального по отдельности не могут служить специфическим признаком культуры - способа и формы существования человеческого общества. Отечественная729 и зарубежная психология146 147 148 однозначно выводят психику человека из развития психики животных757. Точную границу социальности обнаружить также невозможно149 150. Долгое время отрицалась возможность применения к животным сообществам категории «социальный», но современные представления о социальном, распространяют понятие социального на животный мир (о чем свидетельствует появление новой отрасли знания - социобиологии), а для человеческих сообществ введено понятие социетального (обозначающего общественное, в его совокупности с культурным)151 152. Культура есть продукт психической деятельности человека. В этом контексте, культура может быть выведена как следствие биологической эволюции - самоорганизации живых существ. Так как невозможно определить четкую границу возникновения культуры ни по социальным признакам, ни по психическим (когнитивным), вероятно, единственным однозначным критерием наличия культуры у сообщества может служить только способность производить искусственные материальные объекты153.
Но способность конструировать материальные объекты неразрывно связана со способностью к проективной деятельности и наличием воображения. То есть о наличии высших психических функций. Более того, проективная способность не только обеспечивает создание искусственных материальных объектов, но и возникла для обеспечения создания таких объектов. Вместе с тем, то, что высшие психические функции являются прямым следствием воздействия культуры как среды, является не только научнотеоретической концепцией психики, но и имеет столь обширную экспериментальную и эмпирическую аргументацию, что другие концепции психогенеза по своей доказательной базе представляются несостоятельными755. Психические функции являются следствием социализации - воздействия социальных институтов. Целостность человеческого бытия не позволяет расчленить материальное и идеационное, предметное и психическое, социальное и биологическое. Итак, есть только один, но комплексный и системный критерий «культурности», «человечности» - культура как специфический способ существования людей, связанный с производством искусственных средств («возделыванием») овладения действительностью. Нужно также сказать, что производство искусственных средств обеспечения жизни является не только специфическим способом существования людей (гоминидов), но его формой. В зависимости от среды, которую следует возделывать, изменяются и средства возделывания. Группы гоминидов, заселившие пространства, непригодные для земледелия, никогда не создадут средств обработки земли. А кочевой образ жизни воспрепятствует возникновению многочисленных сложных социальных образований. Группы гоминидов, заселивших пространства, не только позволяющих обеспечить жизнь большому количеству особей, но и технологически требующих согласованного труда большого количества индивидов, вынуждены будут создавать специализированные социальные группы, профессионально занимающиеся организацией труда. Группы гоминидов, заселивших урбанизированные пространства, вынуждены будут создавать специфические средства 154 трансляции ценностей для огромных масс населения - то, что в совокупности называется «массовая культура».
Такой способ жизнедеятельности - производство искусственных средств и искусственной среды, производит и различные формы жизнедеятельности. Поэтому определяем понятие культуры как способ и форма существования сообществ, связанный с производством искусственных средств овладения действительностью и обеспечения жизни. Такое понимание культуры, во-первых, позволяет однозначно определить границу ее возникновения. Во-вторых, позволяет включить в понятие культуры все специфические виды человеческой деятельности (не только символическую или познавательную, или художественную и т.д.) - технологическую, социальную и символическую. В-третьих, такое понимание культуры позволяет не исключать из анализа сообщества, не имеющие каких- либо институциализированных сфер культуры, например, художественной, религиозной или какой-либо иной, которые имеются у сложных социокультурных систем. В-четвертых, такое понимание культуры снимает оценочность в анализе культурных феноменов, так как способ и форма существования адекватны среде существования, и тогда не могут быть признаны «высшими» или «низшими», а могут быть только приспособленными или неприспособленными к среде обитания. При этом, под средой понимается не только природная - естественная среда, а среда, включая ее социальную составляющую, а также искусственную - технологическую. При рассмотрении системообразующиего фактора психики А.Н. Леонтьев предположил, что первичные формы отражения возникли для отражения свойств среды при неоднородной её организации756, т.е. появление в первичном океане (коацерватном «бульоне») организмов, выделенных из среды, заставило часть этих организмов сформировать у себя способность к отражению быстро меняющихся свойств среды. Н.В.Беломестнова 155 156 предложила следующую концепцию детерминантов генезиса психики . Системообразующим свойством (фактором) носителей психики (животных) является гетеротрофное питание, а системоформирующим - способность к спонтанной активности. Т.е. психика возникла у организмов, вынужденных питаться чужим органическим веществом и способных при этом спонтанно передвигаться (в отличие от аутотрофов, растений). Дальнейший анализ фундаментальных проблем строения и развития психики в парадигме естественно-системного подхода заставил ввести её (психику) в метасистему 138 регуляторных систем организма , изменив после этого взгляд на главную функцию157 158 159. Главной системообразующей функцией становится регуляторная, а функция отражения становится сервильной, служебной по отношению к регуляции. Отсюда и существенно изменившаяся дефиниция психики: психика - одна из регуляторных систем (подсистем) организма, осуществляющая свои функции с помощью отражения свойств внешней и внутренней среды и трансформирующего взаимодействия с внешней средой. Таким образом, принципиально изменяется на фундаментальную функцию сознания: возникшая на основе нервной психическая система, в свою очередь породившая специфически человеческую систему регуляции - сознание. В итоге сознание приходится признать самостоятельной системой регуляции, порожденной психикой (как психика была порождена нервной регуляторной системой), но имеющей свои законы функционирования, отличные от психических. Но завершилась ли эволюция регуляторных систем с окончательным формированием сознания? Ведь сознание, даже порождённое коллективным взаимодействием, всё же принадлежит индивидууму. Предложенная концепция уровней регуляции позволяет построить непротиворечивую теорию культуры, включающую уже доказанные ранее теории культуры как частные случаи. Системная организация сложных объектов предполагает, что 140 их гомеорезис протекает в соответствии с принципом конгруэнтности, (который подразумевает, что сложный объект развивается таким образом, что каждая новая подсистема является дериватом самой системы, и поэтому наследует ее свойства и функции). Это означает, что культура, являясь продуктом и свойством сознания (постнеклассические принципы познания, а именно - принцип дополнительности, позволяет объекту быть одновременно и продуктом, и свойством, и даже условием самого себя), генеральной, системообразующей функцией, имеет регуляторную функцию (как наследуемую от метасистемы), а остальные (предлагаемые разнообразными концепциями культуры) представляют собой системоформирующие и сервильные по отношению к корневой. Такая интерпретация функций культуры отвечает установившемуся в современной культурологии определению культуры как способа и формы существования, связанных с использованием искусственных средств взаимодействия с действительностью, имеющих материальное (искусственные органеллы - орудия труда, заменяющие отсутствующий коготь, клык и т.д.) и идеациональное (искусственные регуляторы поведения - нормы и традиции, замещающие инстинкты) содержание. Материальные и идеациональные артефакты выступают в этом случае как способы регулирования отношений в системе человек - среда, где среда понимается как социоприродная система, так как средой для индивидуума также выступают другие члены сообщества. Итак, системообразующей функцией культуры является регуляторная функция, а культура как регуляторная система высшего уровня возникла у триотрофных организмов, т.е. питающихся органическим веществом 160 организмов, способных к самостоятельной активности, и при этом способных к символическому отражению действительности и, вследствие этого, порождающих новый «субстрат», продукт своей деятельности - пространство смыслов, индивидуальное и общекультурное (так называемая «генерирующая функция сознания»747). Способность к созданию искусственных знаков- символов развилась в культуру как способ и форму существования человеческих сообществ, регулирующих отношения со средой посредством материальных и ментальных артефактов. Таким образом, системообразующим фактором для возникновения культуры является необходимость триотрофного питания (питания организмами, требующих адекватных способов взаимодействия) и способных при этом к созданию искусственных знаков - символов, а сама культура (но не общество) выступает как регуляторная система надиндивидуального уровня. Вопрос о соотношении подсистем в регуляторной системе высшего уровня - культуре решается посредством структурно-функционального и генетико-иерархического анализа этой системы. В антропологии критерием, отделяющим людей (включая предлюдей) от животных являются не анатомические особенности, а способность изготовлять орудия при помощи орудий, то есть орудийная деятельность. С этим связаны и трудности идентификации антропологических видов. Например, полемика 60-х гг. ХХ в. вокруг природы хабилисов заключалась в том, что по своей морфофизиологической организации, включая структуру мозга, они относятся к животным, но установлено однозначно, что они производили орудия при помощи орудий, то есть имели орудийную деятельность, с которой связано наглядно-действенное и наглядно-образное мышление161 162 163 164 и обязательно наличие воображения, целеполагания и воли165. Существующая научная позиция, что границей возникновения культуры является наличие регулирования полового инстинкта744, не может быть в настоящее время признана достаточно обоснованной. Современная социобиология утверждает, что регулирование полового инстинкта имеет место еще у животных745, поэтому в отдельности этот критерий не является показателем наличия специфического человеческого свойства. Единственным достоверным критерием наличия специфического способа обеспечения жизни - культуры, особенно учитывая ограниченные возможности реконструкции, является способность создавать искусственные материальные средства овладения действительностью - орудия труда. Как пишет Козлова М.С., «человек оказался единственным приматом, создавшим собственную адаптивную нишу в виде искусственного окружения»746. Материальная культура появляется как субстрат культуры (понимая его как простейшие структуры или образования, которые обусловливают конкретные свойства целостного объекта), и обусловливает когнитивные способности субъекта - в связи с необходимостью их создавать и использовать, социальные свойства - в связи с необходимостью ограничивать их применение в ущерб представителям своей общности, а также ценностные ориентации субъекта - в связи с необходимостью мотивировать индивидов на необходимые формы поведения и виды деятельности. В этом смысле вполне оправдана археологическая традиция названия культуры по технике изготовления орудий. Социальные связи747 (как уже упоминалось) существуют уже в животном сообществе, но именно технология требует усложнения социальной организации, тогда как отправление биологических функций (воспитание 166 167 168 169 потомства) требуют более простой организации. Использование искусственных орудий труда определяет преодоление животных форм социальной организации. Переход от доминирования сильного самца в стаде к объединению родственных особей, состоящего из малых семей (что имеет археологическое подтверждение) был связан с групповой охотой на крупных животных с использованием сложноорганизованной (сложнорегулируемой) деятельности170. Появление новых форм социальной организации - триба, филэргон171, род, отличной от животных форм - стадо, стая, популяция, всегда было связано с усложнением орудий труда и способом их использования. «Малая величина сообщества и самостоятельная активность его подразделений связаны с использованием для добывания пищи внешних предметов, зачаточной охоты, всеядностью, а также с отсутствием доминирования отдельных особей, свойственной большей части групп приматов...Доминирование отдельных самцов... не совместимо с индивидуальной активностью по нахождению и использованию внешних предметов»172 173 174. Охота на крупных животных стала следствием совершенствования техники обработки камня и повлекла за собой укрупнение групп. Переход к лиманному земледелию определил оседлый образ жизни и появление поселений, включавшие сотни человек. Эти крупные группы людей потребовали управленческих структур и вызвали к жизни вождества. Эту зависимость организационной структуры от инструментальной мощи А.П.Назаретян выражает в форме закона: «закон техно-гуманитарного баланса - состоит в том, что чем выше мощь производственных и боевых технологий, тем более совершенные средства сдерживания агрессии необходимы для сохранения социальной системы» (курсив автора - О.П.)757. Нам трудно судить о когнитивной сфере первых гоминидов или, как их еще называют, архантропов, и тем более, духовной. Мы можем это делать только опосредованно, распредмечивая обнаруженные артефакты. Бесспорны только следующие положения. 1. Изменения в технологии свидетельствуют о достигнутой способности гоминидами способности воспроизводить в уме общее представление о форме и назначении предмета. 2. Новая каменная индустрия связана с необходимым появлением способности к понятийному мышлению и формированию символической сферы. 3. Появление символического отражения реальности в форме зачатков искусства по времени совпадает с появлением сложной техники обработки камня (серийное производство, специализированная обработка - шлифование, ретушь, разнообразие типов орудий). Имеющийся эмпирический материал свидетельствует о том, что первые материальные признаки культа появляются значительно позже, чем орудийная деятельность, но ранее возникновения человека современного. Первые достоверные признаки наличия культа обнаружены академиком Окладниковым в пещере Тешик-Таш752. Это захоронение неандертальского мальчика относится к эпохе ашель по технологической датировке и хронологический возраст его около 140 тыс.лет175. Свидетельства о наличии духовной культуры в виде орудий труда, напрямую не использовавшиеся в трудовой деятельности176, также относятся к этой же эпохе, тогда как возраст самых ранних артефактов, как свидетельствуют последние открытия - 3,6 - 3,7 млн.лет177. Таким образом, следует сделать вывод, как минимум, о более раннем возникновении орудийной деятельности, чем духовной, культовой. Но не вызывает сомнений, что материальная деятельность людей (и предлюдей) необходимо имеет обратную связь с социальной организацией (и социальной деятельностью), а также с символической деятельностью. При этом, культура как «возделывание» - создание искусственной реальности уже реально существует, тогда как разделение ее на специализированную технологическую, познавательную и духовную или политическую, социальную, экономическую, художественную еще не существует. Зато существуют специфические сферы деятельности, взаимно связанные прямыми и обратными связями (любые изменения в любой из сфер находятся по отношению друг к другу в функциональной зависимости), и требующие специфических способностей (которые и «культивируются»): технологическая, социальная и символическая. Из этих сфер в ходе эволюции формируется все многообразие человеческой деятельности. Развитие технологии приводит к специализации, дифференциации и институциализации культуры быта, культуры топоса, культуры производства и т.д.; развитие (количественное, в результате совершенствования технологии) социума - социальной культуры, приводит к институциализации различных форм организационно-управленческой деятельности и появлению культуры правовой, нормативной, политической, стратификационной и т.д; развитие символической сферы институциализируется в религиозной культуре, художественной, познавательной и т.д. Таким образом, системообразующим фактором для специфической формы существования человеческих популяций - социальной системы является культура как регулятивная система высшего порядка, заключающаяся в способности создавать искусственные материальные и идеациональные средства взаимодействия с действительностью. Это означает, что парсоновская концепция социетальной системы должна быть пересмотрена в пользу культуры как метакатегории социальной теории вообще, а не только культурологии, в частности. В таком случае, социальная система как система релационных отношений представляет собой подсистему и находится в зависимости от культуры как способа обеспечения жизни. В такой парадигме - культура как искусственное по происхождению, но естественно-детерминированное средство взаимодействия с действительностью, иначе решается проблема происхождения культуры и проблема рубежа «культура - дикость», и так называемого «мозгового рубикона». Биологические предпосылки возникновения интеллекта выступают лишь структуроформирующим фактором культуры - объектными, реально существующими свойствами биологического рода Homo. Это означает, что функциональные свойства головного мозга, которые можно определить как наличие интеллекта, уже реально существуют, но не реализуются во всей полноте в силу отсутствия артифицированной среды, в которой этот интеллект актуализируется756. Структурообразующим фактором культуры выступает способ обеспечения жизнеспособности популяции, связанный с производством материальных и идеациональных артефактов. Деятельность человека по производству артефактов является актуализацией основного родового свойства человека - способности к символической деятельности . Одним из важнейших положений современной психологической теории является положение о том, что формирование человеческого интеллекта в социальной среде отвечает только требованию необходимости, но не отвечает требованию достаточности. Достаточным условием актуализации когнитивной потенции человека является развитие интеллекта в артифицированной среде. То есть культура выступает не только средством обеспечения жизнеспособности популяции, но и антропоформирующим фактором. Понимание культуры и как артифицированной среды, в которой формируется человек, и как продукта человеческой деятельности позволяет выделить еще один аспект глобальных социокультурных процессов - когнитивный аспект. Уже антропологические и культур-психологические исследования начала ХХ в. позволили сделать выводы о том, что так 178 179 называемое первобытное мышление не является «нелогическим» мышлением (Л.Леви-Брюль, К.Леви-Стросс, М.Коул), а представляет собой когнитивную стратегию, адекватную решаемым популяцией проблемам. Поэтому каждая технология обеспечения жизни - культура как средство, и культура как среда актуализирует необходимый для успешного функционирования популяции когнитивный стиль. Антропологический аспект социокультурных процессов заключается в том, что культура формирует новые когнитивные и физиологические свойства биологического вида Homo sapiens на всех этапах эволюции человеческого общества. Современные медико-биологические исследования (Казначеев В.П. и др.) свидетельствуют о том, что биологическая эволюция человека не завершена с возникновением культуры, а продолжается под воздействием культуры. Таким образом, культура существует не только как ментальная знаково-символическая система, но как объективированный средовой фактор, детерминирующий поведение индивидуумов и социальных групп. И как объективный фактор детерминации социальных процессов может быть исследована средствами объективного знания. Концептуализация понятия культуры происходила в русле классических научных подходов. В парадигме классической науки культура рассматривалась как особая реальность, представляющая собой принципиально отличное от естественных, природных систем образование. Методология познания сложных саморазвивающихся систем позволяет построить естественную модель строения и функционирования сознания и культуры. Современная научная позиция заключается в том, что если некий феномен можно объяснить естественными рациональными средствами, то это и является достаточным его объяснением. Проблема ввода психики, сознания и культуры в общую метасистему Универсума, позволяющую рассматривать эти объекты исследования в ряду объектов классических наук, то есть проблема применения к ним методов естественных наук, до сих пор представляет собой серьезное препятствие в развитии социогуманитарной теории. Вместе с тем, на настоящем этапе развития социального и гуманитарного знания научным сообществом обосновано положение о том, что сознание (как и психика) является дериватом материи и возникло как система, регулирующая отношения между организмом и сверхсложной средой. Причем, сознание возникло у тетратрофных организмов как необходимое средство взаимодействия с объектами удовлетворения витальных потребностей (объекты питания), обладающих сложным поведением (хищников, обладающих не только собственной активностью, но и сложными реакциями). Но сознание, как естественная регуляторная система, принадлежит индивидууму, поэтому для того, чтобы регулировать взаимодействия индивидуумов, обладающих сверхсложной ингрессивной системой (опосредующей отношения между разнородными системами «человек - среда»), потребовалась ингрессивная система во взаимодействиях человек - общество - природа. Культура как регуляторная система высшего уровня, являясь дериватом регуляторных систем, также должна включать принципы и структуры предшествующего уровня и новые элементы, как необходимые ингрессивные (опосредующие) механизмы759. И если техника и, в целом, материальная культура, является органопроекцией биологического тела человека (усовершенствованные органы), то должны существовать и остальные проекции человека как сложной системы. Человек как тетратрофное существо, обеспечивающее собственное существование посредством сложной целенаправленной деятельности, регулирует отношения со средой (природной и социальной) инстинктами, унаследованными от триотрофов (животных), и проекцией инстинктов, регуляторной системой более высокого уровня - нормами, правилами, законами. Проекцией репрезентации, которая 180 181 существует и у высших животных, обладающих способностью оперировать образами предметов, отсутствующими в поле восприятия, являются когниции182. Когниции как цели, истины, смыслы конституируются как духовная культура. Таким образом, структура культуры связана с ее генезисом и фундаментальными функциями, которыми приходится выполнять системе. Таким образом, понимание культуры как ингрессивного механизма позволяет обосновать концепцию культуры в категориях позитивного знания, не прибегая к биологизаторским редукциям. Культура как одна из регуляторных систем находит своё место среди всех систем Универсума независимо от их природы (физической, биологической, психической, символической) и поэтому может быть введена в поле действия общесистемных законов и закономерностей и исследована и верифицирована общенаучными методами познания. Вторая проблема (первая проблема - причины возникновения самой структуры, то есть цели развития) - проблема источников развития (то есть факторов развития) связана с решением вопроса об объектных свойствах, то есть реально существующих свойствах объекта, из которых формируется будущая структура, выполняющая данную функцию. Поскольку структурногенетический подход предполагает, что всякая структура формируется из реально существующих элементов, и форма, в которой реализуется функция, зависит от исходных структур, то назовем этот фактор системоформирующим фактором. Под системоформирующим фактором (СФФ) для культуры как системы будем понимать свойства объекта - сообщества гоминидов как биологического рода Homo, которые позволили создавать и использовать искусственные средства взаимодействия с действительностью. Свойства эти как объектного характера - как объекта биологического мира (прямохождение, манипуляция передними конечностями, бинокулярное зрение и т.д.), так субъектного характера (также реально существующие) - как субъекта, способного активно взаимодействовать с действительностью (способность отражать объективную реальность в символических образах, способность действовать вопреки биологическим инстинктам и т.д.). Таким образом, системоформирующими факторами (порождающими структуру культуры) являются способность к предметной деятельности (создающей материальную культуру), способность к символической деятельности (создающей символическую по субстрату, духовную по содержанию, культуру) и способность социальной деятельности (создающей надбиологические регуляторы поведения). Поскольку мы строим универсальную социальную теорию, объясняющую функционирование любой социетальной системы, а не только сложноорганизованных цивилизаций, постольку наш анализ должен включать синполитейные общества. В социальной теории почти не встречается категория синполитейного общества именно по той причине, которую обозначил Т.Парсонс (см. гл.1): традиционно предметное разграничение между социологией и антропологией пролегало по границе между современными сложноорганизованными общества и архаическими. В отечественной традиции существуют (хотя и не широко используются) обозначения для исторических обществ, не имевших сложную политическую организацию (и вообще, институциализированную политическую деятельность), и для обществ, современным цивилизациям, но также сохранившим синкретическую организацию. В концепции советского антрополога А.И. Перщица767 первобытные исторические общества (до возникновения классовых обществ) называются апополитейными (от греч. апо - до и политеа, или полития - государство), а первобытные общества, сохранившиеся до настоящего времени синполитейными (от греч. син — со-, одновременный). Создание универсальной социальной теории необходим наиболее полный охват объекта исследования - многообразия человеческих 183 184 обществ, поэтому стоит включать в анализ и те, и другие общества. В этом случае следует признать, что концепция социальной структуры общества Парсонса получает еще один аргумент против. Политическая подсистема не может быть признана как рядоположенная ни культуре, которая как показано, является метакатегорией, ни социальной подсистеме, которая как релационная система является зависимой от способа обеспечения жизни. Политическая система185 является дериватом социальной системы, то есть подсистемой нижележащего порядка, так как в некотором типе общественных отношений институциализированные политические отношения существуют, а в некоторых они распределены в социальной системе (например, в иерархии родства). Культура как специфический способ обеспечения жизнеспособности популяции, требует для своего осуществления средств мотивации и активизации деятельности, необходимой для социальной целостности, иногда даже в ущерб индивиду (что отличает человеческое сообщество от животных). Эта сфера, называемая у Парсонса культурной, существует у всех популяций гоминидов, в том числе исторических, синполитейных и цивилизационно-организованных. Но у обществ, имеющих институциализированную культуру, символическая деятельность дифференцируется, конституируя познавательную культуру, художественную культуру, идеологическую культуру. Конкретные формы всех этих подсистем находятся в функциональной зависимости от доминирующего способа обеспечения жизни. Например, наличие станковой живописи, а также скульптуры характеризует художественную культуру промышленного общества, тогда как для номадических культур технологически (системно) возможны только мелкая пластика и декоративный орнамент. Система духовных ценностей как средство мотивации и активизации человеческой деятельности также находится в прямой зависимости от технологии обеспечения жизни. Для обществ, существующих за счет земледельческой технологии, связанной с общественным разделением труда и ограниченной земледельческой культурой (в агрономическом смысле) территорией, формируется эмоционально-образная система ценностей - религиозная культура. Общества, обеспечивающие свое существование посредством индустриальной технологии, связанной с необходимостью высокинтегрированного социума и контроля большого количества ресурсов, формируют рационально обоснованные системы ценностей - идеологии. Итак, форма конкретных общественных систем зависит от основных форм человеческой деятельности, обеспечивающих жизнеспособность системы: технологической (обеспечивающей производство потребляемого продукта), социальной (обеспечивающей регулирование взаимодействия в процессе воспроизводства) и символической (обеспечивающей коммуникативно-мотивационную деятельность). При этом познавательная деятельность является дериватом технологической, так конституировалась как сервильная для производственной деятельности. Таким образом, под системоформирующими факторами (СФФ) для культурных систем будем понимать реально существующие в момент формирования социокультурной системы свойства культурного субстрата - социальные характеристики общества, на базе которого формируется система (общество может быть как гомогенным, так и полиэтническим), ментальные характеристики (оно может быть идеологически однородным и поликонфессиональным), материальные условия существования (доминирующая технология обеспечения жизни). Подводя итог изложенному, предлагается строить универсальную социальную теорию, опираясь на следующие положения. Социетальный подход предполагает зависимость свойств социальной системы от культурных параметров общества, так как общественные (релационные - по Парсонсу) отношения существуют и в биологических сообществах. Поэтому именно культура как способ и форма жизнедеятельности выступает как системная целостность, а социальное, как и психическое выступают как инвариантные в пределах культурной целостности. Традиционная классическая наука ставила перед исследователем социальных систем и социальных процессов вопрос методологического характера: структура или история, синхрония или диахрония, временной или вневременной анализ? В этом противопоставлении и проходила граница между социальным знанием, которое изучало в основном статику, и гуманитарным, где царила дескриптивность, феноменология. Постнеклассическая парадигма снимает это противопоставление. Анализ сложного объекта любого масштаба, исследование любого социального феномена должно включать в себя и структуру, и историю, то есть это должен быть не только структурно-функциональный, но и, в первую очередь, структурно-генетический анализ, так как все социальные объекты, независимо от их масштаба в квантитативном аспекте, в квалитативном аспекте являются сложными системами.
<< | >>
Источник: Плебанек Ольга Васильевна. Социально-философский анализ теоретико-методологических оснований социогуманитарного знания.. 2015

Еще по теме 2.1. Культура как регулятивная система высшего уровня:

  1. Культура как многоуровневая система
  2. 78. КУЛЬТУРА КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОГО РАССМОТРЕНИЯ
  3. 3.7. Культура как фактор социализации личности
  4. Культура как ценность
  5. Глава 1. Культура как феномен
  6. ГЛАВА 4. КУЛЬТУРА КАК ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ
  7. §7. Культура как форма жизни в философии Георга Зиммеля
  8. В. В. Осипчик НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ДУХОВНОЕ ОСНОВАНИЕ РАЗВИТИЯ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА
  9. КУЛЬТУРА КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИ-ЦЕННОСТНЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ М.И. Веренич
  10. Культура как глобальное понятие
  11. ЛЕКЦИЯ №2 (28.02.07) Тема№2 Нормы права и нормативно-правовые акты. Основные правовые системы современности. Международное право как особая система права.