<<
>>

2.3. Основные подходы к историческому прогнозированию: линейная экстраполяция исторических тенденций

Несмотря на то что в большинстве случаев линейная экстраполяция наблюдаемых исторических тенденций ведет к некорректным, неправомерным выводам, она всё же широко 157

использовалась и используется в разных областях общественных наук.

При этом в ряде случаев удается более или менее верно спрогнозировать развитие отдельных сторон общественной жизни, хотя прогнозам такого рода всё же присущи некоторые принципиальные ограничения — даже если их авторами являются выдающиеся исследователи. Среди этих ограничений следует особо выделить следующие: 1)

Выявление лишь самых общих тенденций и «мегатрен-дов», их фиксация в самой обобщенно-абстрактной, исторически неконкретной форме. 2)

Отсутствие конкретной датировки или определения временного интервала прогнозируемых событий, явлений и процессов, их характеристика как «вечно» продолжающихся в будущем. 3)

Абстрактный и «всеобщий» характер прогнозов, часто встречающееся отсутствие четкого указания не только временной, но и пространственной их локализации. Отмеченные ограничения и недостатки особенно хорошо видны на примере рассмотренных выше прогнозов Алексиса де Токвиля. Однако они характерны практически для всех прогнозов, основанных на линейной экстраполяции исторических тенденций. Можно сказать, что в общем случае линейная экстраполяция является первым шагом в прогнозировании, который позволяет в самом общем виде обрисовать возможные перспективы будущего развития, вытекающие из обнаруженных тем или иным исследователем тенденций. Но этот первый шаг недостаточен. За ним должны последовать другие шаги, включающие нелинейную экстраполяцию, учет взаимодействия разных тенденций и построение более сложных прогностических моделей. К сожалению, большинство исследователей ограничиваются первым шагом, и потому их прогнозы часто являются абстрактными, односторонними, не локализованными во времени и пространстве.

Тем не менее существуют примеры, когда даже линейная экстраполяция исторических тенденций, обнаруженных крупным исследователем, приводила к плодотворным результатам в определении перспектив будущего развития. 158

Приведем некоторые продуктивные примеры исторического прогнозирования, основанного на линейной экстраполяции наблюдаемых тенденций. Одним из наиболее ярких примеров такого рода является прогноз выдающегося социолога, экономиста и политолога Макса Вебера о неуклонном нарастании рационализации и бюрократизации в различных сферах общественной жизни, об усилении роли бюрократии в капиталистическом обществе и ее господства над другими слоями населения. Вебер обосновывал неизбежное усиление господства бюрократии общим усложнением процессов управления, растущей потребностью в профессионалах-управленцах с узкой специализацией и строго регламентированными функциями. Это относится не только к государству с его «классической» бюрократией, но и к политическим партиям, в которых по мере роста их численности формируется своя партийная бюрократия, к крупным корпорациям с их корпоративной бюрократией, к профсоюзам, различного рода ассоциациям и т. п. Согласно Веберу, ни капитализм, связанный с либерализмом, ни государственный социализм с его приверженностью к справедливости не могут обойтись без бюрократического господства. Веберу принадлежит, например, следующая краткая характеристика идеологии социализма: «Социализм будущего — фраза, необходимая для рационализации экономики путем сочетания процесса дальнейшей бюрократизации с администрацией, осуществляемой союзами целевого назначения с помощью заинтересованных лиц» [Вебер 1990. С. 600].

В связи с этим Вебер сделал прогноз о том, что неотвратимой перспективой всех демократических государств является тотальная бюрократизация общественной и государственной жизни. На смену классическому капитализму, по мнению Вебера, придет не социализм, а общество, предельно бюрократизированное в целях рационального управления.

В частности, один из сбывшихся конкретных прогнозов Вебера состоял в том, что диктатура пролетариата в Советской России неизбежно превратится в диктатуру бюрократии.

В целом прогноз Вебера относительно неизбежности рационализации и бюрократизации общества (причем не толь- 159

ко западного, но и российского, а также многих восточных обществ) подтвердился. Вместе с тем этот прогноз, как это свойственно всем прогнозам, основанным на линейной экстраполяции, носит слишком общий и фатальный характер, в нем указана доминирующая тенденция, но не намечены основные фазы и этапы ее реализации. Кроме того, очевидно, что помимо тенденции рационализации и бюрократизации действуют и противоположные тенденции, связанные с развитием мелкого и среднего бизнеса, местного самоуправления, структур гражданского общества и др. К тому же в современном мире всё более остро стоит вопрос об управляемости процессов экономического, социального, политического развития, о том, что бюрократия всех уровней не хочет и не может справиться с острыми кризисами, потрясающими как отдельные страны и цивилизации, так и всё мировое сообщество. Поэтому, в частности, веберовский «идеальный тип» бюрократии всё больше отдаляется от реальности, а его место занимает тип бюрократии коррумпированной, циничной, преследующей свои частные корпоративные цели.

Обратимся теперь к прогнозам, вытекающим из концепции «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона. Хантинг-тоновские прогнозы глобального политического развития основаны главным образом на линейной экстраполяции исторических тенденций второй половины XX в., но фактически — на более длительных тенденциях исторического развития западной и других цивилизаций, намеченных в упоминавшихся выше работах А.Дж. Тойнби. В самом сжатом виде эти исторические тенденции сформулированы Хантингтоном в виде краткого изложения содержания пяти частей его книги:« Часть I: Впервые в истории глобальная политика и многополюсна, и полицивилизационна; модернизация отделяется от "вестерни-зации" — распространения западных идеалов и норм, которое не приводит ни к возникновению всеобщей цивилизации в точном смысле этого слова, ни к вестернизации не-западных обществ.

Часть II: Баланс влияния между цивилизациями смещается: относительное влияние Запада снижается; растет экономическая, военная и политическая мощь азиатских цивили- 160

заций; демографический взрыв ислама имеет дестабилизирующие последствия для мусульманских стран и их соседей; не-за-падные цивилизации вновь подтверждают ценность своих культур. Часть НГ. Возникает мировой порядок, основанный на цивилизациях: общества, имеющие культурные сходства, сотрудничают друг с другом; попытки переноса обществ из одной цивилизации в другую оказываются бесплодными; страны группируются вокруг ведущих или стержневых стран своих цивилизаций. Часть IV: Универсалистские претензии Запада всё чаще приводят к конфликтам с другими цивилизациями, наиболее серьезным — с исламом и Китаем; на локальном уровне войны на линиях разлома, большей частью — между мусульманами и не-мусульманами, вызывают "сплочение родственных стран", угрозу дальнейшей экспансии конфликта и, следовательно, усилия основных стран прекратить эти войны. Часть V: Выживание Запада зависит от того, подтвердят ли вновь американцы свою западную идентификацию и примут ли жители Запада свою цивилизацию как уникальную, а не универсальную, а также от их объединения для сохранения цивилизации против вызовов не-западных обществ. Избежать глобальной войны цивилизаций можно лишь тогда, когда мировые лидеры примут полицивилизационный характер глобальной политики и станут сотрудничать для его поддержания» [Хантингтон 20036. С. 15-16]. Из этих исторических тенденций, по Хантингтону, вытекают следующие прогнозы будущего мирового политического развития (напомним, что его книга «Столкновение цивилизаций» на английском языке вышла в 1996 г., т.е. задолго до событий 11 сентября 2001 г. и всего последовавшего за этими событиями). «Глобальная война, в которую будут втянуты стержневые страны основных цивилизаций мира, хотя и крайне маловероятна, но не исключена. Подобная война, как мы предположили, может произойти в результате эскалации идущей по линии разлома войны между группами, принадлежащими к различным цивилизациям, и наиболее вероятно, что с одной стороны в ней будут участвовать мусульмане, а с другой — не-мусульмане.

Вероятность расширения войны окажется выше, 161

если честолюбивые мусульманские стержневые страны будут соперничать между собой в оказании поддержки своим выстроившимся в боевой порядок единоверцам. Вероятность эскалации будет меньше, если у родственных стран второго и третьего уровней не будет заинтересованности в своем участии в войне. Более опасная причина глобальной межцивили-зационной войны — изменение расстановки сил между цивилизациями и их стержневыми странами. Если этот процесс будет продолжаться, то возвышение Китая и растущая самоуверенность "самого крупного игрока в человеческой истории" окажет огромное влияние на международную стабильность в начале двадцать первого века. Появление Китая как наиболее влиятельной силы в Юго-Восточной Азии войдет в противоречие с американскими интересами в том виде, как их исторически интерпретировали» [Хантингтон 20036. С. 515 - 516].

Первая часть приведенного прогноза Хантингтона, касающаяся дестабилизации мусульманского мира, во многом уже подтвердилась. Не исключено, к сожалению, что может осуществиться и вторая его часть, связанная с последствиями возвышения Китая. Вместе с тем следует напомнить, что прогноз Хантингтона основан на линейной экстраполяции процессов конца XX в. и поэтому не вполне адекватен более отдаленному будущему, когда основное направление глобальных и локальных процессов может существенно измениться. Так, дестабилизация многих стран исламского мира во многом связана с бумом рождаемости в них, и в случае его преодоления, которое, возможно, произойдет в 2020-х гг., в этих странах изменится и социально-политическая ситуация. То же самое относится и к Китаю, но с той поправкой, что в ближайшие десятилетия Китай, претендующий на роль сверхдержавы, вряд ли сможет ограничить свою экспансию во все прилегающие к нему регионы мира, включая и Россию.

Итак, линейная экстраполяция исторических тенденций, несмотря на присущие этому подходу принципиальные ограничения, в ряде случаев дает возможность обрисовать перс- пективы будущего развития и позволяет создать основу для разработки более конкретных, локализованных во времени и 162

в пространстве прогнозов. Особенно это справедливо в случае исследований крупных ученых, которые видят картину в целом и вьщеляют принципиально важные, долговременные исторические тенденции. Однако и в этом случае линейная экстраполяция должна рассматриваться как необходимый, но лишь первый шаг на пути конкретного прогнозирования; за этим шагом должны следовать другие шаги, связанные с учетом взаимодействия различных тенденций, которые в целом определяют нелинейный характер социально-исторического развития. К сожалению, очень часто даже крупные ученые останавливаются на линейной экстраполяции выделенных ими тенденций, что в итоге создает основу для упрощенного и искаженного понимания прошлого, настоящего и будущего. Чтобы преодолеть эти ограничения, необходимо перейти к нелинейной экстраполяции исторических тенденций.

<< | >>
Источник: Пантин, В.И., В.В. Лапкин. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. - Дубна: Феникс. - 448 с.. 2006

Еще по теме 2.3. Основные подходы к историческому прогнозированию: линейная экстраполяция исторических тенденций:

  1. 3. Об основных методах регионального экономического прогнозирования. Выбор методов прогнозирования
  2. РЕЛИГЕЕВЕДЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ РЕЛИГИИ
  3. МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
  4. 2.2. Основные подходы в изучении права и государства
  5. 1.4. Философы истории и прогнозирование. Сбывшиеся прогнозы Шпенглера, Тойнби, Соловьева, Бердяева, Ясперса, Ортеги-и-Гассета
  6. 2.1. Понятие исторического прогнозирования
  7. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  8. 2.3. Основные подходы к историческому прогнозированию: линейная экстраполяция исторических тенденций
  9. 2.4. Основные подходы к историческому прогнозированию: нелинейная экстраполяция, основанная на ритмах и циклах истории
  10. § 1. Мотивация как психологическая категория Основные подходы к исследованию мотивации
  11. Основные подходы к проблеме ценностей
  12. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТИТУИРОВАНИЮ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Новицкая Т.Е.