<<
>>

5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы

Описанные циклы эволюции международной экономической и политической системы, прогностический потенциал которых отчасти уже был продемонстрирован выше, позволяют заглянуть в будущее и спрогнозировать (или предсказать) основные периоды развития в ближайшие десятилетия и — шире - в первой половине XXI в.
Кроме того эти циклы дают возможность выявить наиболее важные критические (переломные) точки, в которых можно ожидать крупных политических и экономических событий, способных оказать определяющее влияние на жизнь сотен миллионов и даже миллиардов людей. Ввиду важности последней проблемы позволим себе остановиться на ней подробнее. Это тем более необходимо, что таким образом становится более ясной общая методология нашего прогнозирования.

Чтобы проиллюстрировать довольно тонкое и детальное структурирование различных периодов мирового развития, а также возможность выявления множества критических точек с помощью описанной системы эволюционных циклов, остановимся подробнее на внутренней структуре фазы великих потрясений в экономике и политике, которая, согласно приведенной выше схеме, должна начаться с 2005 г. и продлиться примерно до 2017 г. Анализ внутренней структуры этой фазы непосредственно связан с определением перспектив мирового и странового развития в ближайшем будущем и поэтому обладает непосредственным прогностическим потенциалом. Если сопоставить фазы (понижательные волны) великих потрясений 1813-1849 гг., 1921-1945 гг. и 2005-2017 гг., то можно выявить следующую их структуру, которая воспроизводится (или будет воспроизводиться), несмотря на сокращение продолжительности этих фаз. Вся фаза великих потрясений разделяется критическими точками на три практически равные части, причем каждая из этих частей (периодов) имеет собственные характерные черты. Начинается фаза великих 314

потрясений с относительно неглубокого, но заметного экономического и политического кризиса (в первом цикле это был кризис, связанный с поражением Наполеона и распадом наполеоновской империи в 1813—1814 гг., во втором цикле - кризис 1920-1921 гг.

после окончания Первой мировой войны). В первой части фазы великих потрясений (соответственно 1813— 1825 гг., 1921—1929гг.) происходит неустойчивый экономический рост при постепенном, но быстром нарастании политической, экономической и социальной нестабильности в мире; завершается эта первая часть фазы великих потрясений мировым экономическим кризисом (мировой экономический кризис перепроизводства 1825 г., мировой финансовый и экономический кризис 1929 г.), который становится рубежом в развитии мировой экономики и политики. Отсюда, руководствуясь принципом подобия, можно прогнозировать, что после небольшого политического и экономического кризиса 2004—2005 гг., связанного с неудачами США в Ираке, временным ростом цен на нефть, падением доллара и т.п., в период 2005—2009 гг. (первая часть нынешней фазы великих потрясений) будет наблюдаться неустойчивый экономический рост при общем нарастании политической, экономической и социальной нестабильности как в развивающихся, так и в развитых странах мира. Завершится же эта первая часть глубоким мировым экономическим кризисом, который разразится в 20082010 гг. и станет рубежом в мировом экономическом и политическом развитии. Именно этот кризис скорее всего нанесет решающий удар по мировой финансовой пирамиде США, описанной Э. Тоддом: «Таинственными путями деньги, рассматриваемые привилегированными слоями периферии как капитальные вложения, превращаются для американцев в денежные знаки, используемые для закупок по всему миру товаров повседневного потребления. Капитальные инвестиции должны, таким образом, тем или иным способом испариться... Каждое американское банкротство — это для европейских и японских банков превращение в пар их активов» [Тодд 2004. С. 116]. Этому же автору принадлежит следующее предсказание, которое осуществится, по-видимому, именно в 2008—2010 гг.: «Мы еще не 315

знаем, как и какими темпами европейские, японские и другие инвесторы будут общипаны, но они будут общипаны, как куры. Наиболее вероятный вариант — невиданная биржевая паника с последующим крушением доллара.

И такая последовательность событий может иметь своим следствием и конец самого "имперского" статуса Соединенных Штатов... Крушение механизма будет настолько же неожиданным, насколько удивительным было его появление» [Тодд 2004. С. 116].

Вторая часть фазы великих потрясений (соответственно 1825—1837 гг., 1929—1937 гг.) характеризуется тяжелой депрессией в экономике ведущих стран, а также установлением авторитарных или тоталитарных режимов в целом ряде менее развитых стран, относящихся к периферии или полупериферии мирового рынка. При этом низшей точкой (точкой наибольшей глубины экономического, социального и политического кризиса) становится середина этой второй части и всей фазы великих потрясений — 1830—1832 гг. для первого эволюционного цикла эпохи индустриального общества и 1932— 1934 гг. для второго эволюционного цикла. В этой «низшей точке» происходит целый ряд важных политических событий, которые определяют дальнейшее мировое развитие вплоть до самого конца фазы великих потрясений. Напомним в этой связи, что в 1830—1832 гг. в Великобритании, тогда ведущей стране мира, разразился экономический кризис, подтолкнувший страну к важной парламентской реформе; во Франции в 1830 г. произошла Июльская революция, сразу после которой неоднократно вспыхивали различные восстания и массовые выступления рабочих; в той части Польши, которая находилась в составе Российской империи, разразилось восстание, закончившееся взятием Варшавы русскими войсками. Соответственно в 1932—1934 гг. страны Запада переживали самую глубокую депрессию, которая не случайно была названа «великой депрессией»; в США в 1932 г. президентом был избран Ф.Д. Рузвельт, начавший с 1933 г. под давлением кризиса и депрессии осуществлять важные реформы, получившие название «Новый курс»; в начале 1933 г. в Германии к власти пришел Гитлер, и утвердился тоталитарный нацистский режим; в 316

СССР в 1932—1934гг. была завершена коллективизация, получившая название «великий перелом» и по существу означавшая окончательное утверждение нерыночной экономики и тоталитарного политического режима, а после убийства Кирова в 1934 г. — и начало «великого террора»; в Японии в 1932 г. произошел военный путч, убийство премьер- министра «молодыми офицерами», после чего Япония в 1933 г. вышла из Лиги наций и встала на путь милитаризации и подготовки к «большой войне». Таким образом, политические события «низшей точки» фазы великих потрясений подготавливают драматические события ее завершающей части: в первом эволюционном цикле революционные выступления и социальные движения в странах Европы 1830—1832 гг. подготовили «всеобщую» европейскую революцию 1848—1849 гг., а во втором цикле военные перевороты и утверждение ряда авторитарных и тоталитарных режимов подготовили Вторую мировую войну 1939— 1945 гг. Несмотря на различие этих финалов (в одном случае — всеевропейская революция, в другой — мировая война), между ними есть и нечто общее: в обоих случаях в результате этих драматических событий были разрушены старые политические и социальные структуры, мешавшие дальнейшему экономическому и социально-политическому развитию капиталистического общества, а также развитию мирового рынка и мировой политики.

Существенно также, что всякий раз начальной и конечной точками второй части фазы великих потрясений являются экономические кризисы, в результате чего вся эта вторая часть протекает под знаком этих кризисов. Для первого эволюционного цикла границами второй части фазы великих потрясений служат кризисы 1825 г. и 1837—1838 гг., для второго цикла — кризисы 1929 г. и 1937—1938 гг. Иными словами, этот тяжелый период начинается с кризиса и заканчивается кризисом. Во многом с этим связаны драматические политические события, которые происходят в странах, наиболее затронутых кризисом и депрессией. В случае, если страна обладает огромными ресурсами и является мировым лидером, способным эффективно мобилизовать эти ресурсы (Великобритания в 317

1830-х гг., США в 1930-х гг.), кризис порождает ответ в виде важных политических и социальных реформ (парламентская реформа в Англии, «Новый курс» Рузвельта в США). Если же страна находится в уязвимом геополитическом и геоэкономическом положении и не обладает достаточными ресурсами (а главное, способностью эффективно мобилизовать имеющиеся у нее ресурсы), то в ней либо нарастают внутренние социальные противоречия, приводящие ее к революции (Франция, Австрийская империя, Германия, Италия в 1830-х - 1840-х гг.), либо устанавливается авторитарный или тоталитарный режим, идущий по пути внешней экспансии, агрессии во имя приумножения ресурсов или расширения «жизненного пространства» (Германия, Италия, Япония, Румыния и некоторые другие страны в 1930-е - 1940-е гг.).

Что же вытекает отсюда для периода, который мы будем переживать в самом недалеком будущем? Вторая часть современной фазы великих потрясений — это период 2009 — 2013 гг., а «низшая точка», чреватая самыми драматическими политическими событиями, - это 2011 г. (или, говоря более корректно, интервал 2010—2012 гг.). Серьезный экономический кризис, который будет сопровождаться крахом американской финансовой пирамиды, если руководствоваться рассматриваемой концепцией, должен разразиться около 2009 г., после чего в мире, как снежный ком, будут нарастать и множиться важные политические события. При этом, скорее всего, толчком к мировому кризису станет финансовое и экономическое «перенапряжение» Соединенных Штатов в результате их дорогостоящей военной и политической экспансии в Афганистане, Ираке, Иране, а также других странах. В низшей точке (около 2011 г.) в США, Японии и, возможно, в некоторых европейских странах, скорее всего, произойдут важные политические и социальные реформы, которые в последующем будут иметь значение не только для этих стран, но и для многих других государств, для международного сообщества в целом. В большинстве же других стран, включая Россию, Китай, многие страны Азии, Латинской Америки и Африки, скорее всего, укрепятся авторитарные или даже тоталитарные тенденции, произойдет 318

довольно резкий «откат» демократии, что уже не раз наблюдалось в периоды кризисов и потрясений [Хантингтон 2003 а. С. 23-37]. Около 2013 г. может разразиться новый экономический кризис, который поставит многие страны в тяжелое положение и существенно ослабит даже наиболее развитые государства. США после этого кризиса, скорее всего, уже не смогут восстановить свою финансовую пирамиду, обеспечивающую им приток капиталов со всего мира. Прежний мировой порядок начнет трещать и рушиться, что создаст благоприятные условия для разрастания масштабных политических и военных конфликтов во многих частях мира. Какого рода могут быть эти конфликты? Безусловно, глобальный конфликт между Западом и исламской цивилизацией будет играть существенную роль в мире в 2009—2013 гг. В его сферу могут быть втянуты новые страны, например, Иран, Сирия, Пакистан. Его особенность состоит в том, что никакими бомбежками и развертыванием систем ПРО справиться со множеством разнообразных проявлений этого глобального конфликта невозможно. Война с международным терроризмом, которую подпитывают своими действиями сами Соединенные Штаты, будет долгой и упорной, поскольку демографический рост в странах исламского мира, поставляющий всё новых смертников, будет продолжаться по крайней мере до начала 2020-х гг. Разумеется, в результате этой войны сам исламский мир понесет огромные потери и окажется в глубоком кризисе, но серьезно пострадают и Соединенные Штаты. В странах Европы, где благодаря высокой рождаемости доля выходцев из исламского мира будет непрерывно расти, этот глобальный конфликт примет особые формы: ислам будет «мирно» захватывать в них власть и серьезно влиять на внутреннюю и внешнюю политику европейских стран. В итоге европейская цивилизация превратится в европейско-исламскую, что приведет не столько к внешним военным столкновениям европейских стран, сколько к росту внутренних социальных, религиозных и межкультурных конфликтов. Россия может стать зоной непрерывных политических и военных конфликтов на Северном Кавказе, а также в некоторых «внутренних» регионах, в которых проживает значительное число граждан, исповедующих ислам. Помимо этого глобального конфликта, скорее всего, будут постепенно обостряться отношения Китая со своими соседями. Продолжающийся демографический, экономический и военный рост Китая неизбежно будет толкать его к экспансии — сначала «мирными», экономическими методами, а затем и военно-политическими. При этом объектом китайской экспансии уже становятся страны Центральной Азии (Киргизия, Казахстан), российский Дальний Восток, некоторые страны Юго-Восточной Азии, в экономической жизни которых роль киг тайской диаспоры (хуацяо) особенно велика. Скорее всего, эта экспансия долгое время не будет выливаться в открытые вооруженные конфликты, поскольку Китай предпочитает осуществлять прежде всего экономическое, дипломатическое и политическое давление, а военные угрозы использовать в основном как психологический фактор. Но рано или поздно эта ситуация может измениться, и тогда (скорее всего, уже после 2013 г.) Китай может вступить в военный конфликт с одним из своих соседей или с несколькими государствами сразу.

Наконец, не стоит забывать о многочисленных конфликтах на постсоветском пространстве, в которые оказываются втянутыми Россия и страны Запада. Несмотря на внешне дружественные отношения, любые конфликты на постсоветском пространстве приводят к столкновению российских и западных интересов. Фактически США и Европейский Союз уже рассматривают постсоветское пространство, да и некоторые регионы России как сферу своих «жизненно важных» интересов. Независимо от желания российских лидеров непрерывная экспансия Европейского Союза и США провоцирует и будет провоцировать Россию на ответную реакцию. В итоге это чревато серьезными конфликтами на всем постсоветском пространстве, периодическими переделами границ и сфер влияния. Западные страны как бы испытывают Россию на прочность, и всякий раз ее отступление расценивается Западом как свидетельство ее слабости и необходимости продолжать экономическую и военно-политическую экспансию. 320

Очевидно, что подобные процессы в итоге приведут либо к постепенному поглощению России (точнее, к ее разделу между Европой, США и Китаем), либо к открытому военно- политическому конфликту, который может вспыхнуть как раз после 2013 г. Если посмотреть, исходя из этой вполне вероятной перспективы, на нынешние действия Соединенных Штатов и Европейского Союза, то нельзя не признать, что они прямо ведут к подобному развитию событий и уже сейчас создают основу для острейших конфликтов, которые в будущем, скорее всего, разрастутся в глобальные политические и военные конфликты. Оккупация Соединенными Штатами Ирака уже вызвала невиданный ранее подъем международного терроризма, с которым якобы борются США. После Афганистана и Ирака США интенсивно ищут новые объекты для своей экспансии. «Экспорт демократии», который осуществляют США и Европейский Союз по всему миру, весьма смахивает на «экспорт революции», которым занимался в свое время Советский Союз и который всячески осуждался странами Запада. Результатом этого насильственного «экспорта демократии» станет не действительное развитие демократических институтов, а дестабилизация в различных регионах мира, повсеместное усиление конфронтации идеологий, этносов, культур. При этом агрессивность США и Европейского Союза нарастают по мере ухудшения экономической ситуации в этих странах, что создает все предпосылки для будущих великих потрясений в мировой экономике и политике. Остановиться западные страны уже не могут, поскольку инерция их деструктивных действий чрезвычайно велика: демократ Клинтон бомбил Югославию, республиканец Буш бомбил Афганистан и Ирак, и будущий (после 2008 г.) президент США, кем бы он ни был, всё равно, по-видимому, скатится к той же стратегии и тактике продвижения американских интересов. Но тем самым мир всё больше и больше дестабилизируется, что делает обрисованный в общих чертах сценарий развития событий не только возможным, но и практически неизбежным. Самое существенное, что даже возможный в будущем (после кризиса 2008-2010 гг.) отказ США 321

от прежней активной внешней экспансии и роли «мирового жандарма» после того, что они наделали, работая как «слон в посудной лавке», только приведет к еще большей дестабилизации в мире, к росту «международной анархии» и столкновению мировых центров политической и экономической силы. Весь вопрос только в том, насколько тяжелыми и разрушительными окажутся в итоге грядущие великие потрясения, которые бумерангом ударят и по самим странам Запада.

Третья, завершающая часть фазы великих потрясений (1837—1849 гг. в первом цикле, 1937—1945 гг. во втором цикле) была периодом нарастания острых внутренних социально-политических и международных конфликтов. Вот краткий перечень наиболее важных событий этого решающего периода фазы великих потрясений первого цикла. В 1838 г. в Англии непосредственно под влиянием кризиса возник чартизм (массовое движение за «Народную хартию», названную так по аналогии с «Великой хартией вольностей»), а также образовалась «Лига борьбы против хлебных законов»; в 1839 г. Англия захватила Гонконг и Аден, началась первая англо-афганская война (1839—1842), в Париже в очередной раз вспыхнуло восстание под руководством Огюста Бланки; в 1840 г. началась первая «опиумная» англо-китайская война (1840—1842); в 1841 г. в Кабуле разразилось восстание против англичан; в 1842 г. в английский парламент была представлена вторая чартистская петиция; в 1843 г. Англия аннексировала республику буров Наталь в Южной Африке; в 1844 г. произошло восстание си-лезских ткачей в Германии; в 1845 г. началась первая англосикхская война (1845—1846); в 1846 г. началась американо-мексиканская война (1846-1848), в Англии произошла отмена хлебных пошлин; в 1847 г. начался экономический кризис в Европе (1847—1848), произошла гражданская война в Швейцарии; в 1848 г. произошли революция в Париже и свержение Июльской монархии во Франции, вышел в свет «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, произошли революции в Вене, Венгрии и Берлине, вспыхнули восстания на Сицилии, в Венеции, Милане, Риме и Праге, началась война Сардинского королевства против Австрии (1848— 322

1849), в Париже произошло и было жестоко подавлено июньское восстание рабочих, Луи- Наполеон был избран президентом Французской республики; в 1849г. была провозглашена Римская республика, осуществлена интервенция Франции против Римской республики и интервенция России против восставшей Венгрии, пала Венецианская республика, произошло восстание рабочих в Лионе. Очевидно, что в этот период наряду с социальными выступлениями, восстаниями и революциями происходили многочисленные и кровопролитные «колониальные» войны, которые вели Великобритания, США и Франция. Обратим также внимание читателя на то важное обстоятельство, что очередной этап неудержимой колониальной экспансии Великобритании начался именно около 1839—1840гг. (первая англо-афганская война, первая англокитайская «опиумная» война и др.) как непосредственный ответ на обострившуюся социально-экономическую ситуацию в самой Великобритании (экономический кризис 1837— 1838 гг., возникновение чартизма и «Лиги борьбы против хлебных законов» в 1838 г.).

Основные события завершающей части фазы великих потрясений второго цикла выглядят следующим образом. 1937 г. — нападение Японии на Китай, начало японо-китайской войны, присоединение Италии к «антикоминтерновскому пакту», разгар «великого террора» в СССР; 1938 г. — оккупация Австрии германскими войсками, принятие «закона о всеобщей мобилизации нации» в Японии, столкновение между японскими и советскими войсками у озера Хасан, начало мобилизации в Германии, подписание Мюнхенского соглашения между Великобританией, Францией, Германией и Италией о расчленении Чехословакии, провозглашение японским правительством «нового порядка в Восточной

Азии»; 1939 г. — оккупация Чехии германскими войсками, оккупация Клайпеды германскими войсками, вступление в Мадрид войск итало-германских интервентов и Франко, захват Италией Албании, подписание советско-германского пакта о ненападении и секретного приложения о разделе сфер влияния в Европе, вторжение германских войск в Польшу, начало Второй мировой войны. 323

Очевидно, что никакого повторения перечисленных событий первого и второго циклов в третьем цикле не будет, поскольку речь идет о структурном подобии, но не о повторяемости истории. Тем не менее, основываясь на упоминавшемся принципе структурного подобия, можно следующим образом охарактеризовать третью, завершающую часть фазы великих потрясений третьего цикла, т.е. период 2013—2017 гг. Вероятность обострения международных конфликтов и их перерастания в региональные военные конфликты (а то и в глобальный военный конфликт) наиболее высока на временном отрезке 2014—2017 гг., который соответствует отрезкам 1840— 1849 гг. в первом цикле и 1939—1945 гг. во втором цикле. Скорее всего, именно эти годы станут временем наибольшего риска для всего международного сообщества, разделенного на враждующие лагеря и неспособного справиться с распадом прежнего мирового порядка. При этом вероятные линии наиболее острого противостояния включают, во-первых, столкновение США и исламского мира, во- вторых, столкновение России и Европы, в-третьих, столкновение США и Китая, в- четвертых, столкновение России и Китая. Почему именно эти линии военно- политического столкновения кажутся наиболее вероятными? Во-первых, все эти конфликты уже имеют место, хотя на первом месте сейчас находится противостояние США и исламского мира, а остальные конфликты (между Россией и Европой из-за Украины, Молдовы и Беларуси, между Россией и Китаем из-за российского Дальнего Востока, Киргизии, Казахстана или между США и Китаем из-за Тайваня и некоторых других территорий Юго-Восточной Азии) пока что находятся в латентном состоянии. Во- вторых, Россия является старым противоцентром, а Китай — новым; как следует из прежних циклов, столкновение между старым и новым про-тивоцентрами происходит почти с неизбежностью, хотя в первом цикле оно произошло между Францией (старым противоцентром) и Германией (новым противоцентром) в самом конце фазы революции международного рынка (1871 г.), а во втором цикле осуществилось между Германией (старым противоцентром) и Россией (СССР) в конце фазы великих потря- 324

сений (1941—1945 гг.). Поэтому не исключено, что при благоприятных условиях военное столкновение между Россией и Китаем может быть отсрочено до середины — конца следующей фазы революции международного рынка, т.е. до 2020-х — 2030-х гг. В этом случае оно, скорее всего, будет носить менее разрушительный характер. Что же касается столкновения США (прежнего центра-лидера) и Китая (нового противоцентра), то оно также закономерно, хотя формы и последствия этого столкновения могут быть различными. Не исключено, что столкновение между США и Китаем также может быть сдвинуто к 2020-м — 2030-м гг. Наконец, конфликт между Россией и объединенной Европой, скорее всего, не выльется в открытое военное столкновение, но в любом случае будет весьма болезненным для России, поскольку может привести не только к резкому сокращению ее политического влияния на постсоветском пространстве, но и к уменьшению ее контроля над социально-политическими процессами на собственно российской территории. Вместе с тем США объективно не слишком заинтересованы в распаде России, и, если не произойдет чего-то экстраординарного, Россия всё же имеет шансы выстоять и уцелеть в чрезвычайно сложной ситуации. Но этими шансами надо еще уметь воспользоваться, что при ярко выраженной безответственности и коррумпированности российской политической элиты представляется делом чрезвычайно сложным, даже едва ли возможным. Однако подробнее о перспективах развития России в ближайшие годы и десятилетия, а также о ловушках и трудностях, которые ее

подстерегают, речь будет идти в главах 6 и 7.

Каковы могут быть итоги фазы великих потрясений 2005— 2017 гг.? Скорее всего, несмотря на военно-политическую победу США над международным терроризмом и исламским фундаментализмом, а также на расширение Европейского Союза на восток, западные страны в целом выйдут из этой фазы великих потрясений внутренне ослабленными. Еще более ослабленной из этой фазы может выйти Россия. Напротив, Китай, Индия и, главное, Япония вместе с рядом стран Юго-Восточной Азии, скорее всего, смогут усилить свои экономиче- 325

ские и политические позиции в мире. Более того, Япония и Китай могут выдвинуться на роль мировых экономических лидеров, причем Япония вместе с рядом стран Юго- Восточной Азии, скорее всего, станет новым центром-лидером мировой экономической системы с принципиально иной, чем прежде, дело-кализованной геоэкономической структурой, а Китай — про-тивоцентром. Однако эти масштабные геоэкономические и геополитические сдвиги, по-видимому, произойдут и станут явными лишь в следующей фазе революции международного рынка (2017—2041 гг.), завершающей третий цикл эволюции международной экономической и политической системы. Говоря о перспективах мирового развития после 2017 г., следует иметь в виду изменение вектора международного политического и экономического развития, связанное с переходом из фазы великих потрясений в фазу революции международного рынка. В целом эта последняя фаза характеризуется масштабными сдвигами в мировой политике и экономике, которые в итоге создают благоприятные условия для бурного развития нового технологического уклада, новых социальных и политических институтов, новых форм социальной организации. Не менее важно и то обстоятельство, что в фазах революции международного рынка, как правило, наблюдается подъем культуры, и прежде всего подъем духовного творчества. Вместе с тем структуру фаз революции международного рынка (напомним, что, в отличие от фаз великих потрясений, их продолжительность практически не меняется по мере эволюции международной экономической и политической системы, составляя около 24 лет) также можно рассматривать как трехчленную, состоящую из трех равных по продолжительности частей, примерно по 8 лет каждая. Если сопоставить фазы революции международного рынка предшествующих первого и второго эволюционных циклов, то можно выявить следующие тенденции, которые в определенной мере помогают понять структуру будущей фазы революции международного рынка (2017-2041 гг.).

Первая часть фазы революции международного рынка (1849—1857 гг. для первого цикла и 1945—1953 гг. для второго 326

цикла) наполнена бурными политическими событиями, которые являются логическим продолжением процессов, получивших свое развитие в предыдущей фазе великих потрясений. Однако общее направление, а также общий контекст этих событий и процессов в фазе революции международного рынка уже иной, чем в фазе великих потрясений: теперь уже не столько разрушаются прежние, препятствующие развитию мирового рынка институты и формы социальной организации, сколько создаются новые. Так, в период 1849—1857 гг. в странах Европы, переживших революции (Франции, Пруссии, Австрии, превратившейся в Австро-Венгрию, Италии), происходили важные политические и социальные реформы; параллельно разразилась Крымская война (1853— 1856 гг.), которую Россия проиграла и следствием которой стала подготовка к отмене крепостного права, а затем произошли насильственное открытие Японии для торговли с США, Россией, странами Западной Европы (1853—1858 гг.) и вторая «опиумная» война Великобритании и Франции с Китаем (1856—1860 гг.); в США в 1854 г. образовалась республиканская партия, которая в дальнейшем осуществила отмену рабства. Аналогично в соответствующий период второго цикла 1945—1953 гг. в оккупированной Японии и

Западной Германии произошли важные политические и экономические реформы, которые вскоре привели к немецкому и японскому «экономическому чуду», реализовался план Маршалла, способствовавший быстрому экономическому восстановлению Западной Европы; в международной политике возникли основы биполярной системы, и окончательно сформировался такой важный инструмент решения международных проблем, как Организация Объединенных Наций; Индия осовободилась от британского колониального господства (1947 г.), образовалась Китайская Народная Республика (1949 г.); параллельно с этим началась «холодная война» между странами Запада и СССР (1946 г.), разразились война в Индокитае и война в Корее. Иными словами, в этой первой части фазы революции международного рынка на фоне масштабных геополитических и геоэкономических сдвигов, сопровождающихся локальными войнами, во многих странах 327

мира происходят важные политические и экономические реформы. Мир начинает радикально меняться, на международной арене появляются принципиально новые действующие лица.

Если взглянуть под этим углом зрения на будущий период 2017—2025 гг., то можно прогнозировать осуществление глубоких политических и экономических реформ в целом ряде стран (например, в Индии, России, странах Юго-Восточной Азии), которые будут происходить на фоне (и в результате) крупных геополитических и геоэкономических сдвигов, а также целого ряда локальных войн. Ключевой вопрос состоит в том, какого рода будут эти геополитические и геоэкономические сдвиги: приведут ли они к началу развала нынешней американской неоимперской системы (Pax Americana), как в свое время события 1945—1953 гг. привели к началу развала британской и французской колониальных империй, или же дело ограничится возникновением альтернативного делокализован-ного мирового центра, как это произошло в 1849—1857 гг., когда на пике могущества Британской империи началось формирование альтернативного мирового центра в лице США? Однозначно на этот вопрос ответить достаточно трудно; представляется, что оба эти варианта развития событий в реальности окажутся совмещены. Новый делокализованный центр-лидер в лице Японии и «тигров» Юго- Восточной Азии начнет завоевывать всё новые позиции в мировой экономике, в то время как Соединенные Штаты постепенно начнут утрачивать свое ведущее экономическое положение в мире. В то же время в период 2017—2025 гг. США, скорее всего, еще сохранят свою роль политического и военного лидера и всё еще смогут навязывать свои интересы другим странам, но уже не столь эффективно, как прежде.

Решающим этапом масштабных геоэкономических и социально-политических изменений, как можно полагать, станет вторая часть фазы революции международного рынка (примерно 2025—2033 гг.). Вторая часть этой фазы в первом (1857— 1865 гг.) и во втором (1953—1961 гг.) эволюционных циклах сопровождалась крахом многих устаревших форм и институ- 328

тов, их заменой новыми формами социально-политической и экономической организации (в первом цикле — принятие гом-стед-акта в 1862 г. и падение рабства в 1865 г. в США, отмена крепостного права в России в 1861 г., политические реформы в Германии после 1862 г.; во втором цикле — крушение сталинизма и вторичная отмена «крепостного права» в СССР после 1953 г., крах британской колониальной империи в 1950-х — начале 1960-х гг., образование Европейского экономического сообщества в 1957 г., ликвидация самых отсталых форм помещичьего землевладения и арендных отношений в странах Восточной Европы в 1950-е гг.). Соответственно в третьем цикле период 2025—2033 гг. может сопровождаться глубокими социально-политическими и экономическими реформами в целом ряде стран «полупериферии» мирового рынка — в странах Азии (прежде всего в Индии и Китае), Латинской Америки (прежде всего в Бразилии), на бывшем постсоветском пространстве (на территории России, в странах Центральной Азии). Эти реформы, в отличие от имитационных псевдолиберальных реформ 1980-х — 1990-х гг., могут, наконец, создать условия для стремительного экономического и социального развития названных стран, хотя формы и степень демократизации этих обществ, скорее всего, будут существенно различаться.

Для третьей, завершающей части фазы революции международного рынка характерны возникновение новых субъектов мировой политики и экономики, а также изменение общей геополитической ситуации в мире. В первом цикле это был период 1865—1873 гг., когда завершилась Гражданская война в США и началась эпоха «реконструкции», когда произошло объединение Германии и Италии, в результате чего важнейшим субъектом европейской и мировой политики стала Германская империя, а важнейшим субъектом мировой экономики — Соединенные Штаты Америки. Во втором цикле это был период 1961—1969 гг., когда был достигнут временный военный паритет между США и СССР, в результате чего СССР стал важнейшим субъектом мировой политики, а важнейшим субъектом мировой экономики после бурного экономического роста 1960-х гг. стала Япония. В третьем цикле в завершаю- 329

щей третьей части фазы революции международного рынка (около 2033—2041 гг.), по- видимому, произойдет окончательное утверждение в качестве ведущих субъектов мировой экономики и политики Японии, Китая и Индии, хотя их роль в системе мировых центров политической и экономической силы [Лапкин, Пантин 2004] будет существенно различной. Япония вместе с «тиграми» Юго-Восточной Азии будет претендовать на роль центра-лидера, постепенно вытесняющего с этих позиций США; Китай же займет положение «противо-центра», осуществляющего альтернативную по отношению к центру-лидеру модель модернизации и военно-политическую экспансию по всему миру. Что же касается Индии, то ее роль в мировой экономике и политике, как можно полагать, будет весьма сложной: Индия, сочетающая в себе черты будущего центра-лидера и противоцентра, возможно, станет завершающим звеном в системе мировых центров политической и экономической силы, стабилизирующим эту систему и способствующим ее переходу к принципиально новой эпохе мирового развития после 2041 г., когда завершится фаза революции международного рынка третьего цикла, а с ней и огромный период развития доиндустриального и индустриально-капиталистического общества [Пантин 1996. С. 72—83, 135—138].

После начала 2040-х гг. длительность «понижательных» фаз (фазы структурного кризиса и фазы великих потрясений) может уменьшиться почти до нуля, что приведет к изменению общего характера эволюционных циклов международной экономической и политической системы и к радикальным изменениям в ее развитии. В связи с этим можно прогнозировать, что 2040-е — 2050-е гг. станут временем крупного перелома в истории человечества, перелома, который подготовлен всем предшествующим развитием. Завершится целая эпоха индустриального общества — эпоха трудного и мучительного перехода и адаптации человечества к индустриальным технологиям, промышленному капитализму, массовому обществу и массовому производству. Скорее всего, изменится (точнее, начнет изменяться) сама форма эволюции международной экономической и политической системы; глубина и продолжительность 330

кризисных потрясений могут уменьшиться благодаря формированию более тонких и совершенных механизмов технологического и социального обновления. Возможно, начнут пробивать себе дорогу и утверждаться принципиально новые «закрывающие» технологии, о которых писал М. Делягин (глава 3), и это существенно повлияет на формы мирового экономического развития. Важную роль при этом может сыграть не только распространение новых, более совершенных информационных технологий, но и формирование более эффективных политических и экономических институтов, потребность в которых возникнет уже в фазе великих потрясений 2005— 2017 гг. В период 2040-х — 2050-х гг., после завершения третьего цикла эволюции международной экономической и политической системы эпохи индустриального общества и начала перехода не только отдельных стран, но большинства человечества к новому «постиндустриальному» обществу, могут произойти не только сдвиг мировой экономики и политики с Запада на Восток (из США и Европы в Юго-Восточную и Южную Азию), не только распространение принципиально новых технологий и средств связи, не только крупные изменения в мировой финансовой и информационной системе. Этот период, скорее всего, станет переломным и в плане стабилизации общей численности населения Земли, и в плане распределения населения по различным континентам и регионам, а также в плане изменения климата и природных условий. В результате этой стабилизации могут возникнуть условия для подлинной индивидуализации, а не «массовизации» человека, общества, культуры. Кроме того, по-видимому, утвердятся новые формы социальной и политической организации — новые социальные общности и структуры, новые международные организации, новые демократические институты и т. п. В целом можно утверждать, что период 2040-х — 2050-х гг. станет во многих отношениях переломным и даже критическим в истории человечества. Не исключено, что в этот период человек и культура снова будут балансировать на краю пропасти — между соблазном упрощения («массовизации», унификации и деградации) и императивом усложнения (индивидуа- 331

лизации, роста разнообразия и дифференциации). Если это время и не станет новым «осевым временем» в том смысле, какой вкладывал в него Карл Ясперс, то оно всё равно будет чрезвычайно важным для дальнейшего развития человека и общества. Возможно, именно в такую переломную, во многом драматическую эпоху возникнут условия для нового подъема культуры, духовного и интеллектуального творчества; но этими условиями еще надо будет суметь воспользоваться. Ясно, что относительно этого переломного периода не стоит питать никаких иллюзий в духе коммунистических, либерально-демократических или сциентистско- технократических утопий. Никакого «конца истории» нет и не будет, перед человечеством будет стоять множество сложнейших проблем, но формы и механизмы исторического развития могут существенно измениться.

<< | >>
Источник: Пантин, В.И., В.В. Лапкин. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. - Дубна: Феникс. - 448 с.. 2006

Еще по теме 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы:

  1. Глава 7 ПРОГНОЗ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XXI ВЕКА: ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ
  2. Глава 5 ЗНАЧЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ЦИКЛОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ДЛЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  3. 5.2. Прогностическое значение эволюционных циклов международной экономической и политической системы: прогнозы, которые уже подтвердились
  4. Пантин, В.И., В.В. Лапкин. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. - Дубна: Феникс. - 448 с., 2006
  5. 5.1. Концепция Кондратьева и прогнозы мир-системного подхода. Отличие концепции эволюционных циклов международной экономической и политической системы
  6. ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  7. Глава 3 ПРИМЕРЫ ПРОГНОЗОВ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА ПЕРВУЮ ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  8. 6.4. Значение 36-летних циклов для прогнозирования развития России в первой половине XXI века
  9. 15.3. ПРОГНОЗ ДЛЯ РОССИИ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  10. 7.2. Итоговый прогноз, основанный на взаимодействии различных ритмов и циклов мирового развития
  11. Тема 10. Истоки, основные этапы, последствия кризиса международных отношений первой половины ХХ века
  12. 2. Социально-экономическое развитие СССР в 70-е — первой половине 80-х годов.