<<
>>

2.2. Специфика социального объекта

Как уже указывалось выше, социогуманитарное знание выделяется как самостоятельная сфера познания последним, уже после того, как в целом сформировалась классическая наука. Это связано не только с социокультурной детерминацией познания.
Очередность конституирования отраслей знания определена сложностью объекта исследования. Объект социального знания - общество и его структуры. Деятельность общества опредмечивается в культуре. Культура является продуктом деятельности общества и объектом изучения гуманитарными дисциплинами. Исследовать то и другое в разрыве, изолированно, как показал предыдущий этап развития познания, для решения современных задач оказалось неэффективно. Поэтому объектом социогуманитарного знания являются социокультурные системы. Недостаточность и ограниченность социального знания вне знаний о культуре инициировало культурологические исследования. В процессе становления культурологии выявился ряд парадоксов культуры, которые потребовали новых методологических подходов к изучению социкультурных систем. Эти парадоксы лежат в сфере соотношения общего и единичного, универсального и уникального в бытии цивилизаций и характеризуют объект социогуманитарного знания. Первый парадокс заключается в том, что культура одновременно универсальна и уникальна. Каждая макросиоцикультурная система представляет собой уникальный комплекс структур и характеристик, имеет собственную динамику развития и закономерности функционирования. С другой стороны, во-первых, закономерности эволюции сложных систем имеют универсальное значение, которым подчиняются макросоциокультурные системы как сложные и саморазвивающиеся. Во-вторых, культура как форма человеческой жизнедеятельности основанием имеет атрибутивные свойства человеческого сообщества, общие для всех человеческих обществ. Любое человеческое общество объединяется не на основе инстинктов, а силой совместной производственной деятельности, ограничивающей инстинктивный 119 зоологический индивидуализм , получающей выражение в нормах, морали, идеалах.
Поэтому существует блок нормативов, ограничивающий фундаментальные инстинкты (размножения, пищевой), и являющийся общим для всех человеческих групп. С другой стороны, именно производственная деятельность определяет специфику норм, связанных с определенным типом производственной деятельности. Культура, в самом фундаментальном смысле этого слова, представляет собой форму специфического человеческого бытия, связанного с небиологическими способами обеспечения жизни. Именно это основание определяет общее, универсальное культуры. Оно же определяет и уникальное, так как способы обеспечения жизни связаны с конкретными условиями. Второй парадокс культуры заключается в том, что культура в процессе своей эволюции создает как механизмы интеграции (средства взаимодействия, институты регулирования и т.д.), так механизмы дифференциации (формирование субкультур, этнических культур). Механизмы дивергенции имеют важное значение для функционирования культуры как формы существования человечества. Кроме разнообразия среды обитания, определяющей неизбежность диверсификации культуры, изменчивость, усложнение среды обитания в результате производственной деятельности вызывает необходимость дифференциации и дивергенции. Сложное уровневое строение человеческого сообщества, возможность создавать новые структуры - способность к диверсификации позволяет 136 вырабатывать новые средства саморегуляции. Культура как форма и способ существования человеческого сообщества представляет собой средство приспособления к окружающей действительности, средство адаптации к условиям существования. И культура, с одной стороны, дифференцируется и диверсифицируется - создает социокультурные системы (а также субкультуры, контркультуры и т.д., которые также выполняют важные функции) как формы адаптации к внешней среде. С другой стороны, культура создает средства адаптации к социальной среде - средства интеграции. Что и позволяет существовать человечеству как целому. Третий парадокс культуры заключается в том, что культура обеспечивает одновременно стабильность и динамику.
Культура создает средства и механизмы трансляции ценностей по поколениям, что получает выражение в тенденции традиционализма, доминирующей в той или иной социокультурной системе, но не исчезающей ни в одном обществе (даже сверхдинамичном, каким является, например, северо-американское). Так как специфический способ добывания средств жизни человеческого общества не обеспечивается биологическими программами, поведенческие стереотипы наследуются внебиологическим способом. Культура создает такие механизмы трансляции как миф, традиция, образование, искусство и средства трансляции как обычай, письменность. Механизмы и средства трансляции культурных ценностей позволяют не только закрепить приобретенные полезные навыки, но и сохранить целостность общности во времени. С другой стороны, культура создает механизмы и средства трансформации социокультурной системы, которые позволяют существовать в изменяющемся мире, что получает выражение в тенденции модернизации. Такими механизмами, функцией которых является формирование ответов на вызовы среды, являются наука (как формирование новых технологий), политика (как способ преобразования социальных систем) и др. 137 Четвертый парадокс культуры заключается в том, что культура одновременно адаптивна и креативна. Культура возникла как средство адаптации к среде (и адаптация является одной из ее важнейших функций), но осуществляется адаптация посредством создания материальных и идеациональных артефактов. Культурная адаптация - адаптация особой формы. Биологическая адаптация представляет собой приспособление организма к среде обитания, при котором все изменения закрепляются наследственно. Путь, по которому прошли архантропы - помимо продолжающейся морфологической эволюции (грациализация, изменение кисти, прямохождение, изменение морфологии черепа и т.д.), это создание новых поведенческих программ, которые в силу их сложности не наследуются биологически, транслируются также особыми способами. Эти программы фиксируются в традициях и обычаях, которые соответствуют способу обеспечения жизни - хозяйственному типу, который в свою очередь соответствует природной среде.
С другой стороны, культура в своем функционировании, в процессе своей эволюции создает новую среду обитания. В этом заключается уже не адаптивный, а напротив, преобразовательный, креативный характер. Для обозначения такого способа преодоления неблагоприятных условий среды, присущий только человеческому обществу, в противоположность «адаптации», называется «суперация»138. То есть, культура выступает одновременно в двух ипостасях: культура как способ приспособления к среде и как средство преобразования среды. С этой креативной способностью связан пятый парадокс культуры. Культура одновременно и продукт человеческой деятельности, и фактор антропогенеза. Очевидным является факт, что культура представляет собой продукт творческой деятельности человека. Без человека она не существует или существует только в ее овеществленной форме. Культура создается человеком, существует только для человека в материальной ее форме и только посредством человека в ее социальной и духовной форме. Вместе с тем, актуализировавшись в артефактах, программах поведения, ценностных ориентациях, культура становится человекоформирующей средой. Культура предстает как сама среда обитания, формирующая посредством традиций, обычаев, норм, идеалов человеческую природу139. Причем, ранее уже оговаривалось, что современные психологические концепции именно культуре отводят детерминирующую роль в формировании человеческого сознания. Современный уровень психологического знания, имеющий обширную эмпирическую базу, позволяет утверждать, что вне культуры как искусственной специфической среды обитания не существует (не формируется) человеческого сознания. То есть культура предстает уже как внешний по отношению к человеку феномен, обладающий самостоятельным бытием, функционирующий по собственным законам. Человек даже собственную индивидуальную деятельность может осуществлять лишь в какой-то степени произвольно. На самом деле его деятельность осуществляется в соответствии с нормами, целями и идеалами, спроектированными культурной средой.
Тем более невозможно оказывается деятельностью индивида или даже целой группы принципиально изменить культурную среду, вопреки уже существующим материальным, социальным и духовным факторам. То есть культура предстает одновременно и как продукт человеческой деятельности, и как среда, детерминирующая эту человеческую деятельность. Это парадоксальное содержание культуры, социальных систем как объекта исследования потребовали создания особой методологии исследования, которой еще не существовало в механистической картине мира естественно-научного исследования. Разграничение естественных и социо-гуманитарных наук, как оно сложилось в теории познания, может быть сведено к следующим основным положениям. 1. Естественные науки своей целью имеют формулировки универсальных закономерностей, общих зависимостей, в то время как социогуманитарное знание предметом имеет уникальное, индивидуальные явления. 2. Естественные науки носят объективный характер; социогуманитарное знание субъективно по многим параметрам. 3. Естественные науки существуют в форме теорий. В социогуманитарном знании построение теории сложнее. Это знание фиксируется в форме принципов и закономерностей. 4. Естественное знание выполняет прогностическую функцию. Социогуманитарное знание нацелено на понимание. 5. Предназначение естественного знания - преобразование природной среды. Предназначение социогуманитарного знания - ориентация в мире людей. Особенности объекта социогуманитарного исследования определяют принципиальные различия естественных и социогуманитарных наук. Социальные объекты являются одними из самых сложных, поэтому простые (эмпирические и аналитические) методы исследования в этой сфере либо недостаточны (в силу масштабности как пространственной, так и временной, объекта исследования - социокультурных систем), либо неадекватны (количественным исследованиям доступна только статика сложных объектов, но не динамика - закономерности развития). Превышение временных масштабов существования объекта над существованием познающего субъекта не позволяют исследовать социальную реальность в классической научной познавательной парадигме.
Невозможность манипуляции с исследуемым объектом, невозможность эмпирической верификации в социальном познании не позволяет построить социальное знание по модели естественных наук, включающей законы, доказательства и критерии проверки научной истины. Социокультурые системы не подчиняются универсальным, объективным законам, истина в которых абстрактна и независима от познающего субъекта и от системы отсчета - для этих систем эффективность, справедливость, польза, добро и зло имеют разное содержание в разных обществах. Развитие обществ не имеет общей траектории движения: если для объектов классической науки все процессы однонаправлены, и поэтому присутствует эффект последствия, то для сложных объектов, какими являются социальные системы, однозначный прогноз становится невозможным, так как общественные системы имеют уникальные интенции развития. Существенным, малопреодолимым (или непреодолимым в классической парадигме) препятствием в социальном познании является невозможность реализации важнейшего принципа классической науки - принципа объективности: в социальном познании невозможно исключение наблюдателя из исследуемого процесса или явления, существует иерархия уровней субъективности. Это обстоятельство определяет дискурсивный характер социального познания (в значении, определенном в лингвистике еще Э.Бенвенистом, как речь, привязанная к говорящему), то есть зависимость процесса познания и продукта этого процесса от исторической, социокультурной ситуации и от биографии познающего субъекта. Сложность объекта социогуманитарного знания связана еще и с тем, что социальные объекты (как в микро, так и в макромасштабе) не являются статическими объектами. Все это динамические саморазвивающиеся системы. Класс саморазвивающихся систем отличается от любых других динамических систем тем, что изменчивой является сама структура объекта, а следовательно и закономерности ее развития. Закономерно, что социогуманитарное знание родственно философскому не столько по причине его генезиса (из философии), сколько по причине сходства объекта познания, который определяет специфику познавательных стратегий. Из всех отличий, разграничивающих эти формы познания - философию и науку, обозначим только наиболее значимые. 1. Результатом научного познания являются строгие законы, имеющие конкретный, следовательно, ограниченный рамками изначальных условий характер; в ходе философского дискурса рождаются концепции, имеющие не прикладное, а методологическое значение. Научное познание осуществляется в форме теорий, философское знание носит парадигмальный характер . Фактически, философское знание служит принципиальным основанием научного исследования, которое является аксиоматическим, принятым «по умолчанию». В этом отношении, помимо того, что имеет генетическую связь с философией и уже поэтому носит парадигмальный и концептуальный характер, в социальном знании невозможно сформулировать строгие законы, так как социальные и культурные системы относятся к ряду сверхсложных. Это определяет вероятностный и нелинейный характер их функционирования, что принципиально исключает наличие детерминистских номотетических законов 2. Научное знание носит дисциплинарный, поаспектный характер; философское знание носит целостный, системный характер. Несмотря на большое количество социальных дисциплин, исследующих аспекты социальной реальности, на современном этапе развития науки стало совершенно ясно, что политические, социальные, экономические и прочие системы функционируют только в культурном контексте и представляют собой подсистемы культуры140 141. Поэтому социальное знание строится сегодня на принципах целостности и системности, и невозможно получить адекватные знания об общественных системах и их функционировании в рамках дисциплинарного знания. Любой процесс в социальных системах будет иметь множественную детерминацию и непрогнозируем без учета системных и резонансных взаимодействий. 3. Научное познание носит индуктивный характер - наблюдения ряда частных фактов обобщаются в форме закона; философское познание носит дедуктивный характер - переход об общей идеи к частным последствиям. Социальное знание, в этом смысле, только претендует на позитивное содержание. Обобщение, конечно, присутствует в социальном исследовании, но в большей степени какая-либо концептуальная идея становится исходным положением для прикладных построений. Особенно этот способ приращения знаний проявляется, например, в политологии: практически все политологическое знание построено на концепции эталонности европейской модели общественного устройства. Такая особенность социального познания также детерминирована особенностями объекта познания - сверхсложных, саморазвивающихся систем. Социальное бытие носит феноменологический характер, социокультурные системы единичны, в том смысле, что каждая из них имеет уникальную структуру и, в связи с этим, особенности функционирования. Поэтому обобщение и выведение номотетических законом путем индукции весьма проблематично. Зато, в силу того, что в социальном познании принципиально невозможно соблюдение принципа классического позитивного познания - принципа исключенности наблюдателя, так как познающий субъект является одновременно и функционирующим объектом, неизбежна концептуальность и дедуктивность социального знания. Эти факторы - количественный (масштаб), структурный (сложность и уровневость строения), динамический (нелинейность развития) и ментальный (зависимость от положения наблюдателя) определяют особенность социогуманитарного познания. И, с позиций современного научного познания, все сложные саморазвивающиеся объекты, к которым относятся все объекты социального и гуманитарного знания, независимо от их природы (материальной или идеациональной) имеют одну и ту же специфику, и могут быть рассмотрены с позиций закономерностей функционирования любых организационным систем. Кроме того, любая сложная система состоит из нескольких уровней организации. Социальные системы, а также духовные феномены могут быть рассмотрены в зависимости от целей исследования и как локальные, обладающие относительной самостоятельность - и тогда индетерминированные и феноменологические объекты, и как вписанные в систему более высокого уровня - и тогда детерминированные и номомтетические объекты. Такой подход предполагает, что научная истина носит интервальный характер в зависимости от уровня абстрагирования, а все реальные системы могут быть рассмотрены на частно-локальном уровне и на макросистемном уровне.
<< | >>
Источник: Плебанек Ольга Васильевна. Социально-философский анализ теоретико-методологических оснований социогуманитарного знания.. 2015

Еще по теме 2.2. Специфика социального объекта:

  1. 4.3. Субъектный потенциал технологизации социального
  2. СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ В ЖУРНАЛИСТИКЕ А. А. Тертычный Московский государственный университет
  3. 2.5. Объект, предмет, задачи и функции социологии журналистики
  4. Статус знания о бессознательном: о специфике психоаналитического объекта.
  5. 5.2. Темы докторских диссертаций Тема 1. Социально-психологические методы и технологии управления персоналом организации1
  6. ЭКСПОЛЯРНЫЕ МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ГЕНЕЗИС В.В. Самсонов
  7. ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПОСТСОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА Е.Г. Наумова
  8. ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ В.С. Голубев
  9. Тема 6 НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА
  10. Специфика социАльно-психологичЕской адаптации молодых людей к условиям армии
  11. Глава I СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ СИСТЕМ
  12. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СОЦИАЛЬНОЙ УПРАВЛЯЮЩЕЙ СИСТЕМЫ
  13. Ю. В. ПАВЛЕНКО КОНЦЕПЦИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ К. РЕНФРЮ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ РАННЕКЛАССОВЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ОРГАНИЗМОВ
  14. Специфика региональных активов, местные системы власти и экономическое развитие
  15. Глава 2 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ КОНФЛИКТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  16. ПРЕДМЕТ, ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ И ФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ
  17. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ОБЩЕСТВА КАК СЛОЖНООРГАНИЗОВАННОЙ САМОРАЗВИВАЮЩЕЙСЯ СИСТЕМЫ. ТИПЫ СОЦИАЛЬНЫХ СТРУКТУР
  18. Специфика социально-гуманитарного познания