<<

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Всеобщность субъекта, раскрытую в данной монографии в различных аспектах и функциях, можно рассматривать как внутреннее свойство общества — информационной саморегулируемой системы. Это свойство проявляется в постоянном переходе коллективной субъективности и свободы во внутреннюю форму общества, из-за чего она и приобретает статус и функции субъекта, регулирующего общество через воздействие на системно овеществленное содержание последнего.

Всеобщность субъекта — это условие бытия общества, так как последнее должно быть «пропущено» через механизмы общесубъектного определения, что позволяет обществу приобрести свою конкретно-историческую человеческую меру. В то же время сама всеобщность субъекта раскрывается как способ самоопределения общественной системы, позволяющий ей формировать и корректировать направления своего развития, свои цели, координировать совместное поведение, общение и деятельность субъектов всех уровней — как индивидуальных, так и коллективных (социальных и национально-этнических групп, общностей, обществ). Именно всеобщность субъекта в социальной системе становится способом ее самопрограммирования и самоорганизации, что обеспечивает соответствие субъектной и объектной сторон самого общества.

Субъект саморегулирования — продукт «очеловечивания» и «окультуривания» исторического развития живых организмов и их сообществ, т. е. результат усложнения механизма регулирования, связанного с переходом от биологического к социальному. Но субъектным такой механизм управления становится и в обществе не сразу, а по мере перехода поведения индивидов от традиционного, заданного нормами и кодами рода, племени к свободному, выступающему как выбор каждым индивидом собственного поведения, т. е. как выход за рамки существующих норм и запретов. Именно субъект как функция регулирования общества может освоить личную свободу поведения индивидов, соединяя эту последнюю и создаваемый порядок общества. Это происходит потому, что свобода индивидов как особое социальное свойство оформляется в пространстве и способах социальной связи людей, сохраняя направленность их интересов, деятельности, ценностных ориентаций, что и превращает все это в форму всеобщности субъекта.

Таким образом, субъект и объект имеют функциональное различие: первый сохраняет свойство воздействия (смысловое, информационное, целевое) на объект; второй — система и структура общества, его предметная среда — способен двигаться в целом преимущественно в рамках отношений, предписываемых процессом самоорганизации. Однако эта самоорганизация без субъектного регулирования не завершена.

Всеобщность субъекта не только определяет смысловые условия порядка общества, но и задает пространству системы, структуры и ту «глубину», благодаря которой и конституируется мир социума, культуры, центрированный в отношении человека данной эпохи и выщеленныш, символически оформленных целей. Именно эта глубина характеризует собственно социальное и культурное пространство, которое определяется не только самими социальными субъектами как его носителями, но отношением субъектов к реальности, дистанцированием субъектов от объектов. Поэтому всеобщность субъектов открывает реальность и как содержание, которое уже существует, и как проект, который надо реализовать в контексте согласования объективного и субъективного, т. е. достижения адекватности формируемого мира потребностям, возможностям и целям субъектов. В рамках такого проекта специализированного во многих направлениях, и реализуется теперь свобода индивидов, интегрированная в форму всеобщности субъекта.

Теперь о способе быгтия всеобщности субъекта.

Это бытие виртуально, поскольку оно постоянно порождается самим процессом социального воспроизводства, в котором социальная свобода и жизнедеятельность индивидов становятся материалом для порождения соответствующей формы (или типа) всеобщности субъекта. Но в силу заложенной в нем функции регулирования, детерминации эта особая виртуальность проецируется в общество через процесс объективации в самых разных формах: мировоззрения, символики, культурных образований, особенностей задания общих целей. Объективация не снимает виртуальности субъектного бытия, но реализует его функцию регулирования.

Всеобщность субъекта, таким образом, лежит в основе порождения различных культурно-символических и коммуникативных образований: языка, знаковых систем, контекстов и текстового мира. Субъект регулирования выражает здесь эту свою функцию в приоритетности различных текстов и смысловых комплексов, прежде всего тех, которые обеспечивают воздействие целей — будущего на настоящее.

В монографии рассмотрены исторические формы всеобщности субъекта: религиозной (феодальной), капиталистической и социалистической, выявлены основания их специфики. Это, прежде всего, масштабы развития и усложнения общества, особенности его воспроизводства, и прежде всего — мера насыщенности и плотности информационного обмена. Именно рост последнего обеспечивает для всеобщности субъекта освоение и упорядочивание, регулирование своего объекта — системности общества, его опредмеченных отношений и связей, материализованных потребностей. Однако специфика формы всеобщности также задана особой константой — постоянным сохранением в обществе соответствия его субъектной и объектной сторон. Поэтому возникает особая закономерность, проявляющаяся в историческом развитии общества: усложнение самого общества — системы ведет к постоянному отрицанию прежней формы всеобщности субъекта, которая уже не может удержать порядок общества через свой масштаб и способ организации. Вместе с субъектом возникает и новая форма такой всеобщности, восстанавливающая принцип соответствия субъекта и объекта, а потому — и регулирование общества, но уже с новыми целями и новой символикой.

В работе также подчеркнуто, что основанием исторической смены субъектной формы регулирования является не способ производства или тип культуры сам по себе и не структуры цивилизации, а именно принцип «информационной достаточности»: поскольку субъект постоянно превращает циркулирующую в об- ществе информацию в личностные и общественные смыслы, он должен приобрести масштаб, в котором это осмысление и оценка приобретают уровень, достаточный для данного общества как системы.

Кроме того, в работе уделено внимание способам задания путей упорядоченности современного российского общества, основам и условиям его успешной модернизации. Раскрыто значение порождения условий, стимулирующих ускоренное формирование субъекта, способного интегрировать Россию в целостность и лишь на этой основе выделить адекватные для нее цели (как форму будущего) и средства их реализации, но заданные не через законодательство или государственное управление, не через какое-либо институциональное управление сверху, а именно как оформление свободы индивидов, т. е. встроенность ее в определенное целевое отношение, в позицию не только социальную, но и выражающую будущее страны.

Таким образом, автором подчеркивается, что социальное проектирование современного российского общества в целях выхода из системного кризиса страны должно рассматриваться не на уровне отдельных частных проектов и программ в рамках экономики, культуры, социально-этнического упорядочивания, но в рамках восстановления общесубъектной детерминации, способной определить формирующееся общество в его основных параметрах, а потому и выделить реальные направления для социального проектирования в его конкретных целях и объектах. Следовательно, условием «нормального» существования России становится восстановление общесубъектной основы, которая создает внутреннюю целостность, объективность бытия нашего общества. Всеобщность субъекта — это и есть «праформа» (или «про- тоформа») той системной целостности, которая возникает как бы раньше самой системы и способна направлять ее развитие, подчиняя себе самые различные части формирующейся системы. Нерешенность вопроса о «месте» бытия такой целостности в процессе становления системы (т. е. антиномии бытия и небытия такой целостности) проясняется через выведение целостности в статус субъекта регулирования. Последний конкретизирует «место» целостности в прояснении способа бытия общества-системы как требования его упорядоченности. Это значит, что самым первым требованием или условием бытия общества становится «орга- низация его организации»: создание механизма, направляющего бытие общества к упорядоченности. Но таковым и выступает всеобщность субъекта, которая в функции регулирования как бы опережает формирование общества-объекта, находясь в виртуальном срезе бытия.

Это проясняет в историческом аспекте принцип информационной детерминации общества и личности, реализующийся в своеобразном «параллелизме» развития общества и изменения механизма (формы) его регулирования. Всякое отставание одной из сторон как бы блокирует развертывание именно информационной составляющей общества в ее функции обмена между разными подсистемами общества, т. е. функции интеграции самого общества. Поэтому для современной России столь же важное значение, как и приобретение адекватной экономической формы, имеет восстановление целостности, полноты внутриинформационного обмена в обществе, на основе чего восстанавливается и адекватность ответа на вызовы, требования внешней среды. Именно в таком уточнении Россия приобретает и собственное самосознание, национальную идентичность и обосновывает свое место и роль в современном мире.

<< |
Источник: Бузский М.П.. Субъектная основа бытия и регулирования общества. — Волгоград: Изд-во ВолГУ. — 248 с.. 2003

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. Часть V. Заключение.
  5. Часть IV Заключение
  6. Глава 28. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 5.14. Заключение эксперта
  11. Заключение договора поставки
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ