<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Реальность информационного общества многопланова и противоречива. Феномен социального, воплощаясь в структурах информационного общества, трансформируется самым существенным образом.
Данное исследование было направлено на выработку такого теоретико-методологического видения социальности, которое позволило бы социально-философским исследованиям информационного общества разрабатывать подходы, способные адекватно отражать специфику конституирующих это общество процессов. Как показало данное исследование, социальное, понимаемое различными социально-философскими концепциями, представленными в истории социальной мысли по-разному, всегда оставалось феноменом, интерпретируемым в эссенциалистском ключе. В социальном видели либо сущность, предшествующую в своем существовании появляющимся обществам, либо сущность, постфактум редуцируемую к обуславливающему ее виду реальности. Данное исследование развивает теоретическую перспективу такого видения социальности, при котором она понимается как самостоятельный эмерджентный феномен, не сводимый к порождающим его характеристикам коммуникации. Выработка приемлемой социально-философской модели социальности, способной отражать различные тенденции информационного общества, предполагает необходимость отказа от традиционных подходов к пониманию социальной реальности, развивавшихся в социальных условиях, далеких от тех реалий, описание которых являлось в данной работе одной из главных теоретических задач. Являясь системным свойством коммуникации, несводимым к изначальным коммуникационным условиям, социальность информационного общества оказывается вынужденной отстаивать свою самостоятельность и независимость от коммуникационных технологий, демонстрирующих серьезный потенциал влияния на аспекты социальности. Информационное общество, таким образом, оказывается не просто полезной надстройкой над социальной реальностью, но мощным фактором трансформации этой реальности.
Как было показано в данном исследовании, магистральной динамикой информационного общества по отношению к социальности является процесс вторжения инфраструктуры в ландшафт. Главными характеристиками информационного общества, в этом отношении, являются не преобладание сферы услуг над сферой производства и не развитие возможностей массовой коммуникации как таковое. Для трансформации социальности являются наиболее важными такие особенности информационного общества как разделение на командный центр и на сверхиндустриальную исполнительскую периферию, проекция сферы производства на сферу потребления, а также сетевой паттерн социализации. В этих условиях коммуникация становится колонизированной представителями сетевых структур, стремящихся через использование коммуникационных технологий модифицировать социальность информационного общества в соответствии с кодом своих сетей. На ведущую роль в этом процессе могут претендовать любые сетевые структуры, обнаружившие потенциал трансформации социальности, который предоставляют информационные технологии. Трансформирующаяся структура социальности, опосредованной сетевыми интерфейсами, позволяет с невиданной легкостью инициировать процессы самоподдерживающейся коммуникации, которые могут быть использованы как для решения значимых общественных проблем, так и для воплощения сомнительных проектов. Находясь в контексте современной рыночной экономики, социальность информационного общества становится подверженной всем характерным для этой экономики негативным процессам, усиленным достижениями информационных технологий. Наиболее тревожной динамикой с этой точки зрения является тенденция к выстраиванию нового gemeinschaft, воплощающего в себе нео-органицистский подход к пониманию взаимоотношений инфраструктуры и ландшафта. По сути, такой подход предполагает дальнейшую «дивидизацию» индивида, его «киборгизацию», его монтирование в структуру сетевых интерфейсов, отключение от которых означает исключение из социального пространства. Учитывая то, что основные рычаги управления генезисом техники и генезисом информационных технологий находятся не в руках общества (теперь уже понимаемого не как целостность, но как совокупность сетей, заинтересованных в сохранении гуманистического аспекта социальной реальности), а в руках специфических сетевых структур, можно говорить о формировании предпосылок для пересмотра основ социальной реальности как таковой.
Становится реалистичной перспектива «информационного средневековья», для которого будет характерна феодальная раздробленность сетевых структур социальности, монополизированное в догматическом ключе различными видами информационного контента массовое сознание, доминирование в общем поле социальности закрытых структур, имеющих доступ к генезису техники, а также являющихся носителями специализированных знаний. С учетом такой перспективы становится крайне актуальной задача отстаивания независимости социальности от вторжений со стороны технически опосредованной коммуникации, как практическое выражение принципа социальности. Ключевым фактором в этом процессе может явиться противопоставление закрытым структурам, являющимся агентами «информационного средневековья», открытых социальных иерархий, использующих позитивный потенциал информационных технологий для установления такого режима воспроизведения социальности, в котором гуманистический аспект будет доминирующим, а не инструментальным. Иными словами, обслуживание гуманистического аспекта социальности постольку, поскольку он является условием извлечения выгоды из широких масс участников коммуникации, может уступить место приоритету самостоятельной, в самой себе имеющей смысл и ценность социальности. Дальнейшее расхождение между социальностью, укорененной в биологических и психических особенностях человека, и потому «медленной», и развитием технологически опосредованной коммуникации, во всех отношениях являющейся «быстрой», может привести к тотальной зависимости социальной реальности от генезиса техники, и, следовательно, от контролирующих этот генезис инстанций. Инфраструктура может полностью переработать ландшафт и вместо пейзажей привычной социальности человек, в лучшем случае, может оказаться наблюдателем гипериндустриальных пустошей. Данное исследование было направлено также на то, чтобы внести вклад в предотвращение реализации такой перспективы. Дальнейшее проведение исследований в этой области может быть связано с несколькими ключевыми пунктами: 1.
Является перспективной разработка междисциплинарных связей между социальной философией, социологией и исследованиями в теории хаоса, способными эксплицировать фрактальность и нелинейность социальности на новом уровне, как в теоретическом, так и в прикладном аспектах. 2. Подлежит дальнейшему осмыслению теоретическое наследие Н. Лумана, социально-философская теория которого представляется наиболее перспективной в аспекте ее применения к анализу процессов информационного общества. 3. Становится актуальным выявление экономических оснований информационного общества, а также установление связи между этими основаниями и процессами трансформации социальности. 4. Требуется концептуальная разработка проблемы отстаивания независимости социальности по отношению к технически опосредованной коммуникации. 5. Представляется перспективным создание комплексного теоретикометодологического подхода к проблемам информационного общества, обладающего адекватным для отражения исследуемой реальности инструментарием, а также высокой степенью теоретической гибкости, способной обеспечить коэволюцию трансформирующейся с высокой скоростью реальности информационного общества и описывающей ее социальной теории.
<< | >>
Источник: Православский Стефан Сергеевич. ПРИНЦИП СОЦИАЛЬНОСТИ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ. 2015

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение
  11. с) Дизъюнктивное умозаключение
  12. III. Умозаключение
  13. III. Умозаключение
  14. § 3. Участие в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения