<<
>>

1.4.4. «Постжизнь» и «постчеловек»: Проблемы экологии души

Становление массового общества и массового человека остро поставило проблему необходимости пересмотра всей системы отношений человека с миром и с самим собой. Очевидно, в XXI в. необходима иная парадигма этих отношений, другое их осмысление.
Все это - проблемы многоаспектно понимаемой экологии: экологии природы, экологии самого человека, экологии души. «Извращенный дух познания, превращающий науку в орудие разрушения природы, извращение человеческих потребностей, заставляющее интенсифицировать производство вместо более рационального использования его продуктов, постепенно превращают природный мир в мир постприродный» (80, с. 72). Практически каждый шаг, который делал человек по пути научного и материально-технического прогресса, был шагом, приближавшим его не к торжеству разума, а к грядущей катастрофе. Как известно, человеческий характер, излишне увлеченный техникой, движимый желанием, максимально механизировав проявления жизни, превратить органическое в неорганическое, Э. Фромм определял как некрофильский, и он был прав, «усмотрев в этом глубинную опасность перерождения самого человеческого характера, ибо, деантропологизировав творчество, человек утрачивает, в конечном счете, всякий смысл собственного пребывания в бытии» (там же, с. 75). Само бытие обретает энтропийный характер, когда оказываются равноценными и равновозможными любые, даже взаимоисключающие тенденции развития. Все это - условия рождения постчеловека и наступления постжизни.

Говоря о наступлении постчеловеческой цивилизации, Само- хвапова подчеркивает наличие двух смыслов этого понятия. Первый - как бы метафорический, когда не подразумевается, что человек ушел из бытия. Просто он создал такой мир, который приобрел независимость от него и теперь способен развиваться по собственным внутренним (автономным) законам. Человек утратил контроль над этим миром и стал вынужден искать пути самоопределения в нем.

Второй смысл - более «продвинутый». Имеется в виду, что сделанные человеком открытия и созданные им технологии способны изменить представление о прежних характеристиках человека. Легитимизация клонирования, когда некоторые люди получают возможность иметь живой склад «запчастей», успехи трансплантации, манипуляции генной инженерии, открытие гена, ответственного за старение организма, и возможностей блокировки этого гена — все это сделает человека (точнее, некоторых людей) едва ли не бессмертным. Итак, «деантро- пологизированный человек, постчеловек, манифестирует собой и наступление постжизни» (80, с. 82).

Состояние, называемое постдействительностью, характеризуется ощущением, проистекающим из сознания невозможности изменить происходящее. Прошлое отвергнуто, будущее покрыто мраком, всякая деятельность натыкается на свои пределы, которые порождены ее же собственным развитием. «Единственная и неоспоримая полнота, которую переживает современный человек, - это полнота «жизненной дезориентации», связанная с утратой абсолютной системы ценностей, как писал... X. Ортега-и-Гассет. Растворение всякой перспективы в клубке окказиональностей, когда движение как бы замирает и начинается ветвление вероятностей, ничем не мотивируемых и не направляемых, и свидетельствует о вхождении в фазу постдействительности... Действительность, которая втайне начала подумывать об эвтаназии?» (80, с. 87-88). Это неосознанное тяготение к небытию, жажда бездны есть проявление своеобразного коллективного невроза, «в который складываются все проявления стрессов и депрессии в обществе, патодеструктивная мотивация современной культуры, ведущей игру со стихией хаоса, развязывающей в подсознании человека силы, грозящие затопить достигнутое многовековой историей становления человека его самосознание» (80, с. 88).

Особенность постжизни заключается в том, что человек ищет спасения и утешения не в Боге и в вере, а в бегстве в виртуальные миры как своего рода «землю обетованную». Как замечает А.И.

Лучанкин, «виртуальный мир сегодня - сотериологическая реальность спасения и утешения, критика которой лишь укрепляет ее притягательность не только для тех, кто ищет традиционного избавления от мерзостей жизни, но и для вполне состоятельных (с точки зрения успеха - состоявшихся) людей» (50, с. 76).

В рамках определения постжизни рельефнее выступает проблема имитации, в частности имитационная природа техники. Отличительным признаком западной культуры, начиная с древних греков, стала узаконенная ею имитация действий Бога и природы. Виртуальная реальность возникает в результате попытки постичь замысел Бога, создавшего реальную природу и реальный человеческий мир. Закономерным результатом развития этой тенденции западноевропейской культуры является философско-экономическая концепция К. Маркса, призывавшего изменить мир (т.е. осуществить божественное деяние). Но окончательно очевидными свойственные западноевропейской культуре идеи имитаторства становятся с созданием компьютерной техники, которая начинает замещать человека в сфере мыслительной деятельности и имитировать работу мозга.

<< | >>
Источник: И.И. РЕМЕЗОВА. Современная философская антропология: Аналит. обзор / РАН. ИНИОН. Отд. философии / Отв. ред. Панченко А.И. - М., - (Сер.: Пробл. философии). - 88 с. 2005

Еще по теме 1.4.4. «Постжизнь» и «постчеловек»: Проблемы экологии души:

  1. 20.3. Глобальные проблемы современности
  2. Политическая организация общества.
  3. 1.4.4. «Постжизнь» и «постчеловек»: Проблемы экологии души
  4. Кто подставил Президента
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВОЗМОЖНЫХ ЦЕЛЕВЫХ АУДИТОРИЙ
  7. Космос ислама...
  8. Гераклит (фр. 95)
  9. ОТ РЕДАКТОРА
  10. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВ Н.А. Лазаревич
  11. Л
  12. ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ-
  13. Глобальные проблемы современности