<<
>>

1.4.7. Новый рубеж — постантропологическая эпоха

Сегодня, считает Марков, философия вошла в постантропологическую эпоху, для которой характерен отказ от идеи человека как высшей ценности, дающей ориентиры для общественного развития.
И, тем не менее, нельзя однозначно говорить о кризисе философской антропологии. «Во-первых, речь идет о кризисе абсолютистских претензий отдельных представителей антропологической парадигмы, т.е. о кризисе антропологического мышления, ищущего основания культуры в идее или в природе человека» (58, с. 170-171). Человек в данном случае рассматривается как субъект познания и практики, и по его меркам осуществляется оценка любых явлений природы и произведений духа. «Но на самом деле не только природа, но и созданные человеком вещи и институты становятся самостоятельной реальностью, развивающейся по своим законам, и эти системы, в свою очередь, предъявляют свои требования к человеку и его деятельности» (там же). Постантропологическое мышление отказывается от претензий на тотализирующую роль дискурса о человеке. «Человек не есть нечто заданное природой или сотворенное Богом. Он не сводится к природному или культурному, к биологическому или метафизическому, моральному или инструментально-техническому. Разум и сердце, расчетливость и моральность нельзя сводить к внеисто- рическим метафизическим сущностям... они имеют культурно- историческое значение и в каждую историческую эпоху проявляются по-разному» (58, с. 171).

Реальным результатом постантропологического мышления становится то, что различные социальные институты обретают большую ценность, чем человек. Социальная практика, институционали- зируясь, заслоняет человека. Об этом пишет П. Мейтув: «Ставшая практика, мыслимая вначале как существующая для человека, приобретает самодовлеющий характер и подчиняет человека себе. Социолог мог бы назвать этот процесс "институционализацией практики", поскольку в этот момент практика выходит из-под контроля человеческих воль, осуществляющегося через социальные структуры и управление, и начинает жить собственной естественной самовоспроизводящейся жизнью - становится социальным институтом» (60, с.

35).

Характеризуя постантропологическую эпоху как абсурдную, трагическую и смутную, Ю.Г. Волков и B.C. Поликарпов отмечают, что она является эпохой перехода от «человечества в себе» к «человечеству для себя». В такую эпоху наиболее ярко проявляется двойственность природы человека, которая «осциллирует между ангелом и дьяволом», между добром и злом, между хаосом и порядком. «Противоречивый характер человеческого существования рождает и концепции, отражающие спектр альтернатив этого существования, диапазон которых заключен между крайним пессимизмом и безоглядным оптимизмом» (19, с. 242). Ссылаясь на концепцию «стратегии выживания» человечества, выдвинутую А. Печчеи в его книгах «Человеческие качества» и «Сто страниц для будущего», Волков и Поликарпов приходят к выводу о том, что необходим новый гуманизм, вписанный в технологический век с его компьютерами, генной инженерией, микроэлектроникой, лазерами, космическими спутниками, кабельным телевидением и т.д. «Именно этот новый гуманизм должен выступать в качестве источника появления новых духовных, этических, философских, эстетических, социальных, политических, творческих мотивов поведения, неисчерпаемым кладезем для восстановления истинно человеческих чувств: любви, дружбы, взаимопонимания, солидарности, жертвенности и т.д.» (19, с. 244). Особенность нового гуманизма заключается в том, что он имеет свои этические и моральные основы во внутреннем мире человека.

<< | >>
Источник: И.И. РЕМЕЗОВА. Современная философская антропология: Аналит. обзор / РАН. ИНИОН. Отд. философии / Отв. ред. Панченко А.И. - М., - (Сер.: Пробл. философии). - 88 с. 2005

Еще по теме 1.4.7. Новый рубеж — постантропологическая эпоха:

  1. Библиография:
  2. Библиография:
  3. 22.2. Социально-экономические и политические причины,осложнившие выход страны на новые рубежи
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. 1.4.7. Новый рубеж — постантропологическая эпоха
  6. Письмо четвертое Последняя эпоха древней науки
  7. § 2 . Пограничные проблемы Российской Федерации. Фактор «новых границ»
  8. Четвертая Глава Патриотизм и национализм в Россит-1825-1921 63. Русские мемуары, М., 1990, ее. 179, 181. 64. B.C. Соловьев. Цит. соч., ее. 437, 438, 439. 65. В.А. Найшуль. "Рубеж двух эпох"// Время МН, 6 марта, 2000. 66. Михаил Назаров. Тайна России, М., 1990, с. 578. 67. Виталий Найшуль. "Мы еще не проиграли"// Известия, 10 августа 2001. 68. К. Маркс и Ф. Энгельс Собр. соч., М., т. 1, с. 414. 69. Цит. по: В новом свете, Нью-Йорк, 3 января 1997. 70. Н.А. Бердяев. Новое средневековье, Берлин, 192
  9. Социально-экономические и политические причины, осложнившие выход страны на новые рубежи
  10. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  11. Начало эпохи крестовых походов (1050-1100-е гг.)
  12. Лекция 7. Эпоха раннего Нового времени