<<
>>

Степень разработанности проблемы.

В данном исследовании предпринята попытка проанализировать мифологические основания современного регионалистского дискурса, то есть, используя современные подходы к понятиям мифа и дискурса, выявить механизмы, формирующие социокультурные облики современных регионов как особых пространственных единиц, обладающих физическими и функциональными свойствами.
Тематику подобного исследования невозможно раскрыть без опоры на труды в области философии, культурологии, антропологии, лингвистики, а также политических, географических и социологических наук. В работе широко использовалась зарубежная и отечественная научная литература, затрагивающая как отдельные аспекты исследования, так и обобщённые концептуальные подходы. Вопросы восприятия пространства через призму культуры XX века и его эволюции отражены в работах известных авторов, описывавших проблемы трансформаций дискурсов Модерна и Постмодерна. Эта тема стала одним из важнейших мотивов работ зарубежных философов - Ж.-Ф. Лиотара [84], Ж. Бодрийяра [14], Ж. Деррида [33], Ю. Хабермаса [141], Ф. Фукуямы [140], А. Сокала и Ж. Брикмона [113], М. Кастельса [60], Ф. Джеймсона [195]. Среди российских исследователей отдельные аспекты указанных проблем затрагивают А. И. Неклесса [97], Л. Г. Ионин [49], А. В. Шестопал [170], А. В. Костина [68], Д. Г. Горин [26], Т. В. Панфилова [99][210]. Проблему постмодернистского понимания самого термина «дискурс» в современных условиях разобрал голландский лингвист Т. А. Ван Дейк [221]. Мифологическое осмысление пространства в эпоху Постмодерна тесно связано с темой постсекулярности, научная разработка которой началась относительно недавно. Одним из первых российских исследователей данной проблемы стал А. И. Кырлежев [73]. Кроме того, проблемы постсекулярности затрагивали Ю. Хабермас [141], Дж. К. Хэдден [187], М. Эггерт и Л. Хёльшер [178] , А. И. Узланер [110], Ю. М. Почта [106], А.
В. Щипков [153], К. М. Товбин [122]. Значительное влияние на формирование современных пространственных представлений в XX веке оказали представители геополитических школ Европы, США и России - Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, Х. Маккиндер, Ф. Науман, А. Тойнби, С. Хантингтон, И. Валлерстайн1. Анализ эволюции дискурса о социокультурном пространстве провёл М. Фуко, который в постструктуралистской традиции рассмотрел такие вопросы, как соотношение пространства с властью, дискурсом, культурой и мифом. Его идеи были развиты в трудах французского социолога А. Лефевра [83] и проанализированы Э. Сойей [218]. Кроме того, весомый вклад в развитие современных представлений о социокультурном пространстве внесла концепция «ризомы», описанная французскими постструктуралистами Ж. Делёзом и Ф. Гваттари [29]. Значительный вклад в изучение актуальных дискурсивных практик пространства внёс современный российский исследователь Д. Н. Замятин [46][43][44][45], чей научный интерес распространяется на моделирование географических образов и образов пространства, описание локальных текстов, региональных нарративов и стратегий пространственных воображений. Многие идеи, связанные с семантикой культурного ландшафта, были развиты О. А. Лаврёновой [74][76]. Изучение концепции региона и дискурса регионализма в конце XX - начале XXI века стало одним из наиболее быстро развивающихся направлений в зарубежных политологических исследованиях. Автором известного комплексного подхода к проблеме региона является П. Шмитт-Эгнер [214], а среди российских исследователей - Р. Ф. Туровский [132]. Проблема региона в последнее время всё чаще рассматривается в контексте регионализма. Б. Хеттне [190] [188], Ф. Сёдербаум [192][215], А. Сапир [190], О. Сункель, А. Инотай [191], Р. Вяйринен [223] описали теорию «нового регионализма», ставшую популярной в современных социологических и политологических исследованиях. Концептуальное рассмотрение видов, проблем, функций и методов регионализма содержится также в научных трудах Л.
Хённигхаузена [212], М. Фрея [там же], Дж. Пикока [там же], Н. Стейнера [там же], Л. Фосет [182], А. Хьюрелла [там же], А.М. Кацовича [197], М. Шульца [215], Й. Ойендаля [там же]. В свою очередь Т. Хюглин [194], М. Китинг [199] [200][201], Д. Гердес [185], Р. Стурм, Дж. Зюсснер [219], Л. Хёрнштрём [193], К. Боронская-Хрыневецкая [172] рассматривали концептуальные проблемы регионализма на примере Европы и Европейского союза. Х. Гани [186], Дж. Кастро-Реа [там же], А. Найт [там же], А. Кэплинг [174], К. Р. Носсал [174] описали основные тренды процессов регионализма и регионализации на примере Американских континентов. С. Ким [202], К. Армстронг [там же], Г. Розман [там же], С. Коткин [там же], Е. Шадрина [217] выявляли регионалистские тенденции в Восточной Азии. Проблему современной «философии границы» затрагивала М. В. Силантьева [112]. Формированию новой геополитической реальности и изменению пространственного восприятия в современном мире посвящён ряд трудов философско-социологической школы МГИМО МИД России (ряд аспектов этой проблемы рассматривается в работах А. В. Торкунова [129] и А. И. Подберёзкина [102] [36]). Среди российских авторов всеобъемлющее исследование регионализма как культурного явления провёл В. Н. Стрелецкий, который предложил новые исследовательские парадигмы «культурного регионализма», чем заполнил сохранявшуюся нишу в отечественных исследованиях [118][119][116][117]. Кроме того, весомый вклад в описание форм и теории регионализма внесли И. М. Бусыгина [15], И. К. Шевцова [145], Г. О. Яровой [169], И. К. Жуков [41], А. Н. Аринин [6], Г. В. Марченко [там же], А. Б. Каримова [58]. Один из крупнейших мировых исследовательских центров прикладных и теоретических проблем регионализма - Институт сравнительных исследований региональной интеграции при Университете ООН (иКУ-СМЗ) - издал более 90 научных работ, посвящённых данной проблеме. Следует выделить монографию директора данного института Л. Ван Лангенхове «Строительство регионов: регионализация мирового порядка», в которой предпринимается попытка описать формы современного регионализма с концептуальных, теоретико-прикладных позиций и на междисциплинарном уровне как новую парадигму восприятия глобального и локального пространства в XXI веке [222].
Ключевое место в настоящем исследовании занимает ряд вопросов, связанных с функциями мифа как универсального семиотического элемента современного регионалистского дискурса. В XX веке с сильнейшими историческими и идеологическими изменениями понятие «миф» становится одной из важнейших категорий философии и культурологии, найдя отражение в трудах Ф. Боаса [171], Б. Малиновского [91], Л. Леви-Брюля [80], Э. Кассирера [59], К. Леви-Стросса [82][81], А. Ф. Лосева [86][88][87]. Значительный вклад в разработку теории мифа в середине XX века внёс французский философ Р. Барт [8], который опирался на опыт изучения мифа в лингвистике (Ф. де Соссюр), психоанализе (З. Фрейд, К. Г. Юнг), структурной антропологии (К. Леви-Стросс). Среди российских исследователей необходимо выделить труды Е. М. Мелетинского, проанализировавшего и обобщившего мировой опыт исследований проблем мифа и мифологии [93]. Важно также отметить работы М. Элиаде, посвящённые изучению архетипов пространственного восприятия и находящиеся в плоскости феноменологических исследований функции мифа [162][160][161][163]. Данные проблемы рассматривают С. А. Токарев [124], В. Н. Топоров [128][126][127], В. С. Глаголев [25], Д. О. Торшилов [130], а также Т. Н. Джаксон [34], И. Г. Коновалова [там же], А. В. Подосинов [там же], О. К. Михельсон [95]. Мифологические основания современного регионалистского дискурса на примере Калининградской области преломились в трудах, посвящённых культуре, истории, идентичности, мифологии и дискурсивным практикам данного региона, А. П. Клемешева [64], Н. В. Андрейчук [4], Л. М. Гаврилиной [3], Г. И. Берестнева [12], Г. М. Фёдорова [64], И. И. Комаровой [65], Г. В. Кретинина [70], С. П. Гальцовой [183], В. К. Кантора [56], В. Н. Шульгина [150], М. С. Попова [105], Д. В. Якшиной [168], В. В. Кривошеева [71], Л. В. Рубцовой [111], М. Эгремонта [179] , А. М. Сологубова [114]. Вместе с тем следует отметить, что степень разработанности проблемы настоящего исследования не поддаётся однозначной оценке.
Существенную трудность вызывает значительный междисциплинарный разброс тех трудов, которые затрагивают философские проблемы социокультурного пространства, дискурсивных практик, региона и регионализма, глобализационных процессов, отражения мифов и архетипов сознания на восприятии пространства. При этом наблюдается недостаток в концептуальных, обобщающих и междисциплинарных работах, анализирующих мифологические основания современного регионалистского дискурса с философских позиций. Объект исследования: дискурс регионализма в современной философской мысли. Предмет исследования: мифологические основания современного регионалистского дискурса. Цель диссертационной работы: предложить новую модель, с помощью которой можно анализировать структуру современного регионалистского дискурса и выявлять его мифологические основания. Указанная цель конкретизируется в следующих задачах исследования: - проанализировать спектр современных подходов к понятиям «регионализм» и «регионалистский дискурс» в зарубежных и отечественных источниках и предложить их актуальные определения; - проследить влияние историко-культурных предпосылок на современные представления о региональном социокультурном пространстве; - прояснить основные теоретические аспекты мифа, показать его функции в интерпретации регионального социокультурного пространства; - раскрыть сущность пространственных архетипов axis mundi и imago mundi как базовых элементов оформления социокультурного пространства в мифологическом сознании; - определить влияние космогонических архетипов «победа над хаосом», «потерянный рай» и genius loci на оформление социокультурного пространства в мифологическом сознании; - выявить архетипические и мифологические элементы в современном регионалистском дискурсе на примере Калининградской области. Основная гипотеза исследования: проявления регионалистского дискурса являются результатом потребности человека в мифологическом структурировании регионального социокультурного пространства. Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем: - предложен новый междисциплинарный подход к определению терминов «регионализм» и «регионалистский дискурс», позволяющий использовать их при анализе широкого спектра социокультурных явлений; - появление и развитие идей регионализма впервые теоретически связано с изменением восприятия социокультурного пространства под воздействием культурных процессов Модерна и Постмодерна; - на основе теорий мифа, разработанных в философии XX века, предложен ранее не применявшийся подход, в рамках которого миф рассматривается как базовый элемент современного регионалистского дискурса; - с опорой на феноменологический подход в антропологии и религиоведении уточнены и проанализированы универсальные структуры сознания (архетипы), участвующие в структурировании регионального социокультурного пространства (axis mundi, imago mundi, «победа над хаосом», «золотой век», genius loci); - предложена новая модель анализа локального регионалистского дискурса, состоящая из системы архетипов восприятия социокультурного пространства, которые выражаются в современном региональном мифотворчестве; - с помощью предложенной модели выявлены устойчивые регионалистские мифы в социокультурном пространстве Калининградской области.
<< | >>
Источник: ЩИПКОВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО РЕГИОНАЛИСТСКОГО ДИСКУРСА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. 2016

Еще по теме Степень разработанности проблемы.:

  1. Степень разработанности проблемы
  2. Степень разработанности темы исследования
  3. Степень разработанности проблемы исследования.
  4. Степень разработанности проблемы.
  5. Степень разработанности проблемы.
  6. Степень научной разработанности проблемы.
  7. Степень разработанности темы исследования.
  8. Актуальность и степень разработанности проблемы исследования
  9. Актуальность и степень разработанности проблемы исследования
  10. Степень научной разработанности проблемы
  11. Степень разработанности проблемы.
  12. Степень разработанности проблемы исследования.
  13. Степень разработанности проблемы.
  14. Степень научной разработанности проблемы.