>>

Введение

«Философская антропология» соотносится в данной работе с широким спектром исследований антропологической проблематики, осуществляемых в современной западной философии .

Современная философская антропология будет рассматриваться преимущественно как функционирование определенных парадигм и традиций исследования и осмысления философско- антропологической проблематики.

Такой подход позволяет наиболее полно представить характер и содержание разработки соответствующей проблематики в западной философии в настоящее время.

Философско-антропологические усилия реализуются в современной западной философии в весьма широком наборе форм. Вместе с тем правомерно утверждать, что все эти формы конституируются стремлением определить специфику природы и существования человека.

Следует подчеркнуть, что речь не идет о каком-то эссенциа- листском дискурсе, присущем традиционной метафизике. Значимым компонентом современной западной философии, прежде всего континентальной, стали размышления М. Хайдеггера о гуманизме, метафизике и метафизической антропологии, М. Фуко об угасании гуманизма и кризисе образа человека, сконструированного европейскими нововременными науками, и т.п. Не стоит забывать и о рассуждениях об «эпохе пост-человеческого», о невозможности поиска каких-либо универсальных антропологических констант и т.д.

Эксплицитное выражение теоретической цели как попытки сущностного определения человека встречается в современной философской литературе крайне редко. Тем не менее можно высказать предположение, что такова задача, которую в той или иной форме и формате ставят перед собой те, кто обращается к фило- софско-антропологической тематике. Соответственно, поиск некой предполагаемой «природы человека» или, выражаясь более современным языком его «сущностной идентичности», мы вправе считать регулятивной идеей разнообразных исследований, так или иначе связанных с философско-антропологической проблематикой.

Различные теории и подходы к этой проблематике фактически ориентированы на концептуализацию «природы человека». Даже в тех случаях, когда эксплицитно провозглашается «отрицание человеческой природы», такое отрицание указывает на определенную философскую и научную предметность и предполагает размышление об этой предметности.

Философскую антропологию в широком смысле можно понимать и как вариант, а в чем-то и завершение, работы по прояснению условий существования и природы человека. Речь идет о «философском просвещении».

В данной работе «природа человека», «человеческая природа» рассматривается главным образом в онтологическом ключе. Соответственно, анализируются те работы, в которых природа человека предстает как определенная бытийная структура, постигаемая научными и философскими средствами, а не как социальный конструкт, всегда выступающий в какой-то конкретной исторической и культурной форме1.

Простое сведение воедино научных знаний о человеке неспособно дать знание о человеке как таковом и в целом. А ведь именно о «человеке как таковом и в целом» фактически идет речь в теоре- тическом рассуждении о «природе» или «сущности» человека. Только философия способна предпринять попытку постичь «сущность» или «природу» человека, поскольку установка на постижение целостности или сущности чего-либо является характерной особенностью философии. Так можно резюмировать попытки обосновать правомерность философской антропологии как особой философско-теоретической деятельности или даже особой философской дисциплины.

Возникает вопрос, если выражаться несколько парадоксально, о «природе такой сущности», ее онтологической локализации и определенности.

Философия издавна отстаивает позицию, в соответствии с которой природное существо «человек» в силу своей «сущности» переступает пределы своей собственной природной определенности и, соответственно, его нельзя в полной мере постичь только средствами естественнонаучного познания.

Традиционная метафизика называла такую присущую человеку способность «разумом», а позднее - «духом».

Если не пользоваться такими традиционными понятиями, то можно говорить о рефлексивном измерении человеческого сознания, которое функционирует как бы вне сугубо природной определенности. При этом особенно важным представляется то, что мы имеем дело с данностью сознания, подлежащей описанию и теоретическому постижению. Такое описание возможно, вне соотнесения с теологическим или философско-метафизическим контекстом. (В этом обстоятельстве многие видят основу существования социальных и гуманитарных наук.)

Итак, вопрос о природе человека, о его сущностной определенности может рассматриваться как общий конституирующий момент и как общий ориентир разнообразных философско- антропологических устремлений. Такой общий конституирующий момент представал и предстает преимущественно как вопрос о «месте человека» в природе, космосе, иногда в «бытии». Это вопрос об отношении человека к другим сферам сущего или о его своеобразии в сопоставлении с такими сферами сущего.

В самом общем виде можно сказать в связи с этим, что философская антропология призвана решить задачу концептуально представить человека в его единстве: как целостное образование; как существо и природно-биологическое, и социальное. Стремление решить такую задачу можно назвать базисной философско- антропологической интенцией, связанной с попыткой определить место человека в бытии, соответственно дать общую «сущностную» характеристику человека.

Как уже отмечено, философско-антропологическая задача в современной западной философии решается в различных формах и объемах. Это определяет структуру данной работы.

В первом параграфе будут рассмотрены работы, в которых предпринимается попытка представить более или менее целостную философскую концепцию человека, его природы, функционирования и действия. Реализация такой попытки в рассматриваемых работах, как правило, не ставится эксплицитно в качестве основной теоретической задачи. Эта задача фактически решается в рамках исследования различных философско-антропологических проблем.

В реконструкции результатов этих исследований в виде целостного философско-концептуального «образа человека» заключается одна из основных целей нашей работы.

Второй параграф посвящен философско-антропологической проблематике, как она представлена в современной аналитической философии сознания. Прежде всего речь идет об отношениях между ментальностью и телом, которые всегда образовывали важнейший элемент философско-антропологической проблематики в широком смысле. В силу специфики данной работы уделено внимание прежде всего тем работам, в которых предпринимаются попытки подвести определенный итог или резюмировать результаты многообразных исследований в современной аналитической философии сознания.

Внимание будет уделено тем теоретическим подходам, где проблематика сознания рассматривается в соотнесении и увязке с физической и биологической структурой человека. Разумеется, указанное соотнесение является одной из фундаментальных характеристик философии сознания. Речь идет о разработках, где такое соотнесение носит эксплицитный характер. Соответственно, именно такие разработки правомерно отнести к тем, что созвучны фило- софско-антропологической традиции в западной философии.

Кроме того, во втором параграфе представлены работы, исследующие вопросы самосознания, субъектности и личностной идентичности, издавна составляющие сердцевину осмысления антропологической проблематики в западной философии. Внимание сосредоточено на наиболее актуальных подходах к данным вопросам в аналитической философии. Наряду с рассмотрением того, как исследуется философско- антропологическая проблематика в рамках отдельных концепций и исследовательских парадигм используется и членение на континентальную и аналитическую в современной западной философии.

Обычно под континентальной философией понимают европейскую философию. Само обозначение призвано указать на отличие европейской философии от философии в англоязычном мире по крайней мере, от «мейнстрима» этой философии.

Как правило, континентальная философия соотносится с такими течениями европейской философии XX столетия как феноменология, экзистенциализм, структурализм, постструктурализм, постмодернизм и др. Иногда к этим течениям добавляют теоретические традиции марксизма и психоанализа, прежде всего фрейдизма.

Континентальная философская антропология в последнее время в значительной мере представляет собой изучение и осмысление того философско-антропологического арсенала, который сформировался на протяжении XX и отчасти XIX столетия. При этом выражение «философско-антропологический арсенал» следует понимать в широком смысле. Вместе с тем предпринимаются попытки новаторской концептуализации философско-антропол- гической проблематики в виде целостного «сущностного образа человека». В данной работе интересны именно такие концепции.

Философско-антропологическая тематика в аналитической философии связана, прежде всего, с проблематикой философии сознания в ее различных вариантах, а также с проблематикой субъ- ектности и с проблематикой личностной идентичности.

Данная работа ограничивается рассмотрением настоящего состояния исследования философско-антропологической проблематики в аналитической философии. Вместе с тем такое исследование опирается на свою собственную историю, в каких-то элементах совпадающую с историей аналитической философии вообще, а в каких-то насчитывающую несколько последних десятилетий. Эта история находит продолжение в той или иной форме в новейших разработках.

Аналитическая философия сегодня при разработке философско-антропологической проблематики так или иначе соотносится с открытиями молекулярной биологии, нанотехнологии, генной инженерии, с разработками искусственного разума, «искусственной жизни», сложных адаптивных систем и целым рядом других сфер науки и технологии.

Полученные наукой результаты и перспективные разработки позволяют по-новому рассматривать человека и его место в природе, а философски осмысленная характеристика положения человека во Вселенной является важнейшей целью философско-антрополо- гических усилий.

Вместе с тем очень важно подчеркнуть то обстоятельство, что аналитическая философия в своих философско-антрополо- гических устремлениях не выступает только в качестве той или иной эксплицитной философской интерпретации научных данных. Она берет на себя функции объектного исследования, подчиняющегося тем же строгим критериям объективного знания, что и науки, изучающие человека.

Рассмотрение концепций, воплощающих не только различные воззрения, но и относящихся (формально) к различным парадигмам и традициям, позволяет представить в сжатом виде широкий спектр разработок соответствующего тематического фи- лософско-антропологического поля.

| >>
Источник: Ю.А. Кимелев. Западная философская антропология на рубеже XX- К 40 XXI веков. Обзор / РАН. ИНИОН. Центр гуманит. На уч.-информ. исслед. Отдел философии. Отв. ред. Панченко А.И. - М. - 76 с.. 2007

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ